NEWS Хотим улучшить сайт, нужна ваша помощь! Подробнее...
От Администрации Ranobe-club.ru: На данный момент, это последняя переведённая/купленная нами глава данного ранобэ. Что бы не пропустить выход новых глав, подпишитесь на уведомления вк о их появлении и/или вступите в группу вк, что бы получать новости тайтла в свою ленту. Так же, в вк группе периодически проходят совместные покупки новых глав среди наших читателей, присоединяйтесь и вы! Небольшой вклад в 10-30 руб. от каждого, позволит нам купить и выложить большое количество глав в свободный доступ.

Интерлюдия 23 - Братья Рюкнер

- «Ко мне посетитель…?» (Министр Финансов)

- «Да.» (Конрад)

- «Ну и кто же это?» (Министр)

- «Это...» (Конрад)

Столица Королевства Хельмут, Кабинет Министра Финансов Рюкнера.

К Министру Финансов, после ознакомления подписывающему накопившиеся документы, вошёл его секретарь и сообщил о посетителе.

- «Конрад, что случилось, давай быстрее!» (Министр Финансов)

- «Как вы и предупреждали, пришёл «джентльмен» и настаивает на личной встрече, что мне ему передать?» (Конрад)

Испытывающе посмотрев на своего молодого секретаря, которому вряд ли кто мог дать более 25 лет, он ободряюще кивнул; после чего секретарь добавил, что «джентльмен» пришёл в очень хорошем настроении. А вот это уже было несколько странно, для занимающегося столь высокий пост благородного… и который явился сюда.

Речь как уже можно было догадаться, шла о младшем брате Министра Финансов Рюкнера, Главе Ревизионного Департамента Рюкнера. О кровном младшем брате, родившегося год спустя после появления на свет старшего.

Вскоре после этого Маркизский Дом Рюкнер, благодаря различным ухищрениям и интригам смог заполучить столь вожделенный пост Министра Финансов. По идее Министр Финансов избирался сроком на 5 лет, за исключением конечно различных непредвиденных ситуаций, таких как отставка и смерть.

Помимо Маркизского Дома Рюкнер право на этот пост имело ещё 4 благородных влиятельных Дома. Так что после окончания пятилетнего срока представитель любого из этих Домов мог потребовать проведения собрания, на котором при большинстве голосов и одобрения Короля, пост Министра Финансов мог занять кто-то другой. Но хоть такая возможность и существовала, но пользовались ей чрезвычайно редко, если конечно текущий Министр Финансов не начал впадать в старческий маразм. Тем более что представители всех пяти Домов служили в аппарате Министра Финансов, поэтому и возможностей для контроля ситуации при должном интеллекте у Министра Финансов хватало вполне.

В детстве между братьями Маркизского Дома Рюкнер были хорошие отношения, но всё изменилось после того как младший брат полностью осознал, что после достижения совершеннолетия он станет никем.

Хоть между детьми и старались делить сладости пополам, но положение Маркизского Дома, наследство и потенциальный пост Министра Финансов – это не конфеты, которые можно было разделить.

Но стоит отметить, что такие истории в благородных Домах были далеко не редкостью. В детстве родственники часто были товарищами по играм, но после взросления уже искренне друг друга ненавидели.

Так что старший брат начал свой путь к вершине в аппарате Министра Финансов, а младший после достижения совершеннолетия начал свою карьеру, став чиновником среднего звена. Причём такой относительно хороший пост стал возможен лишь благодаря поддержке его бывшего Дома и старшего брата.

Но младшим братом это было воспринято не только как должное, но скорее даже как саркастическая насмешка, снисходительное отношения к выброшенному на произвол судьбы сыну.

Так что в результате это ещё более простимулировало ненависть младшего брата по отношению к старшему. Причём эта ненависть ни на долю не утихла даже после получения должности Главы Ревизионного Департамента и титула назначенного Барона.

Старший брат был удивлён, когда добившись этого поста, младший брат начал всеми возможными способами пытаться доставить своему старшему брату различные проблемы.

Старший брат был в небольшом недоумении, ведь до этого момента он никак не пытался вредить своему родственнику, но откуда же тогда у него взялось столь предвзятое к нему отношение? Да даже если как-то попытаться извиниться, то это не принесёт никакого толка, а лишь возможно ещё больше его обозлит.

Но вскоре давление лишь усилилось, ведь его младший брат начал понемногу пытаться склонить на свою сторону назначенных благородных из финансового отдела. Вот только сколько времени уже длится это противостояние, а он так и не смог добиться смещения его с поста.

Что это, упрямство? Или что-то ещё…?

Хоть он и не знал этого наверняка, но на всякий случай его охрана была усилена, что не раз ему помогло, причём угрозы тогда шли совсем не от его брата, так что в какой-то степени он был ему даже благодарен.

Ну а сейчас он скорее всего пришёл на очередное необходимое по работе совещание. Ведь хоть они и «недолюбливали» друг друга, но занимаемые ими посты подразумевали проведение периодических совещаний, для попытки решения различных возникающих вопросов… но отчего в таком случае у него такое хорошее, по словам секретаря, настроение?

