NEWS Хотим улучшить сайт, нужна ваша помощь! Подробнее...
От Администрации Ranobe-club.ru: На данный момент, это последняя переведённая/купленная нами глава данного ранобэ. Что бы не пропустить выход новых глав, подпишитесь на уведомления вк о их появлении и/или вступите в группу вк, что бы получать новости тайтла в свою ленту. Так же, в вк группе периодически проходят совместные покупки новых глав среди наших читателей, присоединяйтесь и вы! Небольшой вклад в 10-30 руб. от каждого, позволит нам купить и выложить большое количество глав в свободный доступ.

Том 4. Эпилог

Различие индивидуальностей

  Начался финальный день экзамена. И в отличие от испытания на необитаемом острове, время на роскошном корабле проходило достаточно быстро. При этом мы до сих пор практически ничего не обсуждали на дискуссиях.

  В то время, как план объединенного фронта Рьюена и план крепости Катсураги работали как обычно, ученица класса В Хонами Ичиносе проводила своё время, не имея возможности придумать контратаку против этих стратегий.

— Ваах. Я еще раз её вытянула! Может быть я и вправду ужасный игрок в Старую Деву? – сказала Ичиносе, перемешивая карты на руке передо мной.

  Несмотря на то, что это была уже пятая дискуссия, Ичиносе в очередной раз предложила играть в карты. Я бы поставил под сомнение такой подход, но похоже, что никто в классе А так и не захотел участвовать в обсуждении. Таким образом лишь небольшая группа людей, которая подумала, что лучше играть, чем бесцельно тратить своё время, присоединилась к карточным играм.

  Отношения между Каруизавой с Манабе и остальными казались немного тревожными, но похоже, что эффект отправки тех фотографий отлично сработал. Теперь они послушно держались от неё подальше. Каруизава также верила в это и действовала как обычно.

  В то же время, с точки зрения Манабе, таинственным человеком, отправлявшем ей сообщения должен был быть я или Юкимура, ведь мы оба присутствовали в инциденте на аварийной лестнице. В чате я добавил, что получил изображения от одноклассника, но должно быть очевидно, что именно кто-то из нас и сделал эти фотографии.

  Либо так, либо те фотографии действительно отправили таинственному человеку, который в свою очередь переслал их ей в своём чате, что тоже довольно интересно. Таким образом вот до чего могла догадаться Манабе.

  Однако, пока она не сможет убедиться в том, что именно я ответственен за всё это, она не сможет принять против меня ответные меры. Потому что в конце концов нет смысла выяснять личность человека, который сделал эти фотографии.

— Ничего, если я присяду здесь?... – сказал Юкимура, садясь рядом со мной с хмурым и подавленным выражением лица.

— Ты слишком угрюмый, Юкимура-кун. В этой игре нужно отбросить свои эмоции и не показывать своего недовольства. Реванш. Реванш!

— Я пас. Мне все равно не хочется играть. Что более важно, всё ли в порядке, Ичиносе-сан? Заканчивать экзамен таким образом. Я думал, что, взяв бразды правления в свои руки, ты будешь руководить обсуждением. – спросил Юкимура.

  И в ответ на это, Ичиносе, держа карты в руках, на мгновение остановилась.

— Разве это не слишком выгодно для тебя, Юкимура-кун? Если ты действительно хочешь выиграть, не полагайся на кого-то другого, кто сделает это за тебя, и используй собственную силу, чтобы победить. – ответила Ичиносе.

— … Я понимаю это… Понимаю.

  Юкимура не мог позволить ответственности взвалиться на его плечи, я уверен, что он тоже это понимает. Но даже так, я полагаю, что он все еще хотел изменить подобную непринужденную атмосферу.

  Оценки Юкимуры были на высоте, и он обязательно стал бы одним из самых надежных учеников, если бы этот экзамен проверял исключительно академические способности. Но не всегда талант в учебе сопровождается наличием боевого духа. И не похоже, чтобы он без малейшего труда мог придумать что-то новое. Ведь всё-таки есть вещи в мире, которые не могут быть сделаны просто путём запоминания слов и формул.

  За летние каникулы были проведены два специальных экзамена, перед лицом которых даже Хорикита была вынуждена противостоять своему бессилию.

  Интересно, при появлении подобных тупиковых ситуаций, Ичиносе, Машида и остальные также чувствуют раздражение?

  Однако, до тех пор, пока не удастся сломить дух, даже такое разочарование в конечном счёте может сделать тебя сильнее.

 

— И со следующим обсуждением экзамен закончится. Как дела на твоей стороне, Аянокоджи-кун?

  Я был на своей последней встрече с Хорикитой. К тому времени снаружи уже потемнело. Сейчас мы решили встретиться с глазу на глаз, чтобы избежать записи разговора, сохранявшегося в логе чата.

— Никаких особых изменений. Похоже, что «цель» сможет благополучно скрыться. Что насчёт тебя?

  Я думал, что не стоило ожидать многого от Хорикиты, но…

— Я выиграю. – коротко ответила она.

— Значит, ты нашла «цель»?

— Нас могут подслушивать, так что я не могу рассказать тебе детали, но и не буду возражать, если ты просто мне доверишься. Всё будет хорошо.

  Ранее я услышал от Хираты, что «цель» группы «Дракон» – Кушида. Разумеется, что Рьюен и Канзаки уже сделали всё возможное, чтобы её вычислить. Но, похоже, что Хорикита успешно проложила путь к безопасности и таки справилась с ситуацией.

  Если она так уверена, то и не о чем беспокоиться. Мы должны просто подождать, чтобы позже разделить между собой 500.000 баллов. В таком случае можно даже назвать это нашей солидной победой.

— Может, ты хотел обсудить это со мной? – спросила она.

— В этом нет необходимости, поступай как угодно.

  Ведь даже рассказав мне о группе «Дракон», не похоже, что я могу что-нибудь для неё сделать.

— Ты сказал, что тебе нужно о чём-то со мной поговорить, так о чём? Если это возможно, то я бы хотела избежать ненужных встреч.

  Возможно, она опасается появления Рьюена, который всё это время преследовал Хорикиту… возможно. Я не чувствую от неё никакой доброжелательности, но было бы достаточно проблемно, если бы Хорикита внезапно приняла ко мне доброе отношение.

— Ты ведь знаешь, что не можешь позволить себе вечно бояться взгляда Рьюена? – спросил я.

— Судя по твоему тону, могу предположить, что у тебя есть какой-то план?

  Но, похоже, что она не ожидала от меня многого, ибо сильно удивилась, когда я кивнул в ответ.

— Я склонил на нашу сторону Хирату. И уверен, что в будущем смогу наладить с ним сотрудничество.

— Я не хочу этого. – ответила она.

— Всё в порядке. Я не прошу тебя лично связываться с Хиратой. Я буду просто советоваться с ним, чтобы всё продвигалось в соответствии с нашими планами.

— … Мне это не нравится. Мне не нравится, что ты проворачиваешь всё это за моей спиной.

  Но я ожидал, что она ответит подобным образом.

— Тогда покажись, когда мы будем обсуждать вопросы. Даже если ты не сможешь заставить себя что-либо сказать, ты всё равно сможешь быть в курсе всех событий, так что не будет никаких проблем, верно?

— Я… Полагаю, что так.

  Казалось, как будто она всё еще была недовольна, но если дать Хориките возможность участвовать или не участвовать, то она не сможет отказаться. Кроме того, существование Хираты является благом для нашего класса и, увидев его руководство на необитаемом острове, Хорикита также должна была понимать это.

— Вместе с Хиратой, я бы хотел представить тебе еще одну персону. Так что, пожалуйста, освободи немного времени до конца экзамена.

— Мне все равно это не нравится. Не вовлекай больше людей, чем нужно.

— Пожалуйста, считай это следствием того, что ты стоишь на передовой. Кроме того, этот человек несомненно будет нам полезен. – сказал я.

— Я думаю, что могу более-менее понять, что происходит… но хорошо. Тогда давайте встретимся сразу после окончания экзамена. – ответила Хорикита.

  Дав подобное обещание, я посмотрел время на своем телефоне. Последняя дискуссия состоится через 30 минут.

— Интересно, сколько групп на этом экзамене закончат предательствами? – спросила Хорикита.

— Хотелось бы знать. Я был удивлён, что экзамен группы «Бык» внезапно завершился, но сомневаюсь, что что-то подобное повторится. Думаю, что наиболее вероятными результатами будет сокрытие «цели» по истечении времени экзамена.

— Полагаю, что так. Я думаю также.

  И лишь на мгновение, Хорикита отвела глаза. Это бессознательный жест, который делают люди, когда их что-то волнует.

— Что-то не так? – спросил я.

— Ничего. Просто я почувствовала, что что-то не так с тем, как развивался этот экзамен. Но здесь не должно быть ошибок. Я определенно не должна проиграть.

  Кажется, Хорикита раскрыла некоторые свои тревоги, которые до этого хранила внутри себя. Даже если я предложу слова поддержки, то уверен, что она будет рассматривать их, как ненужное беспокойство. Поэтому я решил просто промолчать.

 

 Члены группы «Кролик», не приблизившись к прорыву на этом экзамене, приступают к шестому – окончательному обсуждению.

  Так как я хотел спокойно собраться с мыслями, то решил покинуть комнату, где находились Хирата и остальные. Таким образом я направился в комнату дискуссий нашей группы. Поскольку до начала обсуждения оставалось еще около 30 минут, было очевидно, что там никого не будет.

  Но подобная надежда была разрушена неожиданным присутствием человека…

— … Кто-то пришёл до меня, хах?

