NEWS Хотим улучшить сайт, нужна ваша помощь! Подробнее...
От Администрации Ranobe-club.ru: На данный момент, это последняя переведённая/купленная нами глава данного ранобэ. Что бы не пропустить выход новых глав, подпишитесь на уведомления вк о их появлении и/или вступите в группу вк, что бы получать новости тайтла в свою ленту. Так же, в вк группе периодически проходят совместные покупки новых глав среди наших читателей, присоединяйтесь и вы! Небольшой вклад в 10-30 руб. от каждого, позволит нам купить и выложить большое количество глав в свободный доступ.

Том 7.5 Глава 2

Один неудачный день Ибуки

Это история о событиях, произошедших за 2 дня до Рождества, утром 23-го декабря. Я в одиночестве направлялся в Кёяки с одной определенной целью. Быстро добравшись до нужного магазина, я осмотрелся вокруг в поисках того, что мне было нужно.

«Я никогда их здесь раньше не покупал...»

Посмотрев отзывы в интернете и выслушав рекомендации продавца, из всего ассортимента я выбрал два экземпляра. Я сложил все в маленький бумажный пакетик и направился к кассе.

Пораженный крайне высокими ценами, я вышел из магазина с бумажным пакетиком в руках, после чего решил вернуться в общежитие. Все, что мне оставалось, это зайти в магазин на обратном пути и купить кое-какие вещи, после чего моя миссия будет завершена. Затем я вновь вернусь в Кёяки и пойду на фильм, прокат которого скоро закончится.

Таков был мой план на сегодня. Однако из-за встречи с одним человеком этот план начал рушиться.

— Как поживаешь, Аянокоджи-кун?

Хоть территория школы довольно обширна, она все же имеет свои границы. Если буду вот так шататься, то обязательно встречусь со множеством других учеников. Прямо перед выходом из торгового центра меня окликнула девушка. Опираясь на трость, она медленно шла, приближаясь ко мне. Сакаянаги Арису, класс А 1-го года. Она знает, что я из Белой Комнаты. И она дочь председателя попечительского совета этой школы.

— Так рано вышла на прогулку? Ты сегодня одна, как я погляжу.

Обычно Сакаянаги сопровождало ее окружение, но сейчас я никого рядом не наблюдал.

— Я пришла сюда прогуляться с Масуми-сан, но еще не успела встретиться с ней.

Сакаянаги заметила бумажный пакетик у меня в руках.

— Ты заболел?

— Вовсе нет. Как видишь, я здоров.

Слегка вытянув вверх обе руки, этой несколько преувеличенной реакцией я показал ей, что все в порядке. Затем я переложил бумажный пакетик в карман.

— Я рада. Если не возражаешь, не против прогуляться со мной?

Она сделала невероятно наивное предложение, которое было невозможно вот так сразу понять. Мне даже не нужно обдумывать свой ответ.

— Буду вынужден отказаться. В конце концов, ты ведь та, кто сильно выделяется на фоне других.

Если бы меня увидели прогуливающимся вместе с Сакаянаги, то это бы подняло ненужную шумиху.

— Хехе. Жаль.

Это очевидно. Если бы она хотела, чтобы сведения обо мне стали общеизвестны, то ей давно следовало принять меры.

Но даже в том случае с Рьюеном, она не позволила, чтобы хоть один факт обо мне просочился наружу. Исходя из этого, я могу сказать, что Сакаянаги намеревается одолеть меня лично.

— Тогда это значит, что нет проблем с тем, чтобы немного поболтать прямо здесь?

— Что такого случилось, чтобы ты захотела вот так поболтать?

— Если буду звать его так, то он разозлится на меня, но ведь Мальчик-Дракон-сан искал тебя, верно? Точнее говоря, он искал стратега, который манипулировал классом из тени. И чем же все это закончилось?

На данный момент никто, кроме участвовавших сторон, не должен знать об инциденте на крыше, а также о том, как все закончилось. Однако вовсе не будет сюрпризом, если ей удалось что-либо разузнать.

Например...

— Ученики класса С поссорились, и, похоже, это вылилось в нечто серьезное. Ты это знал?

Верно. Тот факт, что Рьюен и его группа были травмированы в драке со мной. Поскольку подобное не скроешь, то можно было легко услышать ходящие среди учеников слухи и разговоры. На первый взгляд, история заключается в том, что у класса С был некий внутренний конфликт, о котором Сакаянаги, вероятно, откуда-то и услышала.

— Я слышал об этом, но не знаю деталей.

— Похоже, Мальчик-Дракон-сан поссорился со своими подчиненными. Однако для меня это просто не имело смысла, и я подумала, что Аянокоджи-кун мог бы быть в этом замешан.

— Почему я должен быть в этом замешан? Это потому, что ты решила, что тот стратег – это я, верно? С моей точки зрения, это весьма неожиданное происшествие. Я считал, что класс С довольно сплочен.

— Класс C сплочен, хах?

— Будь то террор или диктатура, они держатся вместе как единое целое, не так ли?

— Видимо, это и в самом деле так. Похоже, Аянокоджи-кун тут не причем. Судя по тому, что я вижу, у тебя нет никаких травм...

Похоже, она внимательно следит за моим выражением лица и жестами, но это ее ни к чему не приведет.

— Похоже, сведения о внутренних разногласиях могут быть правдой. Просто я не могу объяснить, почему он так заинтересовался классом D.

— В конце концов, в классе D довольно много талантливых учеников. В частности, Коенджи один из них.

— Ясно. Действительно, если это Коенджи, то кажется, что он был бы подходящим противником для Мальчика-Дракона-сана.

В итоге, Сакаянаги пришла к такому заключению.

— Полагаю, это не проблема. Как только начнется третий семестр, я смогу узнать всю правду.

— Могу я сменить тему?

Вместо того, чтобы пытаться аккуратно сменить тему, я просто взял и задал этот вопрос.

— Да, конечно.

Сакаянаги согласилась без всяких возражений.

— Не так давно мне стало любопытно, поскольку было похоже, что ты неплохо ладишь с Ичиносе. Оставляя в стороне обстановку в классе А, я бы и не подумал, что ты будешь общаться с учениками из других классов.

Я вспомнил, как недавно Сакаянаги и Ичиносе куда-то шли вместе и выглядели как две подруги, решившие прогуляться.

Проводить каникулы, гуляя вместе – этого бы не случилось, не будь у них взаимного дружелюбия.

— Хехе. Пожалуйста, хватит шутить.

Возможно, мое замечание было ей интересно, но Сакаянаги рассмеялась.

— Она и я... мы с ней не друзья, знаешь ли.

