NEWS Хотим улучшить сайт, нужна ваша помощь! Подробнее...
От Администрации Ranobe-club.ru: На данный момент, это последняя переведённая/купленная нами глава данного ранобэ. Что бы не пропустить выход новых глав, подпишитесь на уведомления вк о их появлении и/или вступите в группу вк, что бы получать новости тайтла в свою ленту. Так же, в вк группе периодически проходят совместные покупки новых глав среди наших читателей, присоединяйтесь и вы! Небольшой вклад в 10-30 руб. от каждого, позволит нам купить и выложить большое количество глав в свободный доступ.

Том 1. Глава 10

Начало

Чиябашира-сэнсэй вошла в класс и удивленно оглядела учеников. Все ждали результатов промежуточных тестов.

– Учитель, я слышал, что результаты будут опубликованы сегодня, но когда именно?

– Хирата, тебе-то чего волноваться? Сам знаешь, что сдал.

– …Так когда они будут опубликованы?

– Да можно и сейчас. А то на кое-какие процедуры времени останется мало, если огласить результаты после уроков.

Слова «кое-какие процедуры» пустили по классу волнения.

– Какие процедуры? Вы о чём?

– Не пугайтесь. Сейчас объясню.

Эта школа любит вываливать всю информацию сразу.

Учительница вывесила на доску лист с результатами.

– По правде сказать, вы молодцыНе ожидала такого от вас. За математику, японский и обществознание более 10 из вас получили максимум.

Ученики ликовали, глядя на список стобалльников. Но не у всех было хорошее настроение.

Сейчас важнее всего оценка Судо по английскому.

И…

На четырёх тестах Судо набрал по 60 баллов ровно. Но по английскому у него было 39 баллов.

– Ю-ху!!! – встал с места и прокричал Судо.

Ике и Ямаучи последовали за ним.

Красной зоны на листах не было. Мы с Кушидой взглянули друг на друга и вздохнули с облегчением. Хорикита… с виду не улыбалась, но я уверен, что внутри она испытывает облегчение.

– Учитель, вот видите? Когда мы подходим к делу с умом, всё у нас получается!

Ике торжествующе улыбался.

– Да, я это признаю. Вы хорошо справились. Однако…

В руке у Чиябаширы-сэнсэй появилась красная ручка.

– А?.. – забеспокоился Судо.

Над именем Судо появилась красная линия.

– Ч-что, какого чёрта? Что это значит?!

– Судо, ты не сдал.

– Как? Да быть не может. Не пудрите мне мозги! – Судо сразу же запротестовал.

Атмосфера в классе вмиг повернулась на 180 градусов: поднялся шум разгневанных голосов.

– Судо, ты не сдал английский.

– Я знаю, что проходной балл – 32, так что не дурите меня.

– Кто сказал, что 32 – это проходной?

– Вы сами так и сказали, разве нет?! – выкрикнул Ике в поддержку Судо.

– Можете говорить что угодно, но это ничем не поможет. Я говорю правду. На этих промежуточных тестах проходной балл – 40. Тебе не хватило одного балла. Близко, но всё же нет.

– 40?! Я никогда не слышал об этом! Я протестую!

– Тогда я расскажу вам, как определяются проходные баллы.

С этими словами Чиябашира-сэнсэй написала выражение на доске.

Она написала: «79,6 / 2 = 39,8».

– И на прошлом тесте, и в этот раз проходной балл определялся вашими же результатами. И это половина от среднего результата.

То есть всё, что ниже 39,8 балла, в этот раз считается неудовлетворительным.

– Теперь ты видишь, почему не сдал английский. Ты набрал недостаточно баллов, – подытожила учительница.

– Быть не может… Меня что, теперь выгонят из школы?..

– Наше знакомство было недолгим, но ты себя хорошо показал. После уроков тебе нужно будет заполнить анкету на отчисление, и нужно будет вызвать твоих законных опекунов. Я попозже сама с ними свяжусь.