  Ожидая попасть в пустую комнату, я увидел девушку, спокойно спящую на полу. Тем не менее, я задавался вопросом, почему её юбка так сильно заставляет трепетать мужское сердце. Это плохо, очень плохо. Поскольку она находилась в положении лёжа, пухленькие бедра Ичиносе стали более заметными, чем обычно под юбкой, из-за которой я все равно не мог увидеть то, что за ней скрывалось. Я никак не мог отвести от них глаз. Если бы здесь был парень, который бы не испытал подобного по отношению к Ичиносе, то он был бы либо геем, либо бисексуалом. Это судьба, которую не сможет избежать здоровый парень.

  Хоть и думая, что это бессмысленно, но я не мог не смотреть на её бёдра, переводя взгляд на её ноги, затем на её лицо, грудь, и обратно к бёдрам. Мой взор метался между ними. Чувствуя влечение в подобном возрасте, я внезапно отвлекся на что-то возле затылка Ичиносе. А именно, на телефон, который она, должно быть, использовала перед сном.

  В телефонах, назначенных нам школой, записывается довольно много информации. И он не только играет важную роль на этом экзамене, но с помощью него можно также определить индивидуальные баллы каждого человека. Естественно, чтобы узнать это, требуются личный идентификатор и пароли, но, чтобы избежать хлопот от того, чтобы каждый раз их вводить, некоторые студенты сразу сохраняют подобную информацию на мобильном устройстве. Другими словами, это значит, что если я прямо сейчас украду телефон Ичиносе, то смогу выяснить, чем она обычно занимается и сколько очков имеет. Не так давно, я уже определил, что чтобы обойти её идентификатор и пароль, Ичиносе также хранит подобную информацию на своём телефоне.

  Если ситуация не изменилась, то я смогу добыть информацию. Медленно и осторожно я приближался к ней.

— …ууууу.

  «Вау».

  Так как расстояние между нами уменьшилось, возможно также изменилась и обстановка, отчего она ощутила присутствие другого человека, но Ичиносе лишь слегка пошевелилась. Однако, затем она снова уснула. Похоже, мне удалось сделать это, не разбудив её. Я подошёл еще ближе.

— …ннн.

  Хотелось бы знать, что я вообще делаю. Даже ради сбора информации, если сейчас меня кто-нибудь заметит, то он обязательно увидит во мне извращенца. А что если Ичиносе проснётся, если я подойду еще ближе? Чувствую, что делаю что-то, чего мне не следовало делать.

  Поскольку обсуждение начнётся через 30 минут, то нет никаких проблем в том, что я пришел так рано, но в подобном случае, разве я не должен спокойно подождать внутри комнаты? Если нет ничего, за что я должен чувствовать себя виноватым, то я должен вести себя нормально. Шаг за шагом, я приблизился к Ичиносе.

— …ннннн…мунюмуню.

  Это невозможно. Каждый раз, когда я делаю шаг, Ичиносе постоянно показывает признаки пробуждения. Чтобы проверить эту гипотезу, я попытался двигать своими ногами на месте, фактически не двигаясь. Если Ичиносе отреагирует на это, то я смогу сделать вывод что у неё довольно чуткий сон. Не зря говорят, что люди с чутким сном – осторожные люди…

 

«… Какое жалкое зрелище».

  Зачем я вот так крадусь к ней? Хоть и странно, что она не говорила во сне.

  Однако если кто-нибудь заметит меня сейчас, то всё, что они увидят, объясняется одним словом – извращенец.

  Признав своё собственное поведение достаточно глупым стремлением, я бросил затею о краже её телефона и снова набрал от неё дистанцию, сев на большом расстоянии от Ичиносе.

  С такого ракурса не было риска случайно заметить секреты, спрятанные выше её бёдер.

  Что более важно, было еще достаточно рано. Интересно, когда именно Ичиносе пришла сюда.

  Затем, примерно за 20 минут до начала дискуссии, в комнате раздалась милая музыка. Она исходила от телефона Ичиносе.

— …нннн.

  Оставаясь с закрытыми глазами, она потянулась за своим телефоном и выключила музыку. Похоже, музыка заиграла из-за будильника, который она поставила. Всё еще выглядя сонной, Ичиносе приподнялась с пола и заметила в комнате постороннее присутствие.

  Я задавался вопросом, как поступить, если она сделает отвратное выражение лица из-за моего присутствия, но она даже не беспокоилась об этом.

— Дооооброе утро, Аянокоджи-кун. Извини, мой будильник не напугал тебя? – спросила она.

— Нет. Не особо. Похоже, что ты хорошо спала.

— Ахахахахах. Извини извини. Я просто внезапно уснула. Ты довольно рано, ведь осталось еще 20 минут.

— Тоже самое касается и тебя. С каких пор ты здесь?

— Около часа назад. Я просто хотела провести немного времени в тишине. В моей комнате довольно шумно, в конце концов друзья то и делают, что заходят и выходят оттуда.

  Кажется, это было лучшим местом для неё, чтобы вздремнуть.

— Кроме того, я также хотела собраться с мыслями.

  Казалось, что её лицо будто светилось от озарения, но полагаю это не из-за того, что она взбодрилась после сна.

— Ты добилась результатов?

— Более или менее.

  После чего, Ичиносе встала, зачем-то прошла через всю комнату и села рядом со мной.

  В комнате нас было всего двое, к тому же мы находились на довольно близком расстоянии. Я не мог скрыть своего беспокойства в подобной ситуации, но похоже, что Ичиносе совсем ничего не заметила.

— Осталось еще немного времени до экзамена, поэтому давай немного поговорим? Извини, если я тебе надоедаю.

— Нет. Совсем не надоедаешь. Если у тебя нет возражений, то и я не против.

— Тогда решено. Правда в том, что я хотела кое-что спросить у Аянокоджи-куна. Я также спрашивала об этом всех своих одноклассников, включая парней вроде Канзаки. Но я не слышала мнений других классов, поэтому мне стало любопытно. Аянокоджи-кун, тебе когда-нибудь хотелось подняться до А класса?

  Мне было интересно, каким вопросом она удивит меня, но как ни странно это был самый обычный вопрос.

— Конечно, я думал об этом. Нет… Не то, чтобы я хотел подняться до А класса, а скорее, что я «должен» стремиться к нему. Более уместно было бы выразиться именно так.

— Иными словами… из-за гарантии хорошей карьеры и трудоустройства?

  В этой школе ученики разделены на классы от A до D и должны соперничать между собой. Но наибольшей привилегией, иметь возможность поступить в любой университет и получить любую работу после выпуска может воспользоваться только класс А. Подобное было неоднозначно написано на школьной брошюре, так что на первый взгляд это может показаться обманом.

— В современном мире после выпуска ты не сможешь поспевать за жизнью и сразу найти достойную работу, особенно когда дело доходит до трудоустройства.

— Полагаю, что это правда. Я думаю также. Но слишком много верить в подобную систему тоже опасно, не думаешь? В 99.9% слов, которые они используют есть невидимые ловушки, которые наши глаза не могут увидеть. – сказала она.

  Разумеется, что ловушка, о которой говорила Ичиносе, была скорее всего о «99.9% учеников получают гарантированное трудоустройство и успешное образование» рекламированное школой. Например, если бы я захотел стать профессиональным баскетболистом, но у меня не хватало бы необходимого опыта, школа попыталась бы найти способ, чтобы подтолкнуть меня на профессиональный уровень. К тому же, эта школа также является рассадником межличностных отношений. Но только потому, что ты регулярно играешь в баскетбол или уже окончил знаменитый университет или школу, это не обеспечивает тебе гарантированного будущего.

  Лишь малая часть людей достигает мечты, о которой заявила с самого начала. По данным статистики лишь один из шести учеников начальной школы достигает своей мечты.

  На первый взгляд это выглядит как высокая вероятность, но данные мягко говоря неоднозначны и критерии статистики размыты. Стать успешным профессиональным баскетболистом не значит, что ты станешь первоклассным игроком. Игроков, относящихся к профессиональному баскетболу, может быть около 900 или 1000 человек. Тем не менее, только играя на регулярной основе и конкурируя с другими соперниками можно достичь своей мечты. В конце концов только 100 из этих людей смогут успешно добиться своей мечты.

  Другими словами, стремиться к своей мечте и успешно осуществить её – подобный расклад имеет очень низкую вероятность. Ведь в любом случае крайне трудно достичь её. Многие студенты снова и снова расплывчато повторяют о своих мечтах всю свою скучную жизнь. Но если человек всерьез захочет воплотить свою мечту в жизнь, ему понадобится много усилий и удачи.

— Но всё равно эта школа… если вдуматься, имеет огромное влияние, не так ли? И многие люди добились успеха в жизни, благодаря её поддержке. Или ты говоришь, что не заинтересована в этом, Ичиносе? – спросил я.

— Конечно, нет. Даже у меня есть мечта, выпуститься с А класса. А также мечта, которую я хочу осуществить. – сказала Ичиносе.

  И хотя она сказала это с улыбкой, я мог увидеть в её глазах непоколебимое и сильное отношение.

— Школьная система хороша, но если ты не сможешь выпуститься с А класса, то твои перспективы будут довольно туманными. Школа действует с точки зрения реализма, поэтому если ты не можешь победить, используя собственные таланты, то нет ничего, что ты сможешь с этим поделать. И самое главное, студенты распределены на классы, основываясь на своих достоинствах, так что прямо сейчас между мной и Аянокоджи-куном, только один из нас сможет достичь мечты продвижения к вершине. Аах, хотя все еще есть случай, когда ни одно из наших желаний не исполнится.

  Иными словами, хоть мы сидим здесь и общаемся как друзья, победителем в итоге станет только один класс. Оставшиеся три класса не разделят этой награды.

— Ты слышал, что есть и исключения из этих правил? – наконец спросила она.

— Хмм? Когда человек наберёт 20 миллионов приватных баллов? – спросил я.