— И это значит...?

— С другой стороны, она считает, что мы с Аянокоджи-куном хорошие друзья...

Сказав это, она сделала паузу.

— Поскольку класс С, кажется, одержим классом D, я немного заревновала. И чтобы избавиться от скуки, я просто решила немного поиграть с классом B.

Похоже, они были противниками для нее лишь для того, чтобы просто убить скуку.

— Что важнее, ты не против поиграть со мной, как только начнется третий семестр?

— Прости, но я не собираюсь этого делать. Если хочешь, то, пожалуйста, играй с Хорикитой и остальными.

— Она недостаточно хороша, чтобы быть моим противником, знаешь ли.

— Тогда как насчет Рьюена или учеников старших классов? Я бы предпочел, чтобы ты игнорировала меня.

— Ни в коем случае. Я хочу сразиться с Аянокоджи-куном и не собираюсь откладывать это ни на день.

Хотя я и сказал ей, что не собираюсь соглашаться, Сакаянаги не отступила. Даже если я продолжу вести себя сдержанно по отношению к Сакаянаги, это, вероятно, не окажет никакого эффекта. Она знает о Белой Комнате и не отстанет от меня так просто.

— Если я буду продолжать игнорировать тебя, что ты будешь делать?

— Даже так, я не стану возражать, но... это точно тебя устраивает? Если Аянокоджи-кун не станет моим противником, значит, вместо тебя моим противником должен стать кто-то другой. Я не стану брать на себя ответственность даже если класс B, который сейчас сотрудничает с вами, рухнет.

— Значит, те праздные разговоры все же имеют отношение к делу, хах.

Похоже, смысл того, что Сакаянаги сблизилась с Ичиносе, заключается в том, что она начала атаку на класс B. Но в какой именно мере это является правдой? Во время разговора с Сакаянаги я почувствовал легкое чувство веселья.

— До тех пор, пока ты не решишь стать моим противником, я буду играть с классом B. Таким образом, может образоваться свободная вакансия, и Аянокоджи-кун вместе с остальными смогут естественным образом занять их место.

Поведать лишь только мне о своем нападении на врага. Но даже так, на этом этапе лучше не делать вывод, что она действительно собирается напасть на них. Это может быть просто провокацией или ее словесными играми. Но нет никакой ошибки в том, что это шанс. Потому что если Сакаянаги переключит внимание с меня на Ичиносе, то я смогу избежать ненужных конфликтов.

— Ты действительно можешь победить Ичиносе и остальных?

— Под этим ты имеешь ввиду...

— С момента зачисления и до конца второго семестра класс B создавал впечатление, что он постепенно наращивает свою силу и укрепляет позиции. С другой стороны, класс A сам ставит себе подножки. Даже если ты попытаешься убедить меня в том, что ваши возможности превосходят все ожидания, правдоподобность этого вызывает некоторые сомнения.

— Ясно. Значит, ты считаешь, я могу говорить все, что угодно, пока это лишь только слова, хах.

Хоть Сакаянаги и восприняла это спокойно, она позволила мне мельком увидеть ее чувства.

Я решил подкинуть дров в костер.

— Недавно я разузнал, кто ты такая. Ты дочь председателя попечительского совета этой школы.

— Значит, вот как. И как именно ты узнал об этом?

Голос Сакаянаги дрогнул. Очевидно, что это была тема, говоря о которой, она не могла оставаться спокойной.

— Обстоятельства неважны. Но кое-что мне стало ясно. То, что, по крайней мере, твой отец должен был как-то оказать свое влияние, чтобы тебя приняли в класс А. Другими словами, даже если тебя и распределили на основании твоих способностей, уже нельзя сказать наверняка, как именно обстояло дело. Даже если ты начнешь хвастаться, что способна одолеть Ичиносе, то в это будет трудно поверить вот так сразу.

Способности ученицы, известной как Сакаянаги Арису, до сих пор не были признаны окружающими.

— Тогда как ты объяснишь тот факт, что я контролирую большую часть своего класса?

— Контроль класса? Это ничего не говорит о твоих способностях. Даже Рьюен и Ичиносе, которых ты считаешь ниже себя, делают то же самое. Если говорить о классе D, то у нас есть Хирата. Есть говорить об объединении класса, то Хирата выглядит даже лучше в этом плане, так что само по себе это не доказательство чьих-то предполагаемых способностей.

Щелк! Издав тростью такой звук, Сакаянаги решила взглянуть на ситуацию под другим углом.

— Полагаю, что с тобой, в качестве моего противника, подобные слова, предназначенные для обмана детей, не будут иметь никакого эффекта. Я извиняюсь за свою грубость.

Произнесла она, извиняясь.

— Однако, Аянокоджи-кун. Мне вот любопытно, а ты сам не слишком ли высокомерен? Разве тебе не вскружило голову то, что ты стал первым, кто добился успеха в Белой Комнате?

Смотря на это с точки зрения Сакаянаги, я, должно быть, выглядел именно так.

Я не думал об этом до этого момента, но даже если меня и видят в таком свете, то с этим ничего не поделаешь. Если бы пришлось выбирать между двумя вариантами – либо успех, либо провал – то, вне тени сомнения, я бы классифицировался как человек, добившийся успеха. Не будь все так, то этот человек... мой отец не был бы так одержим мной.

— Как и ожидалось, Аянокоджи-кун, кажется, кое-что не так понял. Разве ты не считаешь, что то, что ты был "за стеклом" – это нечто выдающееся? В самом деле, объем знаний, накопленных тобой с детства, это нечто из ряда вон выходящее. Похоже, в этой школе ты стараешься скрывать этот факт, но я не сомневаюсь в том, что твои академические и спортивные способности превосходны. Однако, эта школа – это место, предназначенное для "неимущих". Можно сказать, что урожденным от природы гениям подобное место вовсе не нужно, ты ведь это понимаешь?

— Возможно, это так.

Я не буду этого отрицать. На самом деле, мой отец действительно был убежден в этом. Что независимо от того, обладаешь ли ты превосходными генами или нет – все это не имеет значения. Проходя тщательное обучение с самого момента рождения, начиная от отведенного на сон времени и до того, что разрешено есть. Если регулировать каждый из этих аспектов до единого, появляются условия для создания идеального человека. В это верил мой отец. В то, что этот метод – единственный способ взрастить самые лучшие таланты, которые станут опорой для Японии.

— Почему ты так враждебно относишься ко мне?

— Потому что одолев Аянокоджи-куна, я докажу, что люди никогда не смогут одолеть прирожденный талант. Независимо от того, сколько усилий они прилагают, существует барьер, который просто невозможно преодолеть. Такова моя позиция.