Увидев, с каким безразличием Чиябашира-сэнсэй это говорит, все поняли, что это серьёзно.

– Все остальные хорошо потрудились. Постарайтесь на финальном тестировании повторить успех. Ну, перейдём к следующей теме…

– Учитель, Судо правда будет исключён? Нет ли способа спасти его? – Хирата перым спохватился.

А ведь Судо его терпеть не мог и даже не стеснялся плохо о нём говорить.

– Правда. Он не прошёл порог на тесте, это ведёт к исключению.

– …Можем ли мы взглянуть на ответы Судо-куна?

– Это вам не поможет. В оценке нет ошибки. Я в принципе догадывалась, что вы попросите об этом, так что держите.

Учительница взяла работу Судо и передала её Хирате.

Хирата с мрачным видом просмотрел все ответы.

– Всё… Всё верно.

– Раз так, классный час объявляется оконченным.

Ни капли сочувствия, никаких вторых шансов. Чиябашира-сэнсэй безжалостно объявила, что Судо исключён. Ике и Ямаучи понимали, что попытки утешить приведут к обратному эффекту, и потому молчали. Хирата, кажется, тоже. Но печальнее всего было оттого, что часть класса выглядело облегчённо. Наверное, радуются, что главной проблемы класса больше нет?

– Судо, приходи в учительскую после уроков.

– …Чиябашира-сэнсэй, у вас найдётся минутка?

Хорикита, до сих пор молчавшая, подняла руку.

Хорикита никогда ещё сама не встревала с замечаниями во время занятий.

Поэтому учительница и весь класс в придачу изрядно удивились.

– Это необычно, Хорикита. Ты подняла руку. Что тебя интересует?

– Вы сказали, что на прошлом тесте проходной балл был 32 и он был рассчитан по написанной вами формуле. Тогда нет ли ошибки в расчётах проходного балла промежуточных тестов?

– Никаких ошибок нет.

– Тогда у меня есть ещё один вопрос. Я вычислила средний результат за прошлый тест. Он составил 64,4 балла. Если разделить на 2, то получится 32,2. То есть больше, чем 32 балла. То есть проходной балл был усечён. Это не сходится с нынешним проходным баллом.

– Да! Проходной балл должен быть 39!

Получается, Результата Судо должно как раз хватать, чтобы не попасть в красную зону.

– Вот как. Ты ожидала, что Судо кое-как сдаст. В конце концов, у тебя только по английскому низкая оценка.

– Хорикита, ты что…

Суду кое-что заметил. Другие ученики с удивлением снова посмотрели на лист с оценками. Несмотря на то, что по четырём предметам она набрала максимум, за английский она получила 51 балл.

– Ты серьёзно… – Судо понял, на что она пошла.

И он не ошибся. Чтобы снизить средний балл класса, она намеренно занизила свою оценку.

– Если вы говорите, что я не права, то объясните, почему проходные баллы считались по-разному.

Это был наш последний лучик света, лучик надежды.

– Хорошо. К сожалению, твоя теория неверна. Мы не усекаем, как ты сказала, а просто округляем по всем правилам. В прошлый раз при округлении вышло 32, а сейчас 40.

– Тц…

– Ты, наверное, и так знала, что балл округляется, но всё же понадеялась на этот призрачный шанс… Довольно жалкий ход. Скоро начнётся первый урок, так что я вас покидаю.

Хориките крыть было нечем, и она просто молчала. Её ход не сработал, и это означало, что надежды больше нет. Учительница покинула класс и закрыла за собой дверь. В классе воцарилась тишина.

Судо уже начал пытаться примириться с тем, что потерял статус ученика школы. Она посмотрел на Хорикиту, пытавшуюся всеми способами помочь ему не вылететь из школы.

– …Прости. Я должна была снизить себе баллы ещё сильнее.

Хорикита медленно опустила руку.