- «Пригласи его.» (Министр Финансов)

- «Эмм… вы считаете, что всё будет в порядке?» (Конрад)

Несмотря на то, что их встречи происходили до этого не раз, но с точки зрения Конрада, сейчас этот человек возможно мог замышлять нечто плохое.

- «Не думаю, что дойдёт до столь откровенного прямого убийства. В тот момент как это произойдёт – это будет смерть и для него, и он должен это прекрасно понимать. Но в то же время и приятных новостей от него никогда не исходило, так что лучше выслушать его как можно скорее.» (Министр Финансов)

- «Понял.» (Конрад)

- «Ну и как всегда, принесёшь этому идиоту чая… подешевле.» (Министр Финансов)

- «...Будет сделано.» (Конрад)

Спустя несколько минут, в сопровождении Конрада в комнату вошёл и сам Барон Рюкнер… кровный младший брат, но родственные связи между ними уже давно не имели никакого значения.

Задумавшись о том, сколько же крови уже успел попортить ему этот «родственник», Министр Финансов тем не менее сумел натянуть на себя приветственную улыбку.

- «От одного хорошо информированного человека мне удалось получить кое-какие сведения…» (Барон)

Конечно он сам хотел разобраться со всем этим как можно быстрее, но даже без намёка на приветствие… хм.

Но хоть Министр Финансов Рюкнер и был достаточно сильно удивлён, причём с негативным оттенком, но всё же кивнул, призывая Барона продолжить.

- «Кхм, до меня дошёл слух, что «Его Превосходительство» Министр Финансов в настоящее время всеми силами поддерживает развитие Диких Земель на южной оконечности Королевства Хельмут…» (Барон)

Вообще-то он более чем поддерживал развитие Диких Земель, он вложил большие деньги в сдерживание от необдуманных поступков столичных благородных и привидения их к определённым, нужным ему, мыслям.

Всё же был совсем не исключён вариант, что особо жадные благородные могут объединить усилия, и несмотря на всё сопротивление Барона Баумейстера, начать с сумасшедшей скоростью выкачивать из него деньги так, что на само развитие Диких Земель средств уже бы не осталось. Именно поэтому он, Министр Эдгар и покровитель Барона Баумейстера – Маркграф Брейтхильд, прикладывали существенные усилия для контроля над глупыми и жадными столичными благородными.

Но естественно никто и в страшном сне не мог заподозрить их в альтруизме, так как в обмен на свою помощь они собирались получить и соответственную прибыль.

- «К чему эти вопросы Барон? Ведь тебя это совершенно не касается.» (Министр Финансов)

Так как в этом деле не было задействовано ни одного золотого из бюджетных средств, то у Главы Ревизионного Департамента попросту не было возможности никуда подкопаться. Нет, конечно в бюджет Королевства уже была заложена помощь, но она будет выплачена позднее, лишь после проведения проверки как развиваются Дикие Земли. Так что и здесь у Барона Рюкнера не могло быть никаких рычагов давления.

- «К тому же насколько мне помнится, курсировали такие слухи, будто это именно ты пытался убить Барона Баумейстера.» (Министр Финансов)

Конечно по мнению самого Маркиза слухи эти были малость неправдивы, всё же такая организация как Гильдия Авантюристов не могла попасть под влияние всего лишь Барона… просто там в руководстве были идиоты. К тому же был выявлен и распространитель этих слухов – сын его младшего брата, которого он так и не признал.

Вот только среди простолюдинов этот слух считался очень даже правдивым.

Министру Финансов очень хотелось рассмеяться, вот только его противник был далеко не тем, кому можно рассмеяться в лицо. Но тем не менее ничего не мешало ему слегка развлечься, попытавшись подразнить младшего брата.

- «Эти подозрения не имеют под собой никаких оснований! Но отложим это в сторону, у меня есть новости, к которым лучше приготовиться заблаговременно…» (Барон)

Официально оба из них являлись государственными служащими, вот только один являлся Министром Финансов, а второй Главой Ревизионного Департамента. Поэтому естественно, что Министр Финансов был выше, так что и здесь его младшему брату приходилось обращаться к нему с подчинённой позиции.

Конечно Маркиз не сомневался, что за спиной от него кроме насмешек ничего не дождёшься, но при прямой встрече он был вынужден вести себя соответствующе. Как раз для него было бы наоборот хорошо, сделай его младший брат такой промах при свидетелях, вот только к сожалению он умел следить за своей речью.

- «Новости… ты хочешь мне о чём-то сообщить? (Министр Финансов)

- «Да, это касается плана по убийству Барона Баумейстера.» (Барон)

- «Хо? Так ты решил наконец-то признаться в своих коварных замыслах…?» (Министр Финансов)

Ему уже докладывали о намерениях его младшего брата убить Барона Баумейстера, являющегося основной фигурой в развитии Диких Земель. Так что старший брат не мог отказать себе в удовольствии саркастически поинтересоваться, не пришёл ли он добровольно во всём сознаться.

- «Не смешно… по дошедшей до меня информации, какой-то наёмник-авантюрист передал наследнику Рыцарского Дома Баумейстер древний магический артефакт.» (Барон)

- «Понятно…» (Министр Финансов)

Ему с трудом удалось сдержать рвущийся из него вопрос: «А не ты ли предоставил ему этот артефакт?». Ведь если он обвинит его в преступлении без существенных доказательств – то кроме неприятностей это ему ничего не принесёт.