Это значит, что она не сомневается в том, что сама является таким гением. Вероятно, будучи в поисках Сакаянаги, со спины к ней медленно подошла Камуро.

— Так ты была здесь... хах. Эй, не надо так внезапно уходить с назначенного места встречи. Твои ноги не в порядке, знаешь ли.

Несмотря на то, что она заметила меня, Камуро не стала смотреть в мою сторону и лишь только отругала Сакаянаги.

— Прошу прощения. Я пришла раньше назначенного времени и просто решила немного прогуляться.

— Тогда, по крайней мере, стоило сообщить мне об этом.

Поскольку к нам присоединилась Камуро, теперь она не станет легкомысленно поднимать тему моей персоны. Похоже, Сакаянаги абсолютно не заинтересована в том, чтобы мои способности стали общеизвестны. Или, что больше похоже, ей не нравится мысль о распространении моей истории и о том, что ее жертву у нее отнимут.

— Это может быть неожиданно, Масуми-сан, но что ты думаешь об Ичиносе Хонами-сан?

— Это и в самом деле неожиданно...

Встретившись с ней всего пару мгновений назад, Камуро, казалось, была несколько озадачена этим внезапным вопросом.

В частности, тот факт, что я находился рядом, затруднял для нее ведение беседы.

— Дело в том, что я только что говорила с ним о стратегии победы над Ичиносе-сан.

— Победы... хах. Даже если спросишь, что думаю я... Ичиносе – превосходная ученица, и она помогает всем с их проблемами. Она хороший человек. Что-то вроде того?

— Верно. Тот факт, что она превосходная ученица, должен быть очевиден. Кажется, она всегда получает лучшие оценки на тестах и нужным образом объединяет свой класс. А что думаешь ты, Аянокоджи-кун?

На этот раз она спросила меня.

— Я придерживаюсь того же мнения.

Ответил я сразу.

— Как ты думаешь, будет ли это просто – одолеть такую выдающуюся ученицу, как Ичиносе-сан, Масуми-сан?

— Это будет трудно, разве не так? Единство класса B сильно, поэтому он не распадется из-за какого-то стороннего вмешательства. Такие методы, как подкуп и взятки, не сработают против Ичиносе. Кроме атаки в лоб других вариантов нет, но даже если ты говоришь, что наш класс тоже превосходно организован, это все равно вызывает сомнения.

— На первый взгляд, борьба с Ичиносе-сан действительно выглядит трудной задачей.

— Хочешь сказать, что это не так?

— Да. Дело в том, что это не так. У всех есть свои слабости. И даже у Ичиносе-сан они есть. Очень значимое слабое место.

Сказав это, Сакаянаги рассмеялась.

— Тот факт, что она выдающаяся ученица – это то, что вы двое тоже признаете, и это, несомненно, правда. Однако, насчет таких вещей, как забота о чужих проблемах и ее "святость". Это действительно ее истинное я? Ты не думаешь, что где-то в глубине своего сердца она смотрит на людей свысока?

— Я не знаю... большинство людей, по крайней мере, внешне, придерживаются такого поведения. И хотя их губы произносят добрые слова, невозможно сказать, о чем они думают глубоко внутри. Но это не что-то плохое. Очевидно, что каждый человек будет действовать в своих собственных интересах. Но эта Ичиносе действительно может быть дурацкой святошей.

Как и сказала Камуро, у большинства людей есть своя тайная сторона.

Агрессивная и жесткая сторона, как в случае Кушиды, или же нет – неважно, наличие темной стороны естественно. Однако девушка, известная как Ичиносе Хонами, никому не позволяет это почувствовать. Связано ли все это с тем фактом, что слабое место Ичиносе было каким-то образом узнано?

— Ты так не думаешь?

— Нет. Она добропорядочный и хороший человек. Точнее говоря, она до краев наполнена добродетелью без какой-либо примеси лжи.

— Значит, она и в самом деле дурацкая святоша, да?

— Верно. Ты права.

Ответила ей так Сакаянаги, улыбнувшись.

— В таком случае, мне интересно, похожи ли друг на друга Масуми-сан и Ичиносе-сан?

— Хах? Что ты имеешь ввиду? Мы совершенно разные, ты это с сарказмом говоришь?

— Это не так. Возможно, это может показаться неожиданным, но Масуми-сан и Ичиносе-сан очень похожи.

Камуро по-прежнему с возмущением отрицала тот факт, что они похожи, но Сакаянаги продолжила.

— Вы похожи. Это потому, что ее проблема и проблема Масуми-сан «точно такая же».

— Такая же проблема? Погоди минутку. Что это значит?

«Ты понимаешь, Аянокоджи-кун?». Ее глаза спрашивали меня об этом. Поскольку я никак не мог этого знать, я слегка покачал головой, отрицая.

— Ты не понимаешь? Это значит, что твой секрет, который я крепко держу в своих руках, и секрет, который она скрывает глубоко внутри себя, один и тот же. Конечно, предпосылка одна и та же, а вот результаты совершенно разные.

После такого подробного объяснения в голове Камуро должно было что-то "щелкнуть".

— Ичиносе, она сделала то же, что и я…?

И будучи неспособной поверить в это вот так сразу, у Камуро на лице появилось сложное выражение.

— Не похоже, что это такое уж редкое и необычное явление.

— Ичиносе сама тебе это рассказала? У тебя есть основания так говорить?

Состояние, когда Камуро вот так надломилась, не было нормальным. Я думал, что она более или менее рациональная ученица, но, похоже, она не смогла проигнорировать ту проблему, которую Ичиносе, как было сказано, несет внутри себя.

— Конечно же. Она подробно рассказала мне об этом. Она мягко открыла мне свое сердце, которое было скрыто под твердой скорлупой. Я поняла все с помощью холодного чтения.

Было довольно вежливо с ее стороны объяснить детали таким поясняющим тоном.

Холодное чтение – это часть искусства ведения беседы. Это метод извлечения информации из цели с использованием способности к тщательному наблюдению. Строго говоря, она, вероятно, использовала это в связке с горячим чтением, чтобы сблизиться с Ичиносе.

— Люди с готовностью лгут, чтобы выглядеть хорошими в глазах окружающих. Так уж они устроены. Ты и Ичиносе-сан – лишь верхушка айсберга. Конечно, таких людей намного больше. Люди определенно интересные создания. Как бы талантливы они ни были, они всегда с готовностью совершают ошибки.

Сказав это, она взглянула на меня и подвела итог своей речи.