— Угу. Похоже, что в истории школы никто так и не добился чего-то подобного, но ведь это не отменяет того, что такая возможность присутствует.

— Ага, ага. Учитывая подобную вероятность, возможно, что мы оба сможем выпуститься с А класса. – продолжила Ичиносе.

— В первую очередь проблема заключается в том, можно ли вообще сэкономить 20 миллионов баллов, ведь даже если копить очки со всех экзаменов, система построена таким образом, чтобы они не достигли 20 миллионов. – ответил я.

  Если посмотреть лишь на этот специальный экзамен, в зависимости от действий, возможно получить огромного количество очков. И до сих пор провели лишь два подобных экзамена. Но также возможно, что в будущем количество заработанных очков уменьшится, либо будет съедено большими штрафами.

— Полагаю, что так и есть. Если начать копить свои очки, накопив лишь половину от полного количества, ты уже вызовешь подозрения. – сказала Ичиносе.

— Это правда. Финансовое положение класса D особенно ужасно. Несмотря на то, что Хорикита делает для нас все возможное, очков, заработанных с необитаемого острова по-прежнему недостаточно. Нет, даже возможно, что мы потеряем эти очки на текущем экзамене. Ичиносе, ты копишь очки? Мне кажется, что ты не одна из тех, кто упорно трудится над их получением.

— Уммм… Любопытно. Я не знаю насчёт остальных, но иногда я использую баллы, а иногда их берегу. Ты ведь понимаешь, что хоть я и в классе В, но у меня все равно не так много очков.

  В ответ на мой вопрос Ичиносе отвечала очень естественным тоном без намёка на то, что она что-то скрывает, что казалось иначе, судя по её поведению.

— Аянокоджи-кун.

— Хмм?

  В следующий момент, Ичиносе внезапно сократила дистанцию между нами и повернулась ко мне лицом.

— В конце концов, похоже, что ты увидел их в тот раз.

  Красивые глаза, словно затягивая и не отпуская, смотрели на меня. Кажется, Ичиносе намного умнее, чем казалось. Она раскусила мой план.

— … Извини. Не так давно, пока ты пользовалась своим телефоном, я случайно посмотрел на твой экран. Мне стало любопытно, поэтому я просто хотел спросить тебя. – ответил я.

— Ахаха… не то, чтобы я виню тебя за это. Наверное, это огромное количество баллов, верно?

  Это верно. Еще до конца первого семестра, Ичиносе уже собрала такое огромное количество баллов. Даже если бы я сохранил каждый назначенный мне балл, не используя ни одного, я бы все равно не смог накопить столько.

— Не волнуйся, я никому не говорил об этом. В конце концов существует вероятность того, что я ошибся. Я не буду разбираться дальше.

  Даже если бы я расследовал тайну о её баллах, то сомневаюсь, что смог бы получить удовлетворительный ответ.

— Ты нашла способ победить?

— Умммм… Полагаю, что так. Думаю, я нашла подсказку.

  Я думал, что она ни в коем случае не ответит честно, но возможно из-за её уверенности, Ичиносе ответила расслабленным тоном. В конце концов, кажется, что, Ичиносе одна из тех, кто действует по своим убеждениям, не теряя времени на остальное.

— Тогда это сражение… оно превращается в битву, чтобы увидеть, как победит класс А, либо как их остановит класс В.

— Не узнаем, пока занавес не упадёт. Ведь победа, к которой я стремлюсь это…

  Но прежде чем она смогла закончить, вместе с приближением времени групповой дискуссии, члены группы начали появляться один за другим. Студенты класса А были первыми, кто пришел, однако, без обмена приветствиями с нами, они просто заняли свои места.

— Что? Ты уже здесь, Аянокоджи?

— Вместе с Ичиносе-доно. Только вы вдвоём. Вы планировали устроить здесь секретное свидание?

  Войдя в комнату вместе, Юкимура с Сотомурой в одностороннем порядке обстреляли меня этими вопросами. Я не смог разглядеть на их лицах беспокойство или депрессию, так что, возможно, на данный момент они уже отказались от победы. С другой стороны, ученики класса В казались довольно расслабленными.

— Это последнее обсуждение, хах? Вы нашли какие-нибудь подсказки? – спросил меня Хамагучи, начав всерьез относится к групповому обсуждению.

— Честно говоря, я и понятия не имею. Мы вообще не смогли нормально поговорить. – ответил я.

  Хоть и сказав так, но я уже осуществил стратегию, которую запланировал с самого начала экзамена. Именно с помощью почты школа отправляла на наши телефоны сообщения о том, что «цель» была успешно выбрана. «Цель» группы «Дракон» - Кушида, но что произойдет, если, к примеру, Кушида и Хорикита обменяются своими телефонами? Если посмотреть на сообщение внутри этого телефона, любой будет подозревать только Хорикиту.

  И если здесь появится предатель, который узнает об этом, отправив школе имя Хорикиты в роли «цели», он допустит ошибку и таким образом мы достигнем победы.

— Добрый вечер, давайте постараемся. – сказав эти слова, Ичиносе как обычно улыбнулась.

  Но было еще слишком рано, потому что до сих пор неизвестно, что остальные члены группы скрывают и планируют.

  Кроме того, если бы все были сосредоточены на рассматриваемой теме, было бы труднее замаскировать «цель». Сначала я ждал, пока Ичиносе продолжит говорить, но затем решил заговорить сам.

— Если никто не против…

— Я хотел бы кое-что сказать.

  Как ни странно, я и Хамагучи заговорили одновременно.

— Извини меня, Аянокоджи-кун, пожалуйста, продолжай. – сказал он.

— Нет… В любом случае, ты начал первым. Я буду говорить после тебя.

  Я не ожидал подобного совпадения в такое время. Ужасное совпадение. Мой план сам по себе не содержит недостатков, но, если возникнет такая неожиданная проблема, эффективность моего плана может пошатнуться.

  Полагаю, что я могу выслушать, что скажет Хамагучи, прежде чем снова вернусь к своей речи. Но думая в подобном направлении, Хамагучи неожиданно разрушил все мои ожидания в довольно непредвиденной манере.

— Тогда, с твоего позволения. Последние три дня я постоянно думал о том, каким способом нам лучше достичь первого результата.

  Затем Хамагучи начал говорить о своем плане с другими учениками группы «Кролик».

  Удивительно, но содержание его предложения было поразительно сходно со стратегией, которую придумал я.

— И, наконец, я пришел к единственному выводу, что даже целая группа может стремится к первому исходу и есть способ прийти к нему. – продолжил Хамагучи.

— Это правда, Хамагучи?

  В мрачных глазах Юкимуры и остальных, кто уже отказался от победы на экзамене, снова появился лучик надежды.

— Конечно. Эта идея пришла мне в голову после того, как мы выслушали здесь всех, включая Ичиносе-сан и Машиду-куна.

— Невероятно. Первый исход не может быть достигнут только путём диалога. – тем, кто возразил на это наивное и мечтательное предложение, разумеется, был Машида.

— Давайте сначала выслушаем его. Хамагучи-кун не тот, кто будет говорить, не подумав. – Ичиносе поддержала Хамагучи и создала условия, способствующие дальнейшему обсуждению.

— Сейчас я покажу вам всем свой телефон. Естественно, что в нём есть письмо, присланное школой. Я думаю, что вы все понимаете, к чему я веду. Поскольку запрещено фальсифицировать или изменять письма от школы, работая по такому способу не будет никакого риска быть обманутым. Вот так просто показывая друг другу свои письма, мы сможем обнаружить личность «цели», это и есть мой способ докопаться до правды. – сказал Хамагучи.

— Это глупо. Кто будет показывать свои письма? Ведь мы до сих пор не уверены в том, что кто-то не предаст нас в тот момент, когда мы их покажем. Нет никого, кто с вами согласится. – естественно, что Машида поразился такому плану.

— Действительно, зная о возможности предательства, «цель» не покажет своё письмо на телефоне. Но с точки зрения тех, кто не является «целью», есть лишь небольшой риск в показывании сообщения. Экзамен скоро закончится, если мы не сделаем свой шаг сейчас, то мы ни за что не выиграем. Если класс будет сотрудничать для защиты «цели», никто из них не покажет свои письма. Поступая таким образом, мы загоним «цель» в угол. – продолжил Хамагучи.

— Даже если вы узнаете личность «цели» или узнаете класс, к которому она принадлежит, если кто-нибудь предаст нас, то всё кончено. Проблема не будет решена. Вы собираетесь играть в игру, где побеждает тот, кто быстрее предаст?

  Используя эту стратегию, вполне возможно обнаружить личность «цели». Но на этом её возможности заканчиваются. В конце концов, не все смогут быть честными друг с другом, ответив на вопрос только в конце экзамена.

— Тогда, пожалуйста, заткнись. В конце концов все будет хорошо, даже если Машида-кун не будет участвовать. – сказал Хамагучи, отказываясь подчиняться несговорчивому отношению остальных, и таки показал нам свой телефон.

— Я согласен с планом Хамагучи-куна. Я тоже покажу свой телефон. – после этого Беппу из класса В также последовал его примеру.

  Похоже, что это было не случайное, разрозненное событие, а, скорее, что стратегия Ичиносе уже была в деле. Разработка была такой же, как и у меня. Но я не знаю насколько далеко они все продумали. Однако, если они подумали, что все послушно поверят их словам и покажут сообщения на своих телефонах, то это будет ничем иным, кроме как безрассудством…

— Я думаю, что это неожиданно хорошая идея. У меня тоже нет возражений, чтобы показать свой телефон. – Ичиносе снова улыбнулась в согласии с планом Хамагучи.

  Соответствуя действиям остальных, Ичиносе потянулась в правый карман своей юбки, чтобы достать оттуда телефон.