- «Конечно было бы очень интересно узнать, как к вам дошла столь важная информация Барон…» (Министр Финансов)

По мнению Маркиза Рюкнера – сейчас всё походило на фарс. Но тем не менее обязанный придерживаться благородного и служебного этикета, он не мог откровенно это высмеять.

- «Но больше мне интересно, на что ты рассчитываешь Барон, придя сюда в такое время, и рассказав мне об этом?» (Министр Финансов)

Благородные, в особенности молодые, хоть и не часто, но случалось убивали друг друга, пусть это затем всеми силами и пытались замаскировать под несчастные случаи или отравления. И хоть с этим существовали определённые проблемы, но до тех пор пока на проведении дуэли не было серьёзных доказательств – наказания не было. А вот в случае их наличия – выжившего преступника вне всяких сомнений ожидала лишь суровая кара.

Какое их ждало наказание?

Это немного сложный вопрос, который рассматривался в каждом конкретном случае, но вне всяких сомнений оно будет суровым.

- «(Неужели не найдётся никаких доказательств…?)» (Министр Финансов)

У него не было даже малейших сомнений, что именно сидящий перед ним мужчина, предоставил тот магический артефакт старшему сыну Семьи Баумейстер. И если учесть расстояние и трудности в скорости достижения информации, то вполне могло статься, что наследник его уже активировал.

А смерть Барона Баумейстера повлечёт за собой очень много неприятностей, о чём его младший брат вне всяких сомнений знает.

Что же он планирует делать?

Отчего именно сейчас он решил прийти и сообщить ему это, мимоходом, будто делая некую милость?

- «Барон, если с Бароном Баумейстером что-то случится…» (Министр Финансов)

И в то время как он хотел продолжить: «…тебе может очень сильно не поздоровиться», сидящий перед ним мужчина прервав его, экспрессивно сказал:

- «Что за глупость, я верный слуга Королевства Хельмут. Да я попросту не смогу сделать что-то, что может повредить развитию южных Диких Земель!» (Барон)

- «Согласен… это было бы не слишком расчётливо.» (Министр Финансов)

- «И хоть в прошлом у меня и были некоторые недоразумения с Бароном Баумейстером-доно, но сейчас у меня и в мыслях нет как-то ему вредить.» (Барон)

Хм… ну а про то, что ни он, ни поддерживающие его благородные, не получат от развития Диких Земель Бароном Баумейстером никакой прибыли, не стоит даже упоминания, верно?

- «Так чего же ты хочешь Барон?» (Министр)

- «По-видимому наёмник-авантюрист по просьбе старшего сына Дома Баумейстер приобрёл этот магический артефакт на чёрном рынке.» (Барон)

- «Да, там можно наткнуться на довольно опасные вещи…» (Министр Финансов)

В Руинах магические артефакты в основном раскапывают и находят авантюристы. И в большинстве случаев это были производящие холод шкафы, или переносные кухонные плиты, однако иногда попадались и совсем другие артефакты.

В зависимости от «удачи» авантюриста ему мог попасться даже такой проклятый артефакт, который мог активироваться даже от простого к нему прикосновения, и далеко не всегда это заканчивалось благополучно.

Так что даже в случае малейших подозрений, магические артефакты сдавались в Гильдию Авантюристов за символическую плату, и после тщательного изучения, в случае выявления опасности, подпадали под непосредственно королевский контроль.

Так что совсем не удивительно, что существовали и такие магические артефакты, что избежали подобной участи, попав в итоге на чёрный рынок.

В случае если авантюрист скрывал свои находки, то эти опасные вещи попадали туда, где их выкупали остающиеся в тени дельцы, как благородные, так и не очень, использующие их затем в различных преступных схемах.

- «Ну так вот, по моим данным, наёмник-авантюрист собирался приобрести там магический артефакт, называющийся «Окарина Укротителя Драконов»…» (Барон)

- «Ублюдок…» (Министр Финансов)

◆ ◇ ◆ ◇ ◆

Даже среди найденных в Руинах магических артефактов «Окарина Укротителя Драконов» считалась одной из опаснейших.

Принцип её действия был довольно прост: сразу же после того как в неё начинали дуть - по огромной территории распространялся звук, который могли слышать исключительно драконы, и который приводил их в необычайную ярость. Кроме того, играющий на «Окарине Укротителя Драконов» не будет атакован драконами, вместо этого они принесут хаос и смерть на окружающие земли до самой своей смерти.

На старых и больших драконов артефакт оказывал слабое влияние, но вот летающие драконы и виверны полностью подпадали под его воздействие.

- «А рядом находится горный хребет, где предположительно обитает огромное количество летающих драконов и виверн… Интересно Барон, ты столь «своевременно» сообщил мне об этом для того, чтобы наверняка избавиться от всех населяющих те земли людей?» (Министр Финансов)

Если бы только удалось это доказать, то сидящего напротив него человека определённо бы ждала смертная казнь… вот только вряд ли он допустит такую ошибку, оставив указывающие на себя улики.