— Кроме того, есть много других подобных аспектов, которые можно рассматривать как слабые места, но я не стану пользоваться подсказками ради победы над Ичиносе-сан. Я полностью сокрушу Ичиносе Хонами-сан. И я жду, что ты примешь это как доказательство.

Казалось, она хочет, чтобы я продемонстрировал ей, что сам могу дойти до истины, но, к несчастью для нее, мне это неинтересно. Я бы предпочел, чтобы она пошла на поводу собственной ярости.

Похоже, мне неплохо удалось ею манипулировать.

Сакаянаги должна была понять мои дешевые провокации, однако, видимо, она все же была ими задета.

— Что ж, тогда пойдем, Масуми-сан?

И затем Сакаянаги и Камуро направились прочь. Я тоже двинулся с места, чтобы обойти их и пойти дальше. И в тот момент, когда мы сравнялись, Сакаянаги подала голос.

— Несмотря на все это, ты так ничего не и говоришь, Масуми-сан?

— Хах? О чем?

— Ты видела, как я и Аянокоджи-кун разговаривали друг с другом наедине, обсуждая наши стратегии на будущее. Но даже несмотря на это, ты все равно ни о чем не спрашиваешь, верно? Обычно ты бы не преминула задать мне несколько вопросов...

— Хах? И что это должно значить? Просто меня это совсем не интересует.

— Интересно, правда ли это? У тебя есть удивительная тенденция озвучивать абсолютно все, что тебя интересует. Но в данном случае ты решила промолчать. Интересно, почему?

Поскольку Камуро не ответила, Сакаянаги продолжила.

— Возможно, у тебя уже есть некоторая информация об Аянокоджи-куне. И, если это так, то мне интересно, откуда у тебя взялась такая информация... может быть, у вас двоих была возможность встретиться наедине без моего ведома?

Почувствовав эту небольшую странность, Сакаянаги пристально посмотрела на меня. Но я не стал отвечать ни словом, ни взглядом.

Если и имел место какой-либо просчет или ошибка, то ответственность за это лежит на Камуро.

— Хехе. Полагаю, все в порядке. Поскольку сегодня я в очень хорошем настроении, то пропущу это мимо ушей. Хорошего дня, Аянокоджи-кун.

После этого они вместе с Камуро ушли. Быть используемой Сакаянаги вот так даже во время зимних каникул – Камуро тоже приходится нелегко. Интересно, значит ли это, что ее слабость, за которую ухватилась Сакаянаги, и правда настолько велика? По крайней мере, стоило того услышать, что Ичиносе и Камуро несут в себе один и тот же секрет, даже если это только половина всей правды.

Сакаянаги ничего не выигрывает от этой лжи, но это не значит, что будет разумно просто поверить ее словам. Если я смогу узнать правду лишь тогда, как только Ичиносе упадет со своего нынешнего положения – меня и этот вариант устроит.

«Должен ли я, по крайней мере, рассказать об этом Хориките... как лучше поступить?»

Поскольку в настоящее время они союзники, Хорикита может попытаться оказать помощь и укрепить позиции Ичиносе. Лично я думаю, что лучше оставить все как есть, но решать это тому, кто возглавляет класс, а эта роль принадлежит Хориките. Я проинформирую ее как-нибудь во время этих зимних каникул. Рассудив, что это дело не является срочным, я решил не связываться с Хорикитой сию же секунду.

После того, как буря миновала, я вернул на лицо невинное выражение и направился обратно в общежитие ради своей первоначальной цели – отнести вещи, которые я купил.

Однако эта моя цель была неожиданно быстро прервана. Стоило мне подойти ко входу в Кёяки, как мимо прошла выглядевшая вполне здоровой девушка.

Возможно, из-за того, что спешила, она не заметила моего присутствия и куда-то убежала. Последовав за ней на всякий случай, я увидел, как она встретилась с подругой, а затем исчезла в магазине.

Я смотрел на нее до тех пор, пока она не исчезла из виду, после чего выкинул из головы свое решение вернуться в общежитие.

«Наверное, тогда пойду посмотрю фильм».

И затем я направился в кинотеатр.

 

Приходить в кинотеатр для меня вовсе не странно. Время от времени я прихожу сюда на выходных. Для некоторых людей расход баллов на просмотр фильмов может показаться пустой тратой, но иметь широкий спектр интересов, оказывается, неожиданно важно. Что касается меня, то оценивание фильмов стало моим хобби.

Кроме того, что это идеально подходит для отдыха, заодно можно получить и некоторые новые знания. Часто мою любознательность разжигали фильмы, в которых затрагивались самые различные темы.

Но картина, которую я буду смотреть сегодня, вовсе не похожа на фильмы подобного рода. Но это и не приторный романтический фильм, который смотрят парочки в разгар рождественской лихорадки.

А боевик, посвященный небольшому конфликту между сельской мафией. Бывают дни, когда я просто хочу выбросить все из головы и посмотреть историю на экране. Кстати, хоть прокат этого фильма и завершался сегодня, он ни в коем разе не был одним из шедевров киноиндустрии. Это был самый что ни на есть фильм категории B!.

(Фильм категории B (англ. B movie) — малобюджетная коммерческая кинокартина, которая при этом не является ни артхаусом, ни порнофильмом. Первоначально в Золотой век Голливуда так называли фильмы, которые демонстрировались в кинотеатрах вторым номером в ходе распространённых тогда сдвоенных киносеансов (англ. double feature). Первым номером на таких киносеансах шла популярная, крупнобюджетная кинокартина («фильм категории А» — англ. A movie), а за ней — фильм, не пользующийся большой популярностью.)

Я без каких-либо проблем забронировал место через интернет, но продолжал колебаться, стоит ли мне смотреть фильм или нет; в итоге, в последний день проката, хоть и ведомый другой целью, я все же решил его посмотреть.

В ходе непродолжительной беседы с администратором я сообщил время и название фильма, на который я пришел. Мне был вручен ламинированный лист с распечатанным на нем планом рассадки. К слову, возникла небольшая сложность. Кресла в дальней части зала, которые я предпочитаю выбирать для просмотра фильмов, кажется, полностью заняты, и свободных мест было совсем немного.

Произошел небольшой сдвиг в расписании и начало показа популярного фильма было отложено. Вероятно, поэтому посетители переключили свое внимание на эту картину. К тому же, возможно, это было связано с приближением Рождества, но большинство мест было зарезервировано парами, для двух человек.

«Вместо того, чтобы вообще ничего не посмотреть вместе, давай сходим хотя бы на этот фильм». Наверное, как-то так.

Посчитав, что будет удобнее смотреть откуда-нибудь из центра первого ряда, я сообщил об этом администратору. К счастью, еще оставалось несколько свободных мест, и я выбрал одно из них. Интересно, есть ли связь между популярностью последних рядов и фактом присутствия или отсутствия парочек? Не знаю, как именно с этим обстоят дела.