— Я обдумывала это в течении долгого времени, но из слов Хамагучи я, наконец-то, поняла. Извините, что скрывала это до сих пор, но…

  И вместе с подобными целенаправленными словами Ичиносе достала свой телефон.

  Я решил нанести удар сейчас, прежде чем Ичиносе сможет завершить свою стратегию.

— Ты ведь серьезно, не так ли, Ичиносе? Если ты собираешься сделать ставку на подобную стратегию, то я приму ваше предложение.

  Прежде чем Ичиносе раскрыла содержимое своей почты, я предложил свой телефон. Но это был не мой телефон, а скорее тот, на который я обменялся с определенным человеком.

— Аянокоджи-кун… ты не возражаешь против этого?

— Да. Выслушав Хамагучи, я думаю, что нет другого пути. Поскольку я достаточно плох в общении, единственное, что я могу сделать – показать вам правду, что я и сделаю.

— Подожди Аянокоджи. Я возражаю. Прислушиваясь к такой непонятной стратегии, ничем хорошим это не обернется. – Юкимура отчаянно пытался остановить меня, но я отмахнулся от его слов и просто показал свою почту.

  И вместе с этим доказал, что не являюсь «целью».

  Большое количество воды уже накопилось перед этой невидимой плотиной. Если образуется отверстие хотя бы в 1 сантиметр, плотина безусловно разрушится и оттуда хлынет целый поток. Этими действиями они пытались запустить образование подобного отверстия.

— Хмм… Кажется, что Аянокоджи-кун тоже не «цель».

— Тогда я тоже покажу своё.

  Кто будет следующим? Из большой толпы людей, до сих пор смеющейся над стратегией Хамагучи, одна девушка таки высказала своё одобрение и согласилась. Это был человек, от которого подобное ожидалось меньше всего. Ею была Ибуки Мио.

— Ты с ума сошла? В этом нет никакой выгоды. – возразила Манабе против рискованных действий Ибуки.

  Но слова Ибуки, сказанные в ответ, были действительно хорошо обоснованными.

— Те, кто не являются «целью» и не принадлежат к тому же классу, что и «цель» не получат никакой выгоды в сохранении статуса-кво. Класс В также понимает это. Если мы ничего не сделаем, то никогда не догоним классы выше нас. Именно поэтому они показывают свои телефоны. И я думаю также, как они. Это всё.

— Но это…

— Или, возможно, что ты являешься «целью»? – Ибуки сказала это в агрессивной манере, подобающей врагу, в то время, как Манабе в свою очередь считала её своим союзником.

— Н-нет э-это…

— Тогда ты также должна быть в состоянии показать свой телефон.

  В некотором роде, её слова могли восприниматься угрозой для собственных союзников. И как будто поняв это, Манабе и остальные девушки также достали свои телефоны. Охота на «цель» началась. Каруизава также взяла свой телефон с ремешком и показала его перед всеми.

— Каруизава, ты собираешься поступить также, как Аянокоджи? Ты тоже собираешься следовать этой стратегии? – спросил Юкимура.

— Я просто делаю это для себя, как-никак я тоже хочу приватных баллов. – ответила она.

  Её сообщение от школы также говорило, что Каруизава не являлась «целью». Таким образом её также признали «чистой».

— …Эххх. Что же мне делать? – пробормотал Сотомура.

— Подумай сам, Сотомура. Ты ведь знаешь, что это не обязательная, а добровольная проверка.

— Уууу… Ладно, просто покончим с этим.

  В ситуации, когда много студентов уже присоединились, судя по тому, что у него не было другого выбора, Сотомура также потянулся за своим телефоном. Однако, прежде чем показать его нам, Юкимура быстро остановил его.

— … Ты серьезно думаешь, что правильно показывать им сообщение?

— Не так давно ты останавливал Аянокоджи, может быть ты и есть «цель»? – в ответ на слова Юкимуры, который решительно возражал против этой стратегии, подобным вопросом Ибуки нанесла ему удар.

  В тот же момент все могли увидеть, как выражение лица Юкимуры-куна немного ожесточилось.

— Ува… ты ведь не серьезно?

— Нет. Юкимура точно не «цель». В конце концов он сам говорил мне об этом. – я быстро последовал за ним.

  Но от некоторых студентов послышался спонтанный смех.

— Ты серьезно думаешь, что мы поверим твоим словам? Возможно, что ты врешь. – сказала Манабе, ставя под сомнение личность Юкимуры.

  Действительно, продолжая отрицать, что он является «целью», это лишь вызовет на него дополнительные подозрения. Он должен также это понимать. Но пока я все еще не могу сделать свой шаг. Потому что Юкимура…

— Еще слишком рано делать выводы. Потому что слова Юкимуры-куна также имеют смысл. – сказала Ичиносе, которая всё это время наблюдала за серией произошедших событий.

  Затем она снова достала свой телефон из левого кармана.

— Меня немного задержали, но я также хочу показать свой телефон. – сказала она, доказывая, что не является «целью».

— Подожди, Ичиносе. Ранее ты заявила, что хотела что-то нам сказать. А теперь, проведя всё это время в молчании, ты просто показываешь свой телефон. – не забыв об этом заявлении, Машида задал ей вопрос.

— Что? Я хотела сказать, что всегда придерживалась подобной идеи, вот и всё. – ответила она.

— … подобной идеи?

— Я говорила про ту же идею, но как лидер класса В, я немного жалею, что Хамагучи-кун опередил меня.

  В любом случае, кажется все кроме класса А и Юкимуры уже доказали группе, что не являются «целями».

— ……

  Находящиеся здесь ученики не были настолько непроницательными, чтобы не понять смысла молчания Юкимуры. Машида и другие ученики класса А также в какой-то момент подошли к Юкимуре, чтобы посмотреть на него.

— … Хорошо, я понял. Я покажу вам. Ведь я просто должен показать вам, верно?

  Уже не в состоянии выдерживать давления сверстников, направленного на него, Юкимура сдался и также взялся за свой телефон.

— Но прежде чем я сделаю это, я хочу, чтобы вы пообещали мне кое-что. – сказал он.

— Пообещали? Что ты имеешь в виду, Юкимура-кун?

— Что никто здесь не станет предателем. Все здесь. Особенно класс А, я хочу, чтобы вы достали свои телефоны и положили их там, где я смогу их видеть. Нет, все здесь. Каждый положите свои телефоны вон туда, чтобы я мог их видеть. – сказал Юкимура.

  Он направил это заявление Машиде. Но тот лишь ответил ему серьезным тоном.

— Я не понимаю, к чему ты клонишь. Что ты имеешь в виду? – сказал он Юкимуре.

— Именно, то, что я сказал. Не больше и не меньше.

— Хорошо. Тогда просто положим их здесь.

  Подойдя к Юкимуре, все студенты класса А достали свои телефоны и положили их напротив него. Подтвердив, что его просьбу выполнили, Юкимура не сомневаясь в своём выражении наконец-то сделал свой шаг. Юкимура достал телефон из кармана, включил экран и набрал 6-значный пароль, тем самым залогинившись на свой телефон.

  Затем он открыл письмо, отправленное ему школой и протянул экран так, чтобы все увидели.

— … Извини, что врал тебе, Аянокоджи… – Юкимура извинялся по мере того, как показывал сообщение, присланное школой.

  Теми, кто больше всего удивился после прочтения сообщения, разумеется, были ученики класса D.

— Я и есть «цель»… – сказал Юкимура.

  На экране было сообщение, отличающееся от того, что получили все остальные.

— Ч-что? Ю-Юкимура-доно все это время был «целью»? – Сотомура смотрел на него изумлёнными глазами.

  Это также означает, что мы фактически отказались от 500.000 баллов, которые в противном случае достались бы классу D. Однако, именно Юкимура был человеком, с которым я в тайне обменялся телефонами.

— Если бы я знал, что всё закончится так, то я бы сказал это с самого начала. – сказал Юкимура.

  Каруизава также казалась потрясенной от всего сердца и её выражение лица показывало беспокойство. Глядя на перспективу этих двоих, которые никогда бы не подумали о том, что Юкимура может быть «целью», это имеет смысл. Затем Машида встал и снова посмотрел на почту телефона Юкимуры.

— Похоже, что письмо настоящее. Все остальные сообщения, кажется, также принадлежат Юкимуре. – сказал Машида, без разрешения проверив личные чаты Юкимуры.

  Несмотря на Машиду, который подошёл к ситуации с подозрением, Ичиносе попыталась спокойно объяснить ситуацию.

— Это сообщение никак не может быть фальшивкой. В конце концов вы знаете правила, установленные школой на текущий экзамен, ведь строго запрещено копировать и пересылать сообщения. До тех пор, пока письмо было отправлено с адреса школы, вероятность того, что оно будет фальшивым, равна нулю. – сказала Ичиносе.

  В точку, ведь с самого начала было запрещено любое подделывание информации в течение экзамена. Поскольку нарушивших данное правило ждало наказание, известное как исключение, всё сказанное здесь должно быть ничем иным, кроме как правдой.

  Даже если человек преодолеет это препятствие и соврет здесь, проблема все равно будет ожидать его после завершения экзамена, следовательно, в любом случае результат будет таким же.

— Значит, что это определенно Юкимура-кун. – кивала в согласии Манабе.

  Важным моментом было то, что в конце концов была показана почта Юкимуры. Действительно ли персона, держащая этот телефон и в самом деле является владельцем этого телефона… теперь не имеет значения. Иными словами, принятие решения о том, действительно ли данный человек владеет этим телефоном, является на удивление сложной задачей.

  Особенно для студентов, которые действовали настороже во время экзамена, мысль о том, что кто-то обменялся телефонами с другим человеком не была настолько невообразимой гипотезой. Каждый мог до неё додуматься. Однако, случайный ввод шестизначного пароля и разблокировка телефона делало все иначе.