51 балл уже был довольно-таки низкой оценкой.

Если бы она снизила ещё сильнее, то сама рисковала бы не пройти порог.

– Но почему ты это сделала? Ты же сама сказала, что ненавидишь меня.

– Я это для себя, не путай. Впрочем, всё это было напрасно.

Я медленно поднялся со своего места.

– Куда ты собрался, Аянокоджи?!

– В туалет.

Я вышел из класса и быстро направился к учительской. Гадая, зашла ли уже Чиябашира-сэнсэй в кабинет, я обнаружил её стоящей возле окна в коридоре. Она словно кого-то ждала.

– Аянокоджи, скоро урок.

– Учитель, у меня только один вопрос. Выслушаете?

¬– …Так вот почему ты пошёл за мной?

– Я хотел бы кое о чём вас спросить.

– Сначала Хорикита, а теперь и ты. В чём дело?

– Считаете ли вы, что нынешнее японское общество справедливо?

– Какая внезапная смена темы. Какая тебе разница, что я думаю по этому поводу?

– Это очень важно.

– Тогда мой ответ – нет. Ни капли не справедливо.

– Да, я тоже так думаю. Справедливость и равенство – это всё ложь.

– ты меня догнал, только чтобы узнать это? Если так, то я ухожу.

– Неделей ранее, когда мы с вами обсуждали изменения в содержании тестов, вы заявили, что забыли нам об этом сообщить. Из-за этого информация дошла до нас примерно через неделю после того, как об этом узнали другие классы.

– Да, я так сказала. А что?

– На все классы распространяются одинаковые правила в отношении очков, тестовых вопросов и исключения из школы. Но при этом к классу D очевидно несправедливое отношение со стороны школы.

– Хочешь сказать, что тебя это не устраивает? Хотя да, хорошая иллюстрация того, какое наше общество несправедливое.

– Конечно, как ни пытайся смотреть на вещи позитивно, мир от этого справедливее не станет. Но мы ведь все люди и можем думать и совершать поступки.

– Ты это к чему?

– Я хочу сказать, что в этом отношении все равны.

– …Вот как.

– Не столь важно, нарочно ли вы «забыли» сказать нам об изменениях в тесте. Важно то, что из-за несправедливого к нам отношения один ученик вынужден покинуть школу.

– И что ты от меня хочешь?

– Я пришёл к вам, чтобы встретиться со школой, где царит это неравенство.

– Чтобы сказать, что не согласен?

– Я хочу удостовериться в этом решении школы, поговорив с нужными людьми.

– К сожалению, пусть я и не могу сказать, что ты поступаешь неправильно, я не могу тебе позволить. Судо будет исключён. Повлиять на это решение почти невозможно. Сдайся.

Она не приняла мои доводы. Но это не значит, что в её ответе наводки.

Да, в её словах всегда есть скрытый смысл.

– Практически невозможно, говорите? Значит всё же выход есть.

– Аянокоджи, у меня о тебе хорошее мнение. Добыть старые тесты было хорошей идеей. Додуматься до такого многого стоит. Это даже немного выходит за рамки здравого смысла. Но ты даже поделился ответами с одноклассниками и тем самым поднял общий средний балл. Думаю, это хорошая заслуга.

– Кушида тоже помогла добыть старые тесты. Я почти ничего не сделал.

– Понимаю, ты не хочешь открыто это признавать. Но старшеклассников это не волнует. Я знаю, что ты получил их от третьегодки.

Мои действия каким-то образом были раскрыты.

– Вы бодро начали, на в конце затея дала собой, и весь план не сработал. Если бы Судо подготовился лучше и нормально запомнил ответы, то спокойно бы сдал тест. Почему бы тебе не перестать противиться решению школы исключить Судо? Разве так не станет проще всем? 

– Наверное, вы правы. Но я решил в этот раз помочь. И я ещё не сдался. У меня есть ещё последняя надежда.