Поскольку до начала сеанса оставалось около 20 минут, я решил cкоротать время в углу, где демонстрировались различные брошюры. Примерно за 10 минут до начала они начали запускать людей; я в одиночестве зашел в зал.

Позади меня начали шумно заходить парочки учеников. Сидя в центре первого ряда, я терпеливо ждал начала фильма. Места вокруг меня начали заполняться довольно быстро, хотя до начала сеанса еще оставалось достаточно много времени. Я направил свой взгляд на экран. Перед началом сеанса я с удовольствием смотрю анонсы фильмов, которые скоро должны выйти на экраны.

Поэтому всегда стараюсь быть на своем месте до того, когда начнется показ трейлеров. Решать, какие фильмы мне стоит вскоре посмотреть, намного интереснее здесь, нежели сидя перед телевизором в своей комнате.

Такой большой экран чрезвычайно притягателен, и не будет преувеличением сказать, что именно ради этого я и пришел в кинотеатр.

Однако сейчас на экране демонстрировались не бодрые анонсы грядущих фильмов, а рекламные ролики товаров круглосуточного магазина. Мягкий отборный рис зачерпывали и помешивали ложкой, а хрустящие морские водоросли поджаривались на решетке гриля. А также кадры, на которых дети ели приготовленные рисовые шарики.

По мере приближения начала показа и постепенного заполнения мест мне стало любопытно, какова обстановка в зале, и я огляделся вокруг.

Мой ряд уже был практически полностью заполнен, и справа от меня сидела парочка. Слева, через одно сиденье, сидела другая парочка. Пользуясь тем, что свет в зале был приглушен, они держались друг с другом за руки. Даже фильму такого качества все равно удается привлечь парочки.

Поскольку место слева от меня до сих пор свободно, оно, скорее всего, останется таковым до самого конца сеанса.

Никто не станет приходить и смотреть фильм в одиночестве накануне Рождества. Переведя свой телефон в беззвучный режим, я, на всякий случай, затем еще и выключил его. Стоило мне это сделать, как свет в кинотеатре плавно погас, и на экране появились вступительные титры.

Начало захватывающего времени здесь.

В этот момент на меня упала тень слева. Некая ученица опустилась на сиденье. Похоже, еще один странный человек вроде меня пришел посмотреть фильм без пары в канун Рождества. Я хотел бы похвалить ее за то, что она решила посмотреть этот фильм в одиночестве. Подумав так, я скользнул своим взглядом влево.

«...»

Я, не задумываясь над своим поведением, глупо открыл рот в удивлении. Этой девушкой была ученица класса С, Ибуки Мио. Буквально лишь вчера вспыхнул тот инцидент на крыше. У меня возникло чувство какой-то неловкости.

К счастью, свет в кинотеатре уже выключили. Не замечая меня, Ибуки направила свой взгляд на экран. Я принадлежу к лагерю тех, кто смотрит фильм до конца титров, но, если останусь до самого окончания, то свет вновь загорится. Ничего не поделаешь, сегодня я уйду сразу же, как только на экране появятся титры. Однако я допустил один просчет.

Речь идет о проблеме «подлокотника», которая часто возникает в кинотеатрах.

Если бы я сидел на краю ряда, то, несомненно, мог бы использовать как левый, так и правый подлокотник. Однако на местах, отличных от крайних, всегда идет борьба за владение подлокотником.

Если говорить о правилах кинотеатра, то нет никаких указаний на то, кому какой подлокотник принадлежит, и чаще всего «кто успел, того и тапки». Поскольку парочка, пришедшая раньше, уже завладела подлокотником справа от меня, я хотел было присвоить подлокотник слева, но Ибуки непринужденно разместила на нем свой локоть.

Не то, чтобы на подлокотнике не хватало места для двоих, но в таком случае все закончится тем, что наши локти соприкоснутся. Вероятно, она тоже подумала об этом, и Ибуки, словно пытаясь убедиться в сложившейся ситуации, посмотрела в мою сторону.

Естественно, поскольку я наблюдал за всем происходящим, наши глаза встретились.

— Тьфу.

Со стороны Ибуки тотчас же донесся такой полный отвращения возглас. Из-за того, что вступительные титры каким-то загадочным образом на мгновение затихли, я прекрасно все расслышал.

— Это просто совпадение.

Чувствуя, что промолчать в такой ситуации будет неуместно, я окликнул ее. Не ответив мне ничего, Ибуки отвела свой взгляд в сторону. Похоже, она намерена игнорировать меня.

Это помогло мне прийти к ясному пониманию, что так все становится проще. Размышляя в таком ключе, я сконцентрировал свое внимание на экране. Однако...

Хоть фильм и начался, я все равно мог почувствовать на себе пристальный взгляд со стороны Ибуки. Вероятно, ей очень любопытен факт моего присутствия здесь, и, кажется, она не особо-то внимательно смотрит на экран.

Почему бы тебе просто не посмотреть фильм как подобает? Вот какой вопрос я бы хотел задать ей, но сделать подобное будет трудно, поскольку придется громко говорить из-за идущего фильма. Тогда стоит попробовать прошептать ей на ухо?

Нет, если сделаю это, то Ибуки точно разозлится и наорет на меня. Так что я просто должен терпеть взгляд Ибуки и провести свое время здесь, притворяясь, что мне все равно. К счастью, я с самого детства привык к тому, что за мной «наблюдают».

Не позволяя мыслям отразится на моем лице, я смотрел фильм. Если и была какая-то проблема, то она заключалась в том, что картина сама по себе была не очень хорошей. Самый что ни на есть фильм категории B. От самого начала сеанса я задавался вопросом, когда же действие перестанет быть таким однообразным. С того момента, как главный герой собирался штурмовать вражескую территорию и прямо до самого момента кульминации.

Прямо перед сценой, которая бы заставила вспотеть ладони, экран вдруг погас. Поначалу подумав, что это какое-то представление, ученики молчали и продолжали смотреть на экран. Однако, ни через 10 секунд, ни через 20 картинка и звук все так и не появились. Странно, да? Стоило мне так подумать, как в зале прозвучало объявление.

«Приносим свои извинения за доставленные неудобства. В связи с неисправностью оборудования, показ фильма временно приостановлен. Просим вас подождать некоторое время. Спасибо».

Прозвучало такое объявление. Несмотря на то, что поначалу ученики практически хором начинали жаловаться вслух, они все, кажется, решили спокойно побеседовать друг с другом в ожидании возобновления показа.