- «Но ведь про «Окарину Укротителя Драконов» - это всего лишь слухи.

Всё же чёрный рынок это не то место, где при продаже магических артефактов гарантируется честность сделки.» (Барон)

Не обладая достаточными связями, там в итоге с лёгкостью могут подсунуть мусор по цене сокровища, а попытка жалобы в официальные инстанции лишь приведёт к ещё большим проблемам.

- «Значит слухи… хм, тогда что ему досталась – «Окарина Укротителя Мух»?» (Министр Финансов)

- «Ох, нет… к сожалению всё не настолько плохо… это всего лишь, опять же по слухам, «Окарина Злобы»…» (Барон)

- «Ах ты ж…» (Министр Финансов)

И скривившись, Министр Финансов Рюкнер с тщательно скрываемой ненавистью уставился на своего собеседника.

- «(Какой же этот наследник придурок… использовать такую вещь, да он же даже выжить не сможет! Зачем тогда было всё это затевать, чтобы сдохнуть как баран…?!)» (Министр Финансов)

А может он всё же пошёл на это осознанно…?

Или же он просто считает, что все столичные благородные – это милые и добрые люди?

Но в любом случае он придурок…!

В принципе в этом угадывался почерк его недалёкого младшего брата. Сделать свою ставку на этого старшего сына, давя на угрозу его будущего титула и помощи в развитии Диких Земель, и попытаться лишить нас прибыли с этого дела, которая обещает быть просто невероятной.

Но…! Он хочет обезопасить себя как можно сильнее, так что если случится маловероятное и наследник Рыцарского Дома Баумейстер всё же выживет, попытавшись скрыть следы – то после такого доноса, шанса у него на это попросту не будет.

- «Однако… даже если это будет «Окарина Злобы», то не может ли произойти какая-нибудь чрезвычайная ситуация?» (Министр Финансов)

- «Ой, да какие чрезвычайные ситуации могут быть в том отдалённом месте?» (Барон)

И лицо его младшего брата исказила презрительная улыбка.

- «В слабо населённой местности «Окарина Злобы» вряд ли сумеет наделать много дел.» (Барон)

То есть он хочет сказать, что настолько задержал свой «донос» лишь из-за того, что ничего глобально-опасного там по его мнению произойти просто не могло?

Вот только чего-то допытываться у этого человека попросту не имеет смысла – в любом случае соврёт. Да и с этим наёмником-авантюристом тоже вряд ли что-то получится, в лучшем случаем после долгих поисков и расследований будет обнаружен труп. Причём даже неважно кого он будет: настоящего наёмника-авантюриста либо же подготовленного для него замены.

- «Мне даже страшно представить, что же будет с теми бедными землями, когда единственные, способные справиться с призываемой злобой Барон Баумейстер и его невеста-доно будут уничтожены… какая будет трагическая потеря.» (Барон)

После чего помолчав и усмехнувшись своим мыслям, продолжил:

- «Не удивлюсь если задумавший всё это старший сын Дома Баумейстер попытается убить Барона Баумейстера, вот только к огромному сожалению, прежде чем будет осуждён за своё несомненно тягчайшее преступление, он и сам умрёт. Да, всё это конечно очень прискорбно…но к сожалению эта информация попала ко мне слишком поздно… так что наёмник-авантюрист уже должен был давно передать магический артефакт тому коварному старшему сыну.» (Барон)

Расстроенно произнёс младший брат, что от столь фальшивого выражения сочувствия заставило старшего испытать ярость.

- «Мне очень жаль, что эта информация дошла до меня так поздно.» (Барон)

- «(На такую наглость у меня просто нет слов…)» (Министр Финансов)

Эх, если бы только старший сын выжил, и сумел дать показания по «Окарине Злобы» и как она у него оказалась… эх мечты-мечты.

- «(Но тогда, что же делать…?)» (Министр Финансов)

Вне всяких сомнений, его младший брат обманул наследника Рыцарского Дома Баумейстер… и ему это в принципе даже на руку, так как препятствие наконец-то будет убрано, вот только всё же «Окарина Злобы»…

- «(Хм, скорее всего он абсолютно уверен, что все возможные указывающие на него улики были уничтожены, иначе он бы ни за что не посмел явиться сюда и настолько спокойно об этом говорить…)» (Министр Финансов)

А без доказательств наказать такого человека… даже думать смешно.

- «Благодарю за предоставленную информацию, но если что-то случится с Бароном Баумейстером… ты понимаешь, не так ли?» (Министр Финансов)

Я тебя задавлю… скотина!

Столько расчётов, столько подготовки, столько упущенной прибыли!

Его не прощу ни я, ни другие… кто во всём этом замешан.

И Министр Финансов Рюкнер посмотрел на своего младшего брата с чётко читаемой жаждой убийства.

- «Ну что вы, я просто уверен, что с ним ничего не случится… кстати, а как насчёт возможности вложиться в Дикие Земли и для меня?» (Барон)

То есть получается… в случае неудачи устранения Барона Баумейстера, он хочет получить прибыль и с этого… каков наглец, хм.