Я достал студенческую карточку из кармана.

– Что ты имеешь в виду?

– Продайте мне один балл для оценки Судо по английскому.

– …

Она посмотрела на меня с изумлением и громко рассмеялась:

–Хахахаха. Это интересное предложение. Я как знала, что ты отличаешься ото всех. Вот уж не подумала бы, что ты попытаешься купить тестовые баллы.

– Учитель, вы сами сказали на первом занятии, что в этой школе нет того, чего нельзя купить за очки. Промежуточные тесты целиком и полностью находятся в рамках школы.

– Ясно-ясно. Вполне можно было истолковать те мои слова и так. Но хватит ли у тебя очков на покупку тестового балла?

– А сколько стоит один балл?

– Сложный вопрос. Раньше никто не просил о подобном. Скажем… Я накину Судо один балл за 100 000 очков.

– Вы безжалостны.

Нет в школе учеников, которые не израсходовали ни одного очка.

То есть в принципе нет таких, у кого может быть 100 000 очков.

– Я помогу расплатиться. 

Сзади меня раздался голос. Обернувшись, я увидел Хорикиту.

– Хорикита.

– Хихи. Как я и думала, вы оба весьма занятные личности.

Чиябашира-сэнсэй взяла обе наши студенческие карточки.

– Так и быть, я продам вам тестовый балл для Судо. Спишу в общей сумме 100 000 очков с ваших счетов. Можете сказать одноклассникам, что исключение Судо отменяется.

– Так просто?

– Вы заплатите мне за это 100 000 очков, так что я тут ничего не могу поделать.

Чиябашира-сэнсэй говорила так, словно забавлялась, и удивлённо смотрела на нас.

– Хорикита, ты ведь тоже видишь, да? Настоящие способности Аянокоджи.

– Ну… Я вижу лишь неприятного ученика.

– В смысле неприятного?

Ты специально получаешь низкие оценки на тестах, ищешь старые задания и сваливаешь эту заслугу на Кушиду-сан, и в довесок ещё додумываешься купить тестовый балл. Думаю, что это тебя характеризует скорее как неприятного, чем особенного.

И она каким-то образом догадалась, что это я достал старые тесты.

– А у вас, ребята, может и есть шанс повысить статус класса.

– Насчёт него не знаю, но лично я точно подниму наш класс.

– Раньше никому ещё не удавалось поднять класс в рейтинге классов. Школа попросту вешает на вас ярлык худших и соответствующе к вам относится. Как же ты собралась добиться своей цели?

– Учитель, – Хорикита встретила твёрдый взгляд Чиябаширы-сэнсэй. – Да, многие из класса D слабее других учеников, но это не значит, что они мусор.

– А в чём разница между худшим товаром и мусором?

– Есть небольшая разница. Я думаю, что при должной поддержке худший товар можно улучшить так, что он станет лучшим.

– Вот как. Ты это сказала так, что даже звучит убедительно.

Я должен согласиться с ней. В её словах чувствовался какой-то вес.

Хорикита, ещё недавно воспринимавшее других учеников как препятствие, начала меняться.

Конечно, всё не так просто. Пусть это и всего лишь маленький шажок, всё же это очень значительно. Чиябашира-сэнсэй, как будто тоже это заметила, улыбнулась.

– Отлично, с нетерпением жду. Буду внимательно следить за событиями, как-никак я ваш классный руководитель.

Чиябашира-сэнсэй удалилась в учительскую.

Мы с Хорикитой остались в коридоре.

– Пойдём и мы? Урок вот-вот начнётся.

– Аянокоджи-кун.

– Хм? Ай!

Она ударила меня рукой в бок.

– Эй, что это только что было?!

– Просто захотелось.

С этими словами она оставила меня стоять и пошла в класс.

Боже мой, сколько с ней беспокойств…

Я посмотрел на уходящую Хорикиту и последовал за ней.