  Один ученик никаким образом не мог знать пароля другого ученика. Они неизбежно сделают подобный вывод почти бессознательно, предполагая, что это было бы также, если бы это был их телефон. Это строится не в рассуждении, а скорее в предубеждении, которое осело в их сознании на протяжении многих лет.

— Прости Юкимура-кун… Я думал о тебе в самую последнюю очередь…

— Нет. Я думаю, что это правильно. Я пытался каким-то образом соврать, но это было неправильно. Я уверен, что Аянокоджи и Сотомура, а также Каруизава также посчитают, что так будет правильнее. – ответил Юкимура.

  Выставив всё в подобном ключе, он изображал из себя человека, который пытался безопасно оставить баллы лишь себе.

— … Таким образом, каждый должен знать, что «целью» являюсь я. Так что, вы все должны написать моё имя в качестве ответа в конце экзамена. – продолжил он.

  Правильно, завершив экзамен вместе с остальными, вся группы может заработать по 500.000 баллов. Сейчас можно было добиться первого исхода, который до этого казался недостижимым.

  Ичиносе снова закивала головой, и теперь с еще большей силой просила А класс.

— Пожалуйста. Не позвольте мужеству Юкимуры-куна пропасть даром. Пожалуйста, сотрудничайте с нами. Не предавайте нас.

— Мы с самого начала просто следовали стратегии Катсураги-сана. Мы не будем делать ничего самостоятельно. – ответил Машида.

  Хоть и сказав так, но до окончания экзамена будет период, в котором мы всей группой обязательно должны расформироваться. После окончания экзамена, в течение 30 минут, мы должны будем доверять не только нашим одноклассникам, но и ученикам других классов.

— Я хочу верить… нет, я верю в каждого из вас… - Юкимура сказал это, как бы искренне желая такого результата.

  Каждый класс получит одинаковое количество баллов. Интересно, добились ли студенты, проводившие одно и тоже время вместе за последние несколько дней, чего-то похожего на дружбу.

  Я сомневаюсь, что они примут чувства Юкимуры и смогут сотрудничать друг с другом ради общей победы. Нет, такое невозможно. Я уверен, что кто-то обязательно станет предателем.

  И если так, то мы класс D, обменявшись телефонами друг с другом, несомненно, победим.

  Должно быть Юкимура также поверил в это. Но в тоже время он, должно быть, изо всех сил старался удержаться от смеха. Однако, радость, которую он испытывал, испарилась, когда телефон Юкимуры внезапно зазвонил. Юкимура был шокирован больше, чем кто-либо от этого звонка. В спешке попытавшись схватить со стола свой телефон, он оступился и выронил телефон из руки. По совпадению, он упал экраном кверху прямо перед нами. Поскольку он находился на беззвучном режиме, телефон посылал вибрации по всему столу, продолжая издавать звуки.

  Имя звонящего было – «Ичиносе».

  Она, держав телефон возле уха, смотрела на Юкимуру, а затем с серьезным взглядом посмотрела на меня.

— Что ты делаешь, Ичиносе? Нет смысла звонить Юкимуре в такое время. – сказал Машида, глядя на Ичиносе с изумленным выражением лица.

  Создав ситуацию, смысл которой могли понять только я с Юкимурой, Ичиносе тихо оборвала звонок.

— Школа заявила, что «изменение или копирование почты» запрещено. Вот почему мы верили, что сообщение перед нашими глазами, несомненно, реально. В этом нет сомнений. Но нет правила, которое бы говорило, что ты не можешь обменяться с кем-нибудь телефонами. Понимаете, что это значит? – сказав это, Ичиносе подняла упавший телефон и вернула его не Юкимуре, а мне.

— Человек, которому принадлежит этот телефон и письмо с обозначением «цели». Это ведь ты, Аянокоджи-кун? В конце концов сейчас я звонила не Юкимуре-куну, а Аянокоджи-куну.

  Некоторое время назад я обменялся с Ичиносе контактными номерами. Вот почему она знала мой номер. Нет, даже если бы Ичиносе не знала, то она все равно бы провела исследование, чтобы выяснить мой номер.

— Н-но разве это не странно? Юкимура перед нашими глазами ввёл шестизначный пароль. Я также проверил его приватные письма и историю сообщений. – сказал Машида.

— Это подделка. Он может легко узнать пароль, спросив об этом Аянокоджи-куна. Кроме того, все истории вызовов и даже приложения могут быть скопированы, даже если для этого нужно было приложить немало усилий. – ответила Ичиносе.

  Услышав это, Машида изменил своё выражение лица и быстро схватил телефон, который был возвращен мне.

— Вы ведь знаете, что люди не могут так легко лгать. Особенно, когда цель уже близка, они неизбежно будут беспокоиться и тем самым раскроют себя. Юкимура-кун лгал, поэтому его жесты и поведение казались еще более подозрительными и совершенно отличными от обычных. – сказала Ичиносе, полностью разгадав мою попытку скрыться.

  Услышав её умозаключение, лицо Юкимуры сразу же побледнело. Нет, даже сомнительно, что он вообще всё это выслушал.

— Мы также думали об этом в течение некоторого времени, ведь если бы «цель» была в нашем классе, то всегда была бы возможность просто обменяться телефонами. Использовать пароль другого, чтобы выдать себя за «цель» также была одной из возможностей до которых мы додумались. – сказала Ичиносе.

  Видимо, Ичиносе и остальные уже думали о стратегии, к которой я пришел.

— Но видите ли, в этой стратегии есть слабость. Дело в том, что помимо всего этого также существует и номер телефона. Даже если вы сможете идеально воспроизвести историю и приложения, вы не сможете ничего поделать с вашим номером. Как-то раз мы попытались с Хамагучи-куном заменить наши SIM-карты, однако SIM-карты, назначенные школой, привязаны к определенным телефонам, так что, даже если бы мы обменялись SIM-картами, мы бы не смогли ими воспользоваться. Это значит, что если бы вы также поменяли и свои карты, то я бы не смогла бы дозвониться до тебя.  Неважно, кто с кем обменяется телефонами, до тех пор, пока я могу набрать этот номер, я смогу с легкостью обнаружить настоящего владельца. В конце концов, если бы я не могла этого сделать, мы бы даже не предложили план с раскрытием наших телефонов. – продолжила Ичиносе.

 Другими словами, Ичиносе и остальные хотели использовать подобную принудительную тактику, чтобы окончательно раскрыть ложь. Факт того, что Хамагучи внезапно начал эту тему, естественно был частью их плана. Таким образом это и был момент, когда стало известно о том, что я и Юкимура обменялись телефонами.

— Вы смогли зайти так далеко, благодаря простому обмену телефонами и копированием истории, но вы ведь не ожидали, что мы будем использовать тот факт, что SIM-карты привязаны лишь для конкретных устройств, чтобы проверить вас, верно? – сказала Ичиносе, после чего наконец выдохнула.

— Фуууу~

  В тот момент поступило сообщение о том, что 1 час обсуждения заканчивается через пять минут.

  Нам приказали распустить группу в течении пяти минут и оперативно вернуться в свои комнаты.

— Чёрт! – подобный крик Юкимуры исходил от всего его сердца.

  Это был правдивый и честный крик без всякого обмана за ним.

— Очень жаль, Юкимура. Хотя, это была хорошая попытка. – сказал Машида, в то время как остальные начали улыбаться и смеяться над ним.

  Они сказали, что таким образом Юкимура, которого полностью раскусили, все это время лишь ничтожно унижался.

  Они также смотрели на меня, человека, которого они, должно быть, считали организатором этой стратегии. Но даже с тревожным Юкимурой и классом D, нам удалось застать врасплох классы С и А. Должно быть, было много чего, о чём они хотели поговорить, но теперь правила запрещали нам продолжать обсуждение.

— В любом случае, мы уже определили, что Аянокоджи-кун и есть «цель». Машида-кун, пообещай мне, что мы будем стремиться к первому исходу вместе, никого не предавая. – попросила Ичиносе.

— Естественно. Поверь мне, пойдём. – ответил Машида.

  Учеников класса А позвали друзья, из-за чего Машида с остальными были самыми первыми, кто ушел из комнаты.

— Вы ведь знаете, что те, кто верят, будут спасены. Я ни за что не предам вас. Поэтому я хочу, чтобы класс С поступил также. Вы должны просто смириться с этим на 30 минут. – сказала Ичиносе.

  Манабе и остальные просто кивали головой в ответ. Тем временем Юкимура посмотрел на телефон, который я держал в своих руках.

— Я был дураком, что последовал твоему плану. Это самое худшее…

  А затем один за другим, все покинули помещение, оставив меня и Ичиносе наедине.

— Теперь мы просто должны доверять всем. – сказала она.

— Ага… Полагаю, что так.

— Аянокоджи-кун, ты довольно спокоен. Ты не волнуешься?

— В конце концов я не могу ничего поделать, кроме как поверить в остальных… Я возвращаюсь в свою комнату.

  Все возможности исчерпаны, даже если я останусь чуть подольше, ничего не изменится.

— Эй, подожди минутку.

  Ичиносе остановила меня, положив руку на моё плечо.

  В тот момент я почувствовал, что расстояние между нами скоро станет слишком опасным.

— Кто был тем, кто придумал план с обменом телефонами? – спросила она.

— Разумеется, что Хорикита.

— Понятно. Тогда, пожалуйста, скажи Хориките-сан, что её план возымел огромный успех.

— Огромный успех? Ты ведь имела в виду огромный провал? Это было тяжелым и сокрушительным поражением. В конце концов Ичиносе видела нас насквозь. – сказал я.

— Ахахахахаха. Ты ведь не ожидал, что мы подумаем о том же плане, не так ли?