Но на что он рассчитывает, ну не может же он не понимать, что я сделаю всё дабы этого не допустить…

- «Это решает лично Барон Баумейстер, так что я ничем не смогу тебе помочь.» (Министр Финансов)

Конечно это было не совсем правдой, но знаю с какой «теплотой» Барон Баумейстер иногда вспоминал о его младшем брате - Барон Рюкнер не должен был получить от данной затеи ни единой медной монеты. А если ещё принять во внимание, что сейчас там руководил его незаконнорождённый сын Родерих, то для Барона Рюкнера шансов там вообще никаких не было.

- «Эх, с этим у меня конечно есть некоторые проблемы…» (Барон)

- «(Проблемы?! Да ладно…) Сбежавший из логова тигра путник, не должен жаловаться на свои раны; предлагаю поумерить алчность.» (Министр Финансов)

Он определённо уверен, что указывающих на него улик не будет найдено… и это несомненно меня расстраивает. Ладно, не в первый раз он жалит меня не оставляя следов, вот только любой может допустить ошибку… и я буду терпеливо ждать этого, чтобы отыграться за всё.

Но эта мелькающая в его глазах алчность, получить прибыль с Барона Баумейстера… хоть он скорее всего и избежит заслуженного наказания, но неужели его жадность взяла верх над осторожностью? Это было бы очень хорошо.

- «Это всё эмоции, но разве не стоит заполучить как можно больше инвестиций? Ведь тогда развитие пойдёт намного быстрее.» (Барон)

- «Конечно это очень разумные мысли, но всё же…» (Министр Финансов)

Что ты несёшь? Ты ведь балансируешь на самом краю пропасти! – Мысленно закричал на него Маркиз Рюкнер.

- «Но тем не менее, если я использую все свои связи как среди благородных, так и среди приближённых Барона Баумейстера, то думаю он вряд ли откажется от моей помощи.» (Барон)

- «Ха? Связи среди приближённых Барона Баумейстера?» (Министр Финансов)

Да в независимости от связей, если противоположная сторона ненавидит его – то он просто не сможешь получить никаких уступок, разве он этого не понимает?

Да что это за бред какой, случаем мне это не снится?

Министр Финансов Рюкнер был попросту в шоке от такого чрезвычайного энтузиазма своего младшего брата.

- «Да связи, ведь Родерих – мой сын.» (Барон)

- «(Нет, это точно какой-то кошмар……)» (Министр Финансов)

С грустью подумал Маркиз Рюкнер, вспоминая какое у него было с утра хорошее настроение…

С одной стороны Родерих конечно является его сыном, вот только до этого, он всё время только и делал, что дистанцировался от него как можно дальше, совершенно не испытывая никакого желания официально его признавать.

Но сейчас его младший брат заявляет, что признаёт… или уже мог признать Родериха своим сыном.

Скорее всего Родерих на такое скажет: «Да *Цензура*!», но как раз этот момент, в принятом при основании Королевства Хельмут законе о благородстве, был описан несколько расплывчато.

Так как авторитет Главы Семьи не может быть оспорен, то при достаточных доказательств родства он может спокойно признать ребёнка. Причём сам ребёнок, в случае желания на это Главы, отказаться от такого попросту не может. Хотя стоит отметить, что подобная ситуация была чрезвычайно редкой.

- «Ты… и Родерих…» (Министр Финансов)

Но в принципе, в этом не было ничего такого уж удивительного. Ради прибыли благородный зачастую сделает практически всё что угодно, даже использует как инструмент своего отвергнутого ребёнка.

Конечно он тоже благородный, но… по его мнению это было уже немного слишком.

- «(И что самое плохое, идеальных контрмер против такого просто-напросто не существует…)» (Министр Финансов)

Одно дело, когда дети благородных хотят сохранить связь с родителями, но их попросту гонят или как в данном случае не признают, отчего они вынуждены устраиваться в жизни рассчитывая исключительно на себя, если конечно не хотят умереть с голода.

И в таком ключе Родерих мог рассчитывать на сочувствие, конечно небольшое сочувствие, но всё же.

- «(А вот если же Родерих попытается отказаться от родственных связей уже сам, то…)» (Министр Финансов)

То в случае с таким благородным как Барон Рюкнер, он найдёт возможность сделать так, что лавина критика по этому поводу с головой накроет своего сына и в придачу к нему Барона Баумейстера.

- «(Когда он ему был не нужен – он о нём даже не вспоминал, а когда его сын стал управляющим с такими перспективами, то тут же взыграли «отцовские чувства», как мило…)» (Министр Финансов)

И хоть ему было неприятно об этом даже просто думать, но кроме как пойти на определённые уступки, выбора похоже здесь и в правду не осталось.

За свою долю он больше не будет мешать, а может даже поможет, хотя помощи той… Впрочем долей ему можно заткнуть рот как минимум лишь за то, чтобы он не начал виртуозно поднимать волны нечистот, как он это обожает делать, и не вставлял палки в колёса.

Но как же это меня злит…

- «Дело Это не быстрое, нужно будет посоветоваться…» (Министр Финансов)

- «Я не спешу, времени у меня много. Вы знаете где меня найти…» (Барон)

Перед уходом многозначительно произнёс его младший брат.