— Почему-то мне сегодня не везет...

Словно обвиняя этими словами меня, произнесла Ибуки, вздохнув. Она хочет сказать, что вина за неполадки с оборудованием лежит на мне?

— Для меня это тоже неожиданно. Я и подумать не мог, что ты сегодня придешь в кино.

— Это не твое дело, куда и когда я прихожу, верно?

Вероятно, ей не понравилось то, что я сказал, и она, естественно, возразила мне.

— Аналогично.

Ответил я так, чтобы не уступать.

— Ты...

Произнесла она, после чего, замолчав на мгновение, снова подала голос, пристально глядя на меня.

— Все это время в глубине души ты втайне насмехался надо мной. Я не могу этого простить.

Не то, чтобы я не понимал гнев Ибуки, но она не имеет права злиться на меня.

Даже если я утешу ее, даже если скажу, что это не так - все это не сработает на Ибуки. Вот почему я выбрал «лучшую политику».

— Это сила, Ибуки.

— Хах...?

В части кинозала, занимаемой нами возникла неуютная атмосфера. Конечно же, она появилась с подачи Ибуки.

Острый, полный раздражения и ярости взгляд был направлен на меня. Но, не обращая на нее внимания, я продолжал говорить.

— Если бы у тебя была сила одолеть меня, то все это бы не стало такой проблемой, разве не так? Тот факт, что твой противник в какой-то степени скрывал свои способности – это не то, на что следует обращать внимание. Если бы ты остановила меня, то Рьюен и остальные могли бы выиграть. По крайней мере, все могло бы завершиться ничьей.

Если бы после тех едких слов в итоге я все же был бы избит на крыше – более жалкий исход даже представить нельзя.

— Это...

То, чему Ибуки никак не сможет возразить.

Чья-то сила. Скрывает ли противник свои способности или нет – это пустяк, не имеющий отношения к делу.

— Кроме того, в отличие от Рьюена и Сакаянаги, я не стремлюсь к высшим классам и не собираюсь выделяться. Поэтому, естественно, я не стану хвастаться своими способностями без необходимости. Факт того, что я сразился против Рьюена, был результатом того решения, которое я сделал после взвешивания всех вариантов исхода событий и решив, что другого выбора нет. Насмехаться над противниками или смотреть на них свысока – у меня и в мыслях такого не было.

Я говорю это не для того, чтобы утешить Ибуки. В каком-то смысле, Ибуки может почувствовать себя еще более униженной, чем была до этого. Унижать противника – это, другими словами, всего лишь не признавать его угрозой для себя. Однако, моя мысль заключается в том, что для меня Ибуки – не более, чем камень на обочине дороги.

— ... мне это не нравится.

Неважно, насколько логично я высказался, очевидно, что ей будет трудно принять это с эмоциональной точки зрения.

— Ты говоришь, что не хочешь выделяться, но это странно. Если бы ты не сделал чего-то, что задело Рьюена на необитаемом острове, то этого бы никогда не произошло. Нет, даже до этого. Если бы ты просто проигнорировал инцидент с насилием Судоу, то все могло сложиться иначе.

— Верно. Возможно, в этом ты права.

Если бы я просто позволил исключить Судоу, позволил трюкам Ибуки ввергнуть класс D в хаос на необитаемом острове и позволил экзамену на корабле пройти как обычно, то Рьюен и не обратил бы свое внимание на класс D. В частности, во время сражения с классом B мне тоже следовало затаиться.

— Несмотря на то, что ты говоришь подобные вещи, ты все же использовал свои способности. Хоть и желая скрыться, ты все равно использовал их.

Я имею право использовать свои способности.

Но для Ибуки, которой не понравилась бы такая фраза, это, должно быть, неприемлемая реальность. Вероятно, Ибуки подумала, что продолжать разговор будет лишь пустой тратой ее времени, поэтому она перевела взгляд на темный экран. Я, без всяких сомнений, тоже хочу, чтобы прошлое осталось в прошлом. В любом случае, скоро показ фильма возобновится. Значит, и мое время рядом с Ибуки тоже скоро закончится.

 

Как только фильм закончится, я не стану смотреть титры и сразу уйду. Такое развитие событий, которое я себе представлял, было слишком быстро разбито вдребезги. Это стало неожиданностью.

Я все ждал и ждал, но показ не возобновлялся. Возможно, проблема с оборудованием оказалась серьезной или же персонал попросту ни на что не способен. Мы с Ибуки почувствовали себя одинаково неловко, поэтому я хотел покончить со всем этим как можно скорее.

— Хаа.

Такие неприкрытые вздохи неоднократно доносились со стороны Ибуки. Однако это вполне понятно, что в такой ситуации хочется вздохнуть. Я уже начал терять интерес к фильму.

— Эхх... Чем, по-твоему, все закончится?

Не выдержав этого молчания, я попытался завязать разговор. Поскольку ей тоже должно быть интересно, что будет дальше, Ибуки не станет покидать свое место. Не будь это так, она бы уже давно ушла.

Или она не могла поступить так просто потому, что другие ученики не подавали признаков того, что собираются уходить? Ибуки подперла подбородок ладонью, устроив руку на дальнем от меня подлокотнике без малейшего признака хотя бы взглянуть в мою сторону.

У меня появилось ощущение, что между мной и Ибуки находилось непрозрачное или же очень толстое стекло.

Нет нужды и говорить, что своим поведением Ибуки словно говорила: «Ты меня раздражаешь, так что не разговаривай со мной».

Я был того же мнения. Видимо, будет лучше, если я перестану пытаться поддерживать разговор. Даже сейчас кажется, что ядовитая змея вот-вот выпрыгнет и укусит меня за руку. В итоге я решил просто молчать. Но, интересно, когда же наконец возобновится показ. Хотя всего и несколько человек, но ученики, которые устали ждать, уже начали покидать свои места.

Я думал, что Ибуки тоже уйдет вместе с этим потоком, но она не показывала никаких признаков того, что собирается покинуть свое место. Вероятно, она просто хочет досмотреть фильм до конца или же, возможно...

В любом случае, я тоже хочу посмотреть этот фильм полностью и увидеть, чем все закончится. Если не сделаю этого, то сам факт того, что я пришел сюда, потеряет свой смысл. Полагаю, пришло время проявить свое упорство. Включив телефон, я проверил время.

С момента объявления прошло около 20 минут. Не только этот фильм задержится – похоже, неисправность серьезно повлияет и на следующий сеанс. Обернувшись назад, я увидел, что количество зрителей резко уменьшилось и осталось лишь несколько человек, включая меня и Ибуки.