— Извини. За то, что таким образом лгал тебе, даже после того, как согласился на альянс с вами. Ты злишься на меня?

— Конечно, нет. Мы также начали строить свой собственный план без вашего ведома, поэтому мы в расчёте. – ответила она.

— Хорошо. Я уверен, что Хориките также будет приятно это слышать.

  Сказав эти слова, я схватил свой телефон и собирался покинуть комнату.

— Ваа, подожди-подожди. Важная часть еще не закончена. – она снова остановила меня.

— Важная часть?

— Муу~ Ты и вправду плох в общении с людьми, Аянокоджи-кун. И в самом деле полученные намиSIM-карты привязаны конкретно к одному устройству. Но ведь есть возможность отвязать её… верно? Я спросила Хошиномию-сенсей, чтобы проверить это, но, видимо с достаточным количеством очков действительно можно разблокировать привязку. Вот, что она сказала мне.

  Чири. В это мгновение я почувствовал, будто электрический ток пробежал по моему затылку.

— Ответ, который приходит после ложного ответа, раскрыт. Большинство людей воспримут это, как истину. После того, как Юкимура-кун ввёл пароль для разблокировки телефона, он был отсеян от возможности быть «целью». В тот момент, когда ложь раскрылась, правда о том, что Аянокоджи-кун являлся «целью» так и напрашивалась в голову. И тот факт о SIM-картах лишь закрепил это предположение. Никто больше не будет подозревать кого-либо другого, кроме Аянокоджи-куна. Но это и есть настоящая ловушка. Я сказала, что стратегия с обменом была несовершенна, однако это было ложью. Потому что эта стратегия на самом деле крайне эффективна. Но, конечно, для этого тебе нужно сделать двухслойную ловушку. Если сделать подобное, то правда навсегда будет захоронена во тьме. Ведь не будет способа со 100% уверенностью выяснить, кто настоящая «цель». – продолжила Ичиносе.

  Эта Ичиносе, она и вправду раскусила мой план, лежащий в основе другого плана. Она докопалась до правды, которую я скрывал даже от Юкимуры.

  Во-первых, предпосылка о том, что я не «цель». Тем не менее я подошёл к Юкимуре под видом настоящей «цели». В конце концов, в качестве доказательства я использовал реальный телефон «цели», чтобы связаться с ним. Но настоящей «целью» и владельцем этого телефона была Каруизава. Она также очень хорошо скрыла этот факт. Ведь единственным, кому она в тайне об этом рассказала, был Хирата. Но Хирата также сохранил всю правду в секрете от меня и Юкимуры, хотя изначально мы были с ней в одной группе. Вот почему он сделал вид, что ничего не знает, когда мы говорили о «цели». Но после того, как я узнал о прошлом Каруизавы и Хираты, он рассказал мне о том, что на самом деле Каруизава является «целью». И после того, как я манипулировал Манабе, чтобы она надругалась над Каруизавой, я использовал сложившуюся ситуацию, чтобы поменять наши телефоны.

  Разумеется, что мы с Юкимурой скопировали сообщения и историю наших телефонов. После этого я избавился от блокировки SIM-карты, используя баллы. Эта процедура вряд ли была незаконной и могла быть с легкостью исполнена у массового ритейлера в качестве бесплатного сервиса. Подобное можно было сделать даже на корабле, ведь до тех пор, пока экзамен требовал использования телефона, они разместили место, подготовленное для студентов, где они могли починить свои телефоны или заменить их в случае повреждения. Поэтому, используя телефон Каруизавы, я мог в том числе и поменять номера. Кроме того, в тот момент я поменял этот телефон на телефон Юкимуры. Разумеется, что я сказал ему, что это «мой» телефон и Юкимура поверил мне. Если правда когда-нибудь выльется наружу, он точно расстроится и рассердится на меня.

  Если бы это был простой человек, то он бы никогда не заметил, что я и Юкимура обменялись телефонами. Если бы это был умный человек, то он бы заметил подмену и обвинил меня в том, что на самом деле я был «целью». Но никто никогда не должен был прийти к выводу о том, что именно Каруизава была настоящей «целью». Это и был мой план замены мобильных телефонов, который я придумал.

— Что бы ты сделал, если бы «цель» была не в классе D? – спросила Ичиносе.

— То же, что и ты. Я бы попытался выяснить, кто был «целью» среди моего класса, обменялся бы с ним телефоном, и стал бы выдавать себя за реальную «цель». – ответил я.

  Если после такого заявления заговорит настоящая «цель» и укажет на обман, поиск завершится успехом, но, если вместо этого, например, вся группа поверит, что Ичиносе – реальная «цель», предатель неизбежно ответит неправильно и экзамен закончится. В такой ситуации для класса В не достанется очков, но возможно сократить разрыв в очках между некоторыми классами.

— Значит всё кончено, да?

  Затем Ичиносе начала вытаскивать телефоны из левого и правого карманов. Один из них принадлежит «цели» класса В из другой группы, а другой принадлежит другому студенту, который не являлся «целью» в своей группе.

— Между прочим, это всего лишь мой прогноз, но если брать во внимание сегодняшнюю дискуссию, то…

  Ичиносе быстро написала сообщение на свой телефон.

— Личность «цели» – Каруизава Кей-сан. Верно?

  Написав подобное сообщение, она показала мне свой экран. Это было письмом «предателя», которое она собиралась отправить школе. Но прежде чем что-нибудь произошло, наши телефоны внезапно зазвонили в одно и тоже время.

  «Экзамен для группы «Кролик» завершен. Ждите объявления результатов».

— Ааах… так нас всё-таки кто-то предал, да? Это либо класс А, либо класс С, точно кто-то из них. – сказала она.

— Почему ты подозревала Каруизаву? – спросил я.

— По той же причине, что и Юкимуру-куна. Потому что она вела себя иначе, чем обычно. Обычно она не заботилась об Аянокоджи-куне, но в этот раз она смотрела на тебя достаточно часто, также при этом строя гримасы больше, чем нужно. Но это не было определенным доказательством того, что Каруизава-сан на самом деле является «целью», поэтому я все равно не отправила бы подобное сообщение.

  Кажется, Ичиносе полностью раскусила мой план.

— Почему ты никому об этом не рассказала? Таким образом, ложь была бы раскрыта. – сказал я.

  Ичиносе просто засмеялась. Сейчас она и вправду улыбалась от всей души. Это была самая искренняя и теплая улыбка, которую я видел.

— Это очевидно, разве нет? А или С, если кто-то из них ошибется, это все равно будет для нас плюсом. Я с самого начала не собиралась заканчивать экзамен ни работая вместе для достижения первого исхода, ни предавая всех для достижения третьего исхода. В момент, когда мы узнали, что «цель» не была в классе В, я сразу решила позволить другому классу предать нас. Думаю, что на этот раз предатель из класса А. – сказала она.

— Машида, да?

— Нет, нет. Это Моришиге-кун. Он принадлежит к фракции Сакаянаги-сан. Наверное, он не захотел покорно подчиняться фракции Катсураги. Возможно, он подумал, что лучше предать их, тем самым просто получив баллы, что-то в этом роде.

  Странно смеясь, она повернулась ко мне спиной.

— Аянокоджи-кун, ты довольно удивительный. Ведь разговор, который ты только что со мной провел, был составлен на месте, не так ли? – спросила она.

— Если ты собираешься кого-то хвалить, то хвали Хорикиту. Она просто дала мне несколько гипотетический ситуаций, а я просто подчинялся её приказам, только и всего.

  Кажется, мне нужно пересмотреть свои взгляды на личность, известную, как Хонами Ичиносе. Ей удалось тщательно избежать каких-либо рисков, в то же время разработав стратегию, чтобы выйти победителем. Я не имею права жаловаться.

— Тогда я пойду. Будет плохо, если мы нарушим правила. – сказала она.

  Но после того, как она сказала эти слова, наши телефоны одновременно несколько раз завибрировали. И не раз и не два, а четыре раза подряд за короткое время.

— Ч-что это значит?

  Ичиносе, казалось, искренне удивилась от всего своего сердца, когда мы оба посмотрели на экраны наших телефонов.

 

  Корабль, плывущий в глубоком темном море, казался немного одиноким.

  Но по мере того, как время приближалось к 11 вечера, количество людей постепенно увеличивалось. Я заметил, что кафе, к которому я планировал вернуться, уже добилось успеха и все места были быстро расхвачены одно за другим. Передо мной появилась девушка, которая заранее заняла нам четыре места.

— … Извини, что заставила ждать. – застенчиво подошедшей девушкой была Каруизава Кей.

  Выражение её лица немного отличалось от обычного.

— Прости, что позвал тебя так поздно. – сказал я.

— Нет, всё в порядке…

  Так как мне не о чем было с ней поговорить, я просто смотрел на пейзажи, окрашенные молчанием. Но поскольку казалось, что Каруизава откровенно пялилась на меня, я повернулся к ней лицом.

— Ааа, эмм… Я всё думала, все ли хорошо прошло? – спросила она.

— Всё в норме. Я уверен, что ребята из класса А отправили школе сообщение с моим именем.

   Я мог утверждать об этом, потому что в качестве страховки имел еще одну карту в рукаве, кроме подмены телефонов Каруизавы и Юкимуры. Предубежденные работать сообща, мы и вправду работали все вместе, из-за чего не стоило беспокоиться в этом направлении.

— Как ты можешь быть настолько уверенным в этом? – спросила она.

— Не потому ли, что бумажка, которую ты мне дал, имеет особое значение, Аянокоджи-кун? – особа, которая подкралась сзади меня, удивила нас достаточно, чтобы заставить Каруизаву немного подпрыгнуть.

  Ничего не поделаешь, ведь этим человеком был парень по имени Хирата, с которым Каруизава недавно пыталась расстаться.