Он прекрасно осознавал, что его старший брат не мог решать такие вопросы единолично, для этого ему в обязательном порядке требовалось переговорить с другими влиятельными фигурами. И ухмыльнувшись, он развернулся и вышел.

- «(Прогнивший ублюдок!)» (Министр Финансов)

Подумать только, этот ублюдок является моим кровным родственником… братом!

Ну ничего, пусть сейчас он и нашёл рычаги давления, но пусть не переживает, рано или поздно я обязательно устрою ему погребение… как в политическом, так и в физическом плане.

Когда Министр Финансов Рюкнер не переставая размышлял, как же ему побыстрее избавиться от этой постоянно пьющей его кровь угрозы, дверь открылась и к нему зашёл секретарь.

- «Срочное сообщение для Брейтбурга, необходимо как можно скорее узнать о происходящих на Рыцарских Землях Баумейстер событиях, и о состоянии Барона Баумейстера…» (Министр Финансов)

Настроение ему портил предстоящий разговор с Маркграфом Брейтхильдом и остальными, в котором он должен был донести об угрозе со стороны младшего брата… своего младшего брата.

- «Ублюдок…! Как же я мечтаю чтобы ты сдох!» (Министр Финансов)

- «...» (Конрад)

Конрад тактично решил сделать вид, что никогда не слышал этих слов, совсем неподходящих для благородного такого уровня.

◆ ◇ ◆ ◇ ◆

- «Ха-ха-ха, это был огромный успех!» (Барон)

- «Несомненно отец.» (Наследник)

Вечером того же дня, после беседы со своим старшим братом, радостный Барон Рюкнер организовал вечеринку-приём для своих сторонников.

Участниками данного приёма были: его законная жена, наследник, жена его наследника и 12 других назначенных благородных: ассоциированные Бароны и Рыцари - его самые преданные, работающие в финансовом отделе сторонники.

Ну и конечно же они тоже было со своими семьями и вассалами. Так что от такого количества присутствующих слугам скучать совсем не приходилось.

- «Думаю, что у старшего сына Рыцарской Семьи Баумейстер попросту нет шансов выжить.» (Наследник)

- «О да, магический артефакт в этом плане невероятно полезен.» (Барон)

Опутав того ограниченного наследника паутиной лжи, он представил всё так, будто ему в руки попал магический артефакт «Окарина Укротителя Драконов». Проделано это было на тот маловероятный случай, если бы он знал, что делает со своим хозяином при использовании «Окарина Злобы». Конечно узнать о таком ему было неоткуда, но всё же…

- «Основная проблема заключается в авантюристе, не так ли?» (Наследник)

- «Не переживай, он обязательно исчезнет.» (Барон)

Несколько опытных помощников уже должны были поджидать его на горной тропе, по которой наёмник-авантюрист должен был возвратиться обратно в Брейтбург.

- «Эта сложно проходимая горная тропа расположена очень высоко, так что вряд ли он выживет, даже если получит не смертельную травму.» (Барон)

По плану, он должен был стать жертвой диких животных. Поэтому даже если останутся какие-то останки, то это не сможет послужить доказательством – ведь всем известно, что мертвецы не могут давать показаний.

- «Но отец, я всё равно не совсем понимаю, как можно было назначить на столь ответственное дело совсем постороннего человека?» (Наследник)

- «Он был удобной пешкой, умевшей до поры до времени держать рот на замке. К тому же его смерть не вызовет ни у кого сожалений, ведь своей безжалостностью он выделялся даже среди не отличавшихся совестью наёмников. Да и умом сильно не блистал… в отличие от самомнения.» (Барон)

- «А как насчёт того старшего сына?» (Наследник)

- «Оооо… тот ещё намного больший идиот. В то время как его младший брат развивался и в итоге на порядок его превзошёл, он похоже застыл на 15-16 летнем уровне развития. Ему даже в голову не пришло склонить голову перед своим младшим братом, вытягивая у него деньги и во всю пользуясь его покровительством. Другими словами - полнейший идиот!» (Барон)

Отличающиеся немалым сходством Глава Семьи и наследник, взяли по бокалу с подноса приблизившейся к ним служанки, и продолжили свою неспешную беседу.

- «Но именно поэтому я и смог так быстро найти с ним «общий язык». Будь он чуть поумнее, то всё бы было уже не настолько радужно. Так что всё обязано пройти просто замечательно, и этот идиот получит своё радикальное лекарство от глупости.» (Барон)

- «Поэтому ты и использовал его как одноразовую вещь?» (Наследник)

- «Естественно, к тому же ты сам можешь видеть, что даже такой дурак оказался довольно полезен. В какой-то степени мне хочется его даже поблагодарить…» (Барон)

На вечеринке все беззаботно болтали, веселясь и наслаждаясь изысканными блюдами с напитками.

Все присутствующие здесь уже знали, что Барон Рюкнер получил заверения от своего старшего брата, на счёт уступок в развитии находящихся на юге Диких Земель, которые будут даны ему и соответственно им. Тем более что на это, ненавидящий его до глубины души Маркиз Рюкнер, был вынужден пойти с отчётливым зубовным скрежетом.