Если бы они пришли посмотреть фильм в одиночку, то, возможно, и выдержали бы, но в случае парочек они не могли позволить себе заставлять своих половинок ждать. Вероятно, они не хотели попусту тратить драгоценное время наедине со своими возлюбленными. Это следует понимать, как «лучше уйдем, пока не стало слишком скучно».

— ... ты не собираешься уходить?

Стоило мне опустить свой взгляд в телефон, как Ибуки окликнула меня. Она отвернулась от меня настолько, что я не видел выражения ее лица.

Похоже, ее подозрение касательно того факта, что я не ушел, заставило ее высказаться.

— Я уже посмотрел 80% фильма и, честно говоря, мне интересно, чем все закончится. Прошло уже 20 минут, так что показ должен вновь начаться в ближайшее время.

Я продержался до сих пор, так что это было бы пустой тратой времени, уйди я сейчас. Вот такая необъяснимая мысль сформировалась у меня в голове.

— Если речь идет о концовке, то можно поискать в сети - и тут же получишь столько результатов, сколько захочешь, верно? Включая вопрос о том, было ли это интересно или нет.

— Мне не хочется читать рецензии, отражающие мнения других.

Настоящее качество работы, будь оно хорошее или плохое – это то, что я не узнаю, пока не посмотрю фильм сам.

Конечно, можно посмотреть на рейтинг и обзоры, чтобы решить, смотреть фильм или нет, но их ни в коей мере нельзя использовать для оценки фильма. Не говоря уже о том, что вряд ли объяснение в 1 или 2 строки чего-то столь важного, как концовка, сможет тебя удовлетворить; нет нужды даже думать о том, стоит ли приходить в кинотеатр, чтобы самому посмотреть фильм.

— Мне уже наплевать на этот фильм. Я просто не хочу уходить раньше тебя, вот и все.

— Ты довольно прямолинейна.

Похоже, она так упорствует по причине, совершенно не связанной с самим фильмом. Однако, Ибуки, к сожалению, не выиграет это соревнование.

Ситуация патовая. Я не собираюсь покидать свое место до тех пор, пока не возобновится показ. Полагаю, это можно рассматривать как преимущество человека, у которого нет планов на завтрашний Рождественский сочельник.

Тем, что завершило это соревнование между нами, было прискорбное объявление. Проблема с оборудованием не могла быть устранена, и поэтому показ был отменен. Также было объявлено, что деньги за билеты будут возвращены.

«Мне действительно не везет».

Другими словами, если я хочу узнать концовку, то мне придется либо подождать, пока я смогу взять фильм напрокат, а затем собственно взять его, либо же просто прочитать спойлеры в обзорах.

Несмотря на то, что было объявлено об отмене показа, Ибуки все равно не показывала никаких признаков того, что собирается уходить. Я решил покинуть кинотеатр, поскольку мои дела здесь были закончены.

 

Вероятно, из-за этого странного ожидания в зале я чувствовал необычайное напряжение в плечах. После этого попадания в переплет ряда непредвиденных встреч с Сакаянаги и Ибуки я не ощущал в себе желания идти куда-то еще. Когда я вышел из кинотеатра, намереваясь вернуться домой, меня окликнули сзади.

— Эй, подожди. Ты думаешь, что можешь просто продолжать скрывать свою личность от окружающих?

Ибуки. Мне было интересно, что же она хотела сказать, раз решила последовать за мной, но дело оказалось всего лишь в этом.

— Ты уже забыла о том разговоре? Ты должна держать в секрете то, что случилось тогда.

— Я не шучу. Все это время ты мысленно смеялся надо мной.

«Я не могу этого простить» – ей даже не нужно ничего говорить, это было написано на лице Ибуки. Похоже, что ее недовольство моим поведением, словами и мыслями стало лишь сильнее.

— Тогда что ты собираешься с этим делать? Расскажешь всем вокруг?

— ... я не буду этого делать. Ведь тогда не только у меня возникнут неприятности, верно?

— Верно. В зависимости от ситуации, в это будут втянуты не только те, кто находился на крыше, но и Манабе и другие люди.

Если распутать клубок произошедших событий, то школа даже сможет выйти на меня. Однако, я могу придумать столько оправданий, сколько потребуется. Самое большее, чего они смогли бы добиться – это отстранить меня от занятий.

— В первую очередь, борьба между классами является тем, что лежит в основе этой школы. Ты обратилась не по адресу, если обвиняешь меня.

Для меня весьма хлопотно, если она ждет, что я буду сражаться по законам чести и справедливости.

— Я понимаю это, понимаю... Но я просто не могу признать тебя.

Когда я проанализировал эту девушку, известную как Ибуки Мио, то понял, что она еще не сделала ни единого шага во взрослую жизнь. Похоже, она занималась боевыми искусствами с самого детства и продолжает гордиться своей силой. В детстве в том, что касается силы, практически нет никакой разницы между мужчинами и женщинами. Поэтому с помощью правильной тренировки техники ей достаточно легко заполучить преимущество, необходимое для победы над противоположным полом. Однако, с возрастом, это становится все более трудным, и примерно с переходом в среднюю школу увеличивается разрыв между потенциалами мужского и женского тел. Если рассматривать лишь только физическую силу, то можно сказать, что нет ничего, в чем женщины превосходят мужчин.

Это не дискриминация, а реальная разница, которая имеет место быть. Конечно, если говорить о среднем уровне учеников старшей школы, Ибуки можно отнести к категории довольно сильных людей. Человек без подготовки в боевых искусствах не может надеяться на то, что сможет состязаться с ней. Тем не менее, против мужчины, чей потенциал таков же или превосходит ее, мужчины, который прошел такую же подготовку – как ни прискорбно, но в таком случае для нее нет никакого способа победить. Люди с течением времени естественным образом узнают об этом. Но Ибуки все еще первогодка старшей школы. Она, вероятно, еще не признала существование этой разницы.

— О чем ты думаешь, молча вот так?

— Я думаю о том, как можно разрешить все это мирным путем.

— И? Надумал что-нибудь?

— К сожалению, я ничего не смог придумать. Что бы я ни сказал, ты, по всей видимости, не примешь это.

Впервые за сегодня, хоть и слегка, но Ибуки расслабила уголки своих губ.

— Верно. Я не приму поражение, я не сдамся.

Как и ожидалось...

Атака в лоб – вот что может понадобиться, чтобы решить эту непостижимую головоломку.

— Кстати... тебе нравятся фильмы?

— Хах?

Естественно, что Ибуки восприняла это с позиции «О чем, черт побери, ты меня спрашиваешь». Однако я проигнорировал ее поведение и продолжил.