— Вы оба, хорошая работа на экзамене. Не возражаете, если я присяду? – спросил он.

— Конечно.

  Каруизава занервничала и отвернулась от Хираты, но тем не менее не показала никаких намёков, чтобы откровенного отвергать его. Время было 22:55. Через 5 минут всем студентам наконец отправят письмо с результатами.

— Время почти пришло. Хорикита-сан еще не пришла? Разве мы не должны связаться с ней?

— Она одна из тех, кто всегда приходит к самому концу. Мы можем позволить себе подождать еще четыре минуты. – ответил я.

— Ахх. Похоже она здесь.

  Кажется, в этом случае Хорикита пришла намного раньше, чем я от неё ожидал.

— Хаа~. Что это за кучка людей передо мной. – вздохнув, сказала Хорикита.

— Ты наконец-то пришла. Кстати, что там за тобой?

— Если вы обратите на него внимание, то проиграете. Просто думайте о нём, как о призраке, который прицепился к моей спине и таким образом игнорируйте его.

— Не говори так, Хорикита. Я думал, что ты будешь волноваться во время экзамена, поэтому и беспокоился о тебе, вот почему я позвал тебя.

  Я давно его не видел, но Судоу Кен действительно стоял рядом с Хорикитой, как будто он был привязан к ней.

— Ты мне мешаешь, исчезни. – сказала ему Хорикита.

— Н-не говори так. Ведь я приложил все усилия, чтобы победить на текущем экзамене.

— В таком случае, есть ли у тебя уверенность в том, что ты добился хорошего результата? – спросила она.

— … Я был в шаге от этого. Но, похоже, что кто-то оказался быстрее меня и отправил сообщение первым. – ответил Судоу.

  Услышав подобную нерешительную отмазку, кажется, что Хорикита перестала обращать на него внимание. Затем она заняла последнее вакантное место. Судоу запаниковал и быстро отошёл, чтобы вытащить стул из соседнего стола.

— Ты все еще мешаешь. – сказала Хорикита.

— Все в порядке, верно? Я просто послушаю тебя. Кроме того, не выгоняй меня.

  Несмотря на то, что сейчас проводилось довольно необычное собрание, кажется, что Судоу не было интересно мнение нашей стороны.

— Что более важно, та цепочка писем, которую мы получили ранее…

— Да, мне тоже показалось это весьма интересным.

  Примерно 2 часа назад, тогда же, когда я расстался с Ичиносе, произошёл странный инцидент. Один за другим на наши телефоны пришли четыре письма от школы. Содержимое этих сообщений проинформировало нас о завершении экзамена нескольких групп.

  Группы «Крысы», «Лошади», «Петуха» и «Свиньи». Экзамен всех этих групп закончился появлением предателя.

— Группа «Лошадь» – это ведь та группа, в которой «целью» был Минами-кун, верно?

— Да. Иными словами, есть вероятность, что его личность была кем-то раскрыта.

— Есть ли вероятность того, что в остальных группах кто-то из нашего класса отправил письмо предателя? – тревожно спросила Хорикита.

  Если ошибочно указать «цель», то ущерб, повлечённый таким образом будет совсем несмешным.

— Я тоже задавался подобным вопросом и поспрашивал об этом несколько групп. Парни говорят, что никто из них не отправлял писем предателя. – сказал Хирата.

  Разумеется, что они также могли и солгать. Но в определённой степени, я уверен, что мы можем им доверять.

— С Ямаучи всё было в порядке? – я спросил о человеке, который был готов пойти на крайности, если на то была бы необходимость.

— Ааа, эмм. Всё хорошо. Ямаучи-кун был в группе «Петух» и казалось, что он пытался отправить письмо предателя. Но слишком долго сомневаясь, экзамен закончился ранее, чем он смог отправить сообщение. – сказал мне Хирата.

— Я не знаю, кто это был, но ему удалось предать нас прежде, чем мы смогли бы хоть что-нибудь сделать.

  Хорикита предположила, что, если бы Ямаучи отправил письмо о предательстве, он бы точно пришел к неправильному ответу. Я уверен, что она права. Он потерял все шансы в тот момент, когда не отправил письмо сразу и какое-то время колебался после экзамена.

— Но мы все равно не знаем насчёт девушек. – отметила Хорикита.

— Всё в порядке. Я уже поспрашивала у девчонок. Никто не отправлял писем. – без каких-либо колебаний сказала Каруизава.

  Поскольку она правила девушками класса D, её способности сбора информации были почти такими же быстрыми, как и у Хираты.

— … Хорошо.

  Разумеется, что у Хорикиты не было возможности собрать подобную информацию, из-за чего у неё не было другого выбора, кроме как принять её ответ.

— В конце концов даже на этом экзамене... Интересно, почему инструктаж проводили в такой небольшой группе людей? – Хирата выражал недовольство в этом вопросе, ведь он не мог понять смысла скрытым за ним.

— Этот экзамен тестировал наше «мышление». Другими словами, они смотрели на то, как мы думаем. Но не похоже, что на каждый вопрос есть ответ… что-то в таком духе. – ответила Хорикита.

  И в самом деле, лишь увидев подобные бессмысленные блефы, мы смогли прийти к ответу, скрытому за всеми этими вопросами. Поэтому было естественно предположить так.

— Более важно, я беспокоюсь о том, что эти четыре письма поступили почти одновременно. Нам было положено 30 минут, чтобы подумать о предательстве. Но даже так, все сообщения поступили в течение первых 2-х минут. Это вообще нормально? – спросила Хорикита.

— Разве это не просто… совпадение?

  Похоже, с точки зрения Судоу, который только слушал наш разговор, все это и вправду могло показаться совпадением.

— Когда Коенджи-кун отправил письмо предателя, ответ от школы был незамедлительным. Если предположить, что они отвечают в автоматическом порядке, то…

— Вероятность того, что все четыре письма были отправлены одновременно, чрезвычайно высока. Иными словами, может быть такое, что лишь один класс ответственен за все эти предательства.

  В точку. Я также думал, что не было никакой возможности, чтобы эти четыре письма отправили разные люди.

— Возможно, кто-то специально рассчитал время отправки сообщений, чтобы показать нам, что именно он сделал это.

— Ага. Я также не могу придумать какой-либо другой причины. И есть только один человек, который мог бы сделать нечто подобное… – сказала Хорикита.

  Хорикита и Хирата естественным образом обменивались своими мыслями. Я был просто благодарен за то, что не было необходимости что-либо говорить.

  Чтобы встретиться сегодня ночью, был смысл использовать именно это кафе. Ведь для своих встреч мы уже много раз пользовались им.

— Как и ожидалось, вы всё-таки были здесь.

  Всё это было для того, чтобы я мог пригласить сюда шестого гостя.

— Рьюен…!!!

  Осознав присутствие Рьюена, Судоу привстал, как бы запугивая его, но Рьюен не обратил на него никакого внимания и просто схватил свободный стул, прежде чем сел напротив Хорикиты.

— Я подумал, что будет лучше прийти и насладиться результатами вместе с вами. Спасибо за то, что вы были здесь, в таком удобном для разговора месте. – сказал Рьюен.

— Да. Я выбрала это место специально для того, чтобы даже ты со своей тупостью смог найти его. Будь благодарен. – ответила ему Хорикита.

— Но даже так, Сузуне. Это слишком большое собрание для тебя. Что за перемены?

  Рьюен говорил эти слова, глядя как четверо из нас собрались за этим столом (в то же время, полностью игнорируя Судоу).

— Мне надоело твоё постоянное нытье. Но об этом мы здесь и разговаривали. – ответила Хорикита.

— Не доставляй Хориките никаких проблем! – проревел Судоу на Рьюена.

— Судоу-кун, заткнись. – сказала Хорикита.

— ……... Ой………

  Остановленный Хорикитой, Судоу послушно вернулся на свое место. Он был на удивление порядочным.

— Я думал, что у тебя нет друзей, которые были бы именно настоящими друзьями. Что-ж, это радует.

  Само собой, это был еще один оборонительный план, который я подготовил против Рьюена. Ведь за счёт увеличения количества людей, взаимодействующих с Хорикитой, я успешно обманул его. Естественно, что теперь ему придётся следить за большим количеством людей, что станет для него неприемлемым.

— Результаты будут объявлены в ближайшее время. Вы достигли каких-нибудь успехов?

— Более или менее. А ты выглядишь довольно расслабленным. – обратилась к Рьюену Хорикита.

— Кукуку. Меня бы здесь не было, если бы я не был полностью в себе уверен. Кажется, что с прошлого раза здесь собрались те же самые люди.

— О, это точно. Ведь в последний раз, во время объявления результатов, изображая себя сильным и могущественным, ты с треском проиграл. – указывая на него пальцем, Судоу таким образом смеялся над Рьюеном.

  И как бы соответствуя действиям Судоу, Хорикита также посмотрела на Рьюена сверху вниз, глядя на него отвратным взглядом.

— Остановись, Сузуне. Ты ведь понимаешь, что, делая нечто подобное сейчас, ты просто больше опозоришься. Я уже знаю «цель» нашей группы. – сказал Рьюен.

  Несмотря на то, являются ли эти слова правдой или ложью, Хорикита даже не вздрогнула. Возможно это было потому, что у неё уже была уверенность о том, что она ни за что не проиграет Рьюену.

— Рада это слышать. С нетерпением жду результатов. – сказала Хорикита.

— Нам даже не нужно ждать. Я могу назвать тебе личность «цели» группы «Дракон» прямо сейчас.

— Я сожалею, но сейчас ты говоришь словно какой-то неудачник. Экзамен уже завершён, и никто из группы «Дракон» не стал предателем. Это может означать только одно.

  Это могло означать лишь то, что Рьюен завершил экзамен, так и не поняв, что «целью» была Кушида. Это была неоспоримая правда.