- «Однако, всё же признание ребёнка от той служанки…» (Наследник)

- «Даже если я его признал, он всё равно не сможет получить по наследству ни единой медной монеты, ни единого клочка земли. От того что Родерих кровно связан с нами – нас ждут лишь одни преимущества. Причём даже несмотря на его желание или нежелание, он обязан будет жить по законам и правилам благородного сообщества.» (Барон)

«Будучи его отцом, Барон милостиво признал Родериха своим сыном, даже несмотря на то, что тот был незаконнорождённым» – в обществе будет циркулировать именно такой слух, и никак иначе. Ведь в своей Семье, Главы обладали непререкаемым авторитетом в принятии решений.

- «Так что все его возможные усилия по разрыву возникшей между нами связи, не приведут ни к какому эффекту. Тем более что сейчас он даже сбежать не сможет, так как Барон Баумейстер назначил его управляющим по развитию Диких Земель. Да даже у самого Барона Баумейстера нет иного выхода, кроме как одобрить это… всё просчитано просто идеально.» (Барон)

- «Да, мой… «брат», уже долгое время вникал во все происходящие там процессы, так что поиск нового управляющего для Барона Баумейстера может вылиться в огромную головную боль.» (Наследник)

- «Кроме того насколько мне известно, Родерих сам по себе чрезвычайно способный малый, так что Барон Баумейстер не сможет позволить себе упустить такого сотрудника.» (Барон)

- «Как всегда чрезвычайно коварно.» (Наследник)

- «Это такой мир, в котором более сильный использует слабого. К тому же непохоже, что он может применять настолько же мощную магию как и Барон Баумейстер, так что он самый обычный человек, которого не грех будет использовать.» (Барон)

- «Тогда, думаю пришло время…» (Наследник)

- «Аааа! Что это такое? Кто это…?»

В то время как Рюкнеры собирались ближе поприветствовать всех участвующих на этой вечеринке для «избранных», стоящая у окна Ассоциированная Баронесса в ужасе закричала.

Все посмотревшие туда, тут же увидели состоящее будто из какого-то чёрного дыма огромное лицо, которое можно было рассмотреть за стеклом.

Глаза этого лица сияя красным светом излучали ненависть, но тут интенсивность красного излучения стало ещё сильнее и разбив окно, состоящее из чёрного дыма лицо проникло в зал через покорёженную раму.

И в тот же миг, будто из ниоткуда, в комнату начал стягиваться чёрный дым.

- «Монстр!»

- «Что это такое…?»

В противовес вторгнувшейся жуткой штуке, слуги и охранники обнажив мечи устремились к опасности, но сколько бы они не размахивали мечами – их противник похоже вообще не получал никакого ущерба, будто он и вправду состоял из дыма, которому было совершенно всё равно на физические повреждения.

Но тут чёрное лицо отреагировало на них, и нападавшие оказались покрыты чёрным дымом, рухнув на пол будто марионетки, у которых обрезали управляющие ими нити.

Шокированный Барон Рюкнер смотрел на своих рухнувших замертво слуг, у которых цвет кожи начал постепенно меняться к пепельному.

- «Ааааа!»

 

Точка Зрения Барона Рюкнера

На погибших слугах и охранниках эта жуткая штуковина не остановилась. Дрейфующий в зале чёрный дым нацелился и на его семью, с остальными присутствующими здесь благородными. И вскоре кроме него в живых никого не осталось.

- «Аааа…!» (Барон)

Всего лишь меньше чем за минуту погибло более 50 человек, все кто находился в зале для вечеринок.

Барон Рюкнер уже собирался в ужасе сбежать, но тут он заметил кое-что, заставившее его замереть. На полу с выражением муки на лице начал биться в судорогах его собственный сын и наследник.

- «Что… что это такое?!» (Барон)

- «Венделин! Барон Рюкнер! Сдохни!»

- «Ты-ты-ты… это невозможно!» (Барон)

Неужели это злой пришедший сюда ради мести призрак старшего сына Семьи Баумейстер, с которым должно было быть покончено после применения «Окарины Злобы» в Диких Землях…?

- «Н-но ведь он не должен был знать меня… да мы с ним даже ни разу не виделись!» (Барон)

Да и вообще, даже не смотря на расстояние, всё равно он не мог активировать «Окарину Злобы» более двух дней назад.

Н-но ведь я точно просчитал, что он должен умереть, ведь с ним должны были сражаться не только Барон Баумейстер со своей невестой «Святой Хоэнхайм», но и нанятый Маркграфом Брейтхильдом маг.

Неужели что выжив после такого и преодолев весь путь до Столицы, он обнаружил мой Особняк, даже не зная как я выгляжу…?

Никогда прежде до этого Барон Рюкнер не испытывал большего ужаса.

- «Тоже… сдохни!»

Неужели и мне суждено погибнуть от этого чёрного дыма?

Вот только чёрный дым наоборот избегал его, будто манипулирующее им существо ни в коем случае не хотело, чтобы он коснулся его хоть краем.

Но когда я уже решил, что непосредственная угроза миновала и можно будет поговорить, как опасность начала угрожать уже совершенно с другой стороны.

- «Мясо…!»

- «Жрать…!»