— Зная о моей любезности, ты будешь признательна настолько, что обязательно намочишь свою промежность.

  И используя подобный вульгарный язык, Рьюен смеялся, забавляясь над нами.

— … Тогда скажи мне. Кто является «целью» группы «Дракон»? – спросила Хорикита.

  И как будто ожидая от неё подобных слов, Рьюен поднял свою руку, одновременно смеясь. Он, словно зверь, смотрел сквозь щели своих пальцев, готовясь прыгнуть к горлу своей добычи.

— Кушида Кикё.

— Ээ?

  Хорикита, которая до сих пор не отреагировала ни на одно из слов Рьюена, замерла с таким маленьким, удивлённым голосом. Должно быть это оттого, что она была уверена в том, что он точно не раскроет личность «цели», из-за чего сейчас она была подавлена. Хирата, являясь членом группы «Дракон» также удивился.

— Извини, но со второго дня экзамена я уже знал, что Кушида была «целью» нашей группы. – продолжил Рьюен.

— Это ведь шутка… верно? Если так, ты бы мог закончить экзамен, отправив письмо предателя школе. Но экзамен не завершился таким образом. Это значит, что ты понял это каким-то другим способом и только после того, как экзамен закончился, разве не так? – спросила его Хорикита.

— Увидев то, как отчаянно ты пыталась защитить личность «цели», мне стало просто тебя жаль. Но после этого я заметил в тебе убеждённость в своей расслабленной и уверенной победе, отчего ты даже смотрела на остальных сверху вниз. Вот почему я позволил тебе вести себя так до конца.

— Как ты это понял? – Хирата спросил Рьюена с тоном, в котором были смешаны любопытство и страх.

  Они очень старались защитить личность Кушиды, и в итоге никто так и не обернулся предателем. Наверное, им было просто интересно.

— К сожалению, ответ на этот вопрос… касается тебя, Сузуне. – сказал Рьюен.

— Меня?

  Хорикита сейчас, безусловно, отчаянно размышляла в своей голове о событиях экзамена, претендуя по-прежнему быть спокойной. Но когда, где и как её смогли раскусить?

— Я понял это по движению твоих глаз, по дыханию и изменению выражений твоего лица, по твоему тону голоса и по всему остальному, касающегося тебя.

— Шутки в сторону.

— Шутки? Тогда откуда же еще я мог узнать правду? – быстро ответил Рьюен.

— Это… Разумеется, что ты только сейчас услышал это от кого-либо еще.

— Я понимаю твои чувства, и что ты не хочешь этого признавать. Признавать то, что из всех в своей группе, ты была самой никчёмной. Но не вини себя в этом, Сузуне. Ты просто решила запутать не того парня. Кроме того, в любом случае экзамен был хаотичным. В частности, ведь теми, за кем ты наблюдала больше всего, был класс А.

— Ч-что ты говоришь, что ты с-сделал? – Хорикита спросила Рьюена.

— Ты совсем скоро узнаешь ответ. – ответил он.

  Судя по всему, четыре письма о предательстве были делом рук Рьюена.

  И как только наступило 11 вечера, на наши телефоны одновременно пришли сообщения.

  И больше не уделяя внимания на Рьюена, мы все посмотрели вниз на телефоны, чтобы увидеть результаты.

 

Группа «Крыса» – В связи с правильной оценкой предателя – Исход 3.

Группа «Бык» – В связи с неправильной оценкой предателя – Исход 4.

Группа «Тигр» – В связи с защитой личности «цели» – Исход 2.

Группа «Кролик» – В связи с неправильной оценкой предателя – Исход 4.

Группа «Дракон» – В связи с правильной оценкой всей группы по окончанию экзамена – Исход 1.

Группа «Змея» – В связи с защитой личности «цели» – Исход 2.

Группа «Лошадь» – В связи с правильной оценкой предателя – Исход 3.

Группа «Овца» – В связи с защитой личности «цели» – Исход 2.

Группа «Обезьяна» – В связи с правильной оценкой предателя – Исход 3.

Группа «Петух» – В связи с правильной оценкой предателя – Исход 3.

Группа «Собака» – В связи с защитой личности «цели» – Исход 2.

Группа «Свинья» – В связи с правильной оценкой предателя – Исход 3.

 

  И исходя из этих результатов, увеличение и уменьшение классных и приватных очков этого экзамена были следующими.

 

Класс А – Минус 200 классных очков. Плюс 2 миллиона приватных баллов.

Класс В – Без изменений в классных очках. Плюс 2.5 миллиона приватных баллов.

Класс С – Плюс 150 классных очков. Плюс 5.5 миллиона приватных баллов.

Класс D – Плюс 50 классных очков. Плюс 3 миллиона приватных баллов.

 

— Класс С… одержал победу. – Хорикита и остальные казались шокированными результатами.

— Разве это не здорово, Сузуне? Благодаря тебе, группа «Дракон» пришла к неожиданному 1-ому результату. Таким образом, каждый класс получил одинаково большое количество баллов. – сказал Рьюен.

  Затем Рьюен начал хлопать в ладоши и удовлетворительно смеялся.

— Если склонишь передо мной голову и начнёшь умолять меня, то я скажу тебе ответ.

— Кто бы вообще стал делать нечто подобное?

  Хорикита начала говорить, но Рьюен быстро и решительно закрыл ей рот.

— Боже, это твоё выражение лица. Оно и вправду сексуально.

  Затем, достав из кармана свой телефон, Рьюен положил его перед нами на столе, чтобы мы смогли увидеть. На экране, кажется, был список, который Рьюен сумел собрать. Крыса, петух, свинья. Напротив этих групп были написаны имена студентов класса А, подозреваемых «целью».

— Я нашел ключ к завершению данного экзамена и успешно к нему пришел. В этот раз я сосредоточился лишь на классе А. И это является доказательством моих слов. – сказал Рьюен.

  Другими словами, это означает, что Рьюен сумел завершить этот экзамен, не нападая на классы В иD, обрушив все свои силы на класс А. Обычно, было бы невозможно сделать такой затруднительный подвиг. Но нет никаких сомнений в том, Рьюену удалось со всем справиться.

— И я извиняюсь за то, что говорю тебе об этом. Но, к сожалению, моя следующая цель – это ты, Сузуне. На следующем экзамене я обязательно буду ориентироваться на тебя. Я буду продолжать идти до тех пор, пока полностью не сокрушу твой разум и сердце. – объявил Рьюен Хориките.

  Не имея больше никаких слов, чтобы ответить ему, Хорикита просто продолжала смотреть на результаты в своём телефоне.

  Это означает, что класс С теперь имеет подавляющее лидерство над остальными классами, получив большое количество очков на этом экзамене.

  Теперь, оглядываясь назад, даже несмотря на то, что Коенджи, казалось, валял дурака, ему таки удалось обеспечить нам немного очков. В противном случае, это была бы безупречная победа класса С.

  Разумеется, что действия Коенджи в конечном счёте также навредили и остальным классам.

— С нетерпением ждите второго семестра.

  Выплатив долг с испытания на необитаемом острове, Рьюен показался удовлетворённым, и он ушёл. После такого, ученики, несмотря на их победу, казалось, не праздновали её, а скорее выглядели истощенными.

— Я все еще могу согласиться с тем, что Рьюен-кун просто собрал информацию о «целях» класса А. Я могу списать это на его талант, которого у нас нет. Но как он смог добиться подобного результата в группе «Дракон»? – спросил Хирата.

  Но об этом и не стоило особо думать.

— Это не такая уж и сложная задача. Если вы спокойно разберетесь с ситуацией, то всё станет довольно очевидным.

— Что ты имеешь в виду?

— Оставив в стороне то, как именно Рьюен узнал о личности «цели», всё что ему оставалось сделать – объявить Кушиду «целью» перед концом экзамена. Разумеется, что никто не поверит словам Рьюена. Особенно в группе таких одаренных людей, как вы. Но период ответа группы совсем отличается от периода ответа предателя. Даже если ты ответишь неверно, всё равно не будет никаких рисков. Поэтому, даже кто-то играющий в обороне, вроде Катсураги, склонится проголосовать. В конце концов, даже если бы был всего лишь 1% шанса того, что Кушида действительно являлась «целью», для всех из них все равно оставался бы наиболее выгодным первый исход. – сказал я.

  Если он приготовился к этому заранее, то это было чрезвычайно простой задачей. Но это что-то, что невозможно сделать в обычных условиях. Это задача, которая не может быть выполнена до тех пор, пока каждый не поверит, что «целью» и вправду была Кушида. Это действительно возможно? Даже не представляю, как такое могло случиться. Ведь это могло не обернуться успехом. Как, оставив в стороне класс D, он направил всех к первому исходу, заработав себе их доверие? Если только у него не было «абсолютного доказательства того, из-за чего все должны были ему поверить» … возможно.

— Хорикита. Чисто теоретически, но… в будущем мы можем столкнуться с определенными препятствиями.

  И не только эти двое, в зависимости от обстоятельств, может быть вовлечён даже весь класс Dцеликом.

— … проблемы от Рьюен-куна? И в самом деле, ему удалось хорошо завершить текущий экзамен, это всё правда. Но нет никакой гарантии в том, что он сможет повторить это в будущем. По факту, ваша группа ведь и вправду победила, не так ли? – Хорикита спросила меня.

— Верно. Возможно я просто слишком много об этом думаю. Не волнуйся об этом. – ответил я.

  Прямо сейчас это, по-прежнему, не более чем предчувствие. Но что, если это предчувствие воплотится в реальность? Я не могу не думать о том, что это могло быть первым шагом к отчаянию. Но в тоже самое время, я также начал чувствовать эмоции «волнения», начинающих расти внутри меня.