- «Свежее мясо…!»

Ранее убитые благородные, слуги и моя семья восстали в виде зомби и одновременно целеустремлённо направились ко мне.

Оступившись, я упал:

- «Что за бред! Да как такое возможнооооооооооо?!» (Барон)

После этих «прощальных слов», разум Барона Рюкнера погрузился в вечную тьму.

Точка Зрения Министра Финансов Рюкнера

- «Чтооо? Все присутствующие на приёме благородные и слуги превратились в зомби…?» (Министр Финансов)

- «Да, всё верно. Неожиданно Особняк Барона Рюкнера заполнился чёрным дымом. И похоже он повлиял так на всех, к кому прикоснулся.» (Рыцарь)

В тот момент, когда Маркиз Рюкнер уже голову себе сломал, раздумывая каким образом преподнести остальным благородным, что жизненно необходимо выделить долю и его младшему брату – пришло известие, о смерти его младшего брата.

По случаю удачно провёрнутой им интриги, он собрал на приём своих сторонников, где их веселящихся похоже и постигла эта трагедия.

Как только Министр Финансов Рюкнер услышал это от состоящего в столичном гарнизоне Рыцаря, он тут же поспешил к месту происшествия.

Не встретив препятствий он вошёл в зал где всё и произошло, и увидел как стражи определяли личности более 50 странно почерневших обгоревших тел. Но здесь были не только стражи, а и маги со священниками, которых возглавлял сам Кардинал Хоэнхайм.

- «Кардинал Хоэнхайм?» (Министр Финансов)

- «Если ты ищешь своего младшего брата, то он вон там.» (Кардинал Хоэнхайм)

И не изменив своего недовольного выражения лица - он указал подбородком на труп Барона Рюкнера… вернее того, что от него осталось.

Там были только кости… одни лежащие отдельно от костяка обглоданные кости, мясо с которых похоже и сожрали эти зомби.

Он почувствовал, как к его горлу начал подступать ком, и лишь невероятным усилием ему удалось сдержать в себе не так давно съеденный ужин.

- «Но как получилось среагировать настолько быстро, что нежить удалось вовремя остановить?» (Министр Финансов)

- «Я получил сообщение от моей внучки и Армстронга-доши.» (Кардинал Хоэнхайм)

«В Диких Землях со стороны старшего сына Рыцарского Дома Баумейстер состоялось неудачное покушение на Барона Баумейстера. После которого остатки злобы вырвались и устремились к Столице. И хоть мы думаем, что эти незначительные остатки ничего не смогут сделать, но на всякий случай следует подготовиться к худшему.»

Именно такое сообщение он получил от нанятого Маркграфом Брейтхильдом мага, ответственного за общение между Брейтбургом и Столицей.

- «Так что с того момента, несколько священников, способных использовать высокоуровневое Очищение были всегда наготове. Также Министр Эдгар получил сообщение и от Пауля-доно, поэтому здесь так быстро появились и стражи со способными применять мощные огненные заклинания магами.» (Кардинал Хоэнхайм)

Так что кроме находящихся в этом Особняке, никто больше не пострадал.

Мгновенно почуявшие приближение сильной нежити священники устремились сюда, и совместными усилиями уничтожили как чёрный дым, так и состоявшее из него лицо, что громко хохотало, наблюдая как Барона Рюкнера кусок за куском пожирали зомби.

Прибывшие вскоре маги начали уничтожать зомби один за другим, а стражи тем временем их сдерживали.

- «Такое… я даже не знаю что сказать…» (Министр Финансов)

- «Нечего сказать Министр? А как интересно вы сможете объяснить, что в жертвы попал исключительно ваш младший брат?» (Кардинал Хоэнхайм)

Маркиз Рюкнер постепенно шокировано начал осознавать, что после данного происшествия, на роль главного «преступника» теперь наиболее подходил именно он.

- «Да, я конечно… ни для кого не секрет, что я давно мечтал об этом, но я нет…» (Министр Финансов)

- «Благодаря вашему младшему брату Министр, моя внучка и её жених оказались близки к смерти. Не правда ли, очень заманчиво загребать жар чужими руками? Но не кажется ли вам, что стремление к лёгкой прибыли только лишь для себя, невзирая на остальных, может оказаться очень опасным заблуждением Министр?» (Хоэнхайм)

- «Эм, нет, я совсем не…» (Министр Финансов)

Он являлся Министром Финансов и Маркизом, но Кардинал Хоэнхайм хоть и был только Виконтом, но в то же время являлся и Кардиналом Церкви. Кроме того он не мог ничего сказать в своё оправдание, так как в какой-то степени это был и его просчёт тоже.

- «Больше я ничего не скажу, так как ваше сотрудничество на посту Министра Финансов необходимо для развития Диких Земель. Но я считаю, что вам нужно больше обращать внимание на окружающих…» (Кардинал Хоэнхайм)

Высказав всё что хотел, Кардинал Хоэнхайм поблагодарил магов со стражами и отправился домой, напоследок приказав священникам с особой тщательностью провести в Особняке очищающие ритуалы.

А Министр Финансов Маркиз Рюкнер тем временем только и мог, что молча провожать взглядом уходящую фигуру.