Я отважно попытался завязать разговор на такую обычную тему.

— Настолько, что сегодня ты в одиночку пришла в кинотеатр. И это при том, что фильм был довольно посредственным.

— Разве это ненормально? У меня есть своя цель.

Ее загадочное выражение лица озадачило меня.

— Цель?

— ... посмотреть каждый фильм, который показывают в этой школе. Это не такая уж и большая цель.

Нет, это на удивление потрясающе. В этой школьной жизни каждый сам определил для себя какую-то цель. Завести друзей. Всегда гулять на выходных. Выпуститься, ни разу не отсутствовав или не опоздав на занятия. Продолжать занимать первые места на тестах.

От простых целей к все более сложным. Даже среди всего этого цель Ибуки, которую она определила для себя – «посмотреть каждый фильм, который демонстрируется» – хоть и кажется простой, на первый взгляд, но я считаю это одной из самых сложных целей. Естественно, проще смотреть только те фильмы, которые тебе нравятся, но намного сложнее заставить себя пойти и посмотреть фильмы тех жанров, которые тебя не интересуют. Большинство людей рассматривает такие цели лишь как способ провести свободное время. Тем не менее, определить для себя цель и следовать ей всеми силами, несмотря ни на что – это удивительно ценная вещь.

— ... что, смеешься надо мной?

«Сомневаюсь в этом».

Истолковав мое молчание в негативном ключе, Ибуки уставилась на меня. Я мог бы честно и открыто похвалить ее, но не посмел этого сделать. Меня это тоже немного тяготит. В любом случае, будет лучше побыстрее расстаться с Ибуки и пойти своей дорогой. Если пробуду с ней еще дольше, нас вместе могут увидеть другие ученики, что мне совсем ни к чему.

— Что ж, какие у тебя планы? Может, выпьем чаю вместе?

— Хватит шутить. Я ухожу.

Очевидно, она не приняла мое приглашение. Я заранее знал, что буду отвергнут, но продолжил говорить, поддерживая разговор в нужном ключе.

— Тогда ты иди направо, а я пойду налево. И на этом все закончится.

В подтверждение своих слов я указал на дорогу, расходящуюся влево и вправо. Если мы разойдемся в разные стороны, то не возникнет никаких проблем. Это был идеальный вариант.

— Что? Я тоже хочу сбежать от тебя как можно скорее. Тебе даже не нужно говорить мне об этом.

Наша «любовь» казалась абсолютно взаимной, поскольку Ибуки сразу повернула направо. Я повернулся спиной к ней и двинулся налево. Однако...

Кто-то схватил меня за руку сзади. Это была Ибуки.

— Эй, в чем дело?

— Заткнись. Ишизаки и остальные идут сюда.

Словно желая спрятаться, она затащила меня в тень, после чего спокойно продолжила наблюдать за ситуацией. Затем, с небольшой заминкой, проследив за взглядом Ибуки, я увидел компанию из Комии и Кондо с Ишизаки в центре.

Рьюен тоже должен был быть среди них, но, конечно же, его там не было.

— С Ишизаки все в порядке? Он, кажется, все еще нетвердо стоит на ногах.

— Заткнись. Он уже в порядке.

Но, вероятно, его тело все еще испытывало боль, поскольку из-за ходьбы на лице Ишизаки время от времени появлялось болезненное выражение. Видя такую ситуацию, Комия с тревогой оглянулся вокруг и сказал:

— Кстати говоря, о том, что случилось... это правда, что вы поссорились с Рьюен-саном?

— ... ага. Альберт и Ибуки тоже были со мной. Время Рьюен-сана... нет, время Рьюена ушло. С этого момента этот ублюдок больше никому не будет приказывать.

— Прямо камень с души, но, все же, кто теперь будет работать над нашими стратегиями?

— Как будто я знаю. Вероятно, Канеда позаботится об этом.

Обменявшись такими словами, троица прошла мимо нас.

— Фух. Они нас не заметили.

Ибуки расслабилась. Вероятно, она не хотела, чтобы одноклассники увидели ее вместе со мной наедине. Особенно Ишизаки, поскольку нельзя предугадать, как он отреагирует на это. Однако его слова все же дошли до наших ушей.

— ... некоторое время назад Ишизаки отправил мне письмо. О том, что Рьюен в итоге все же не бросил школу.

— Вот как?

Стоило мне произнести это так, словно меня это не касалось, как Ибуки приблизилась.

— Ты что-то сделал. Потому что иначе трудно представить, чтобы Рьюен вдруг взял и передумал.

— Даже если я и сделал что-то, разве ты сама не пыталась его остановить?

У меня сложилось такое впечатление из-за ее обмолвок, поведения и тона, и, похоже, я попал прямо в цель.

— Я до смерти ненавижу Рьюена. Но факт того, что такой человек, как ты, даже не наш одноклассник, оказал на него такое сильное влияние – это то, что я ненавижу еще больше и не могу простить.

— Именно потому, что я человек со стороны, я и смог повлиять на него. И наоборот, то, что не могу сделать я, это то, что можешь сделать ты. Так же, как Ишизаки, собирающийся исполнить свой долг.

Даже несмотря на то, что я случайно подслушал их разговор, было несложно понять, что же случилось. Благородство – вот как, полагаю, это называется. Я мог сказать, что Ишизаки, хоть он и начал ненавидеть Рьюена, делает это из учтивости к нему.

— ... ты и правда так думаешь? Разве это не просто потому, что ты превосходишь Рьюена и использовал свою силу?

Сказала так Ибуки, при этом не став сразу признавать правоту Ишизаки. Но это был всего лишь наводящий вопрос. Ибуки стремится выяснить, каковы на самом деле мои мысли по этому поводу. Ее глаза говорили об этом.

— Ты и правда так думаешь?

Поэтому я решил вернуть ей вопрос в изначальном виде.

— ... должна сказать, нет, но он и в самом деле основательно угнетал нас. Даже если нас и было трое, тот факт, что он победил Рьюена, неизбежно должен привести к повышению статуса Ишизаки в классе.

— Ясно. Полагаю, ты права.

Когда я кивнул, словно был этим убежден, она слегка ударила меня ногой по колену.

— Ты не смог увернуться?

— Эй, слушай, у меня нет никаких паранормальных способностей или чего-то вроде того, знаешь ли. Я не могу увернуться от вообще всего.

Хоть у Ибуки и возникло подозрение, она не стала углубляться в это.

— Так что ты думаешь о словах Ишизаки?

Возможно, она была недовольна тем, что я поинтересовался её мнением, и задала мне вот такой вопрос.

— Даже если скажу, что мне это не понравилось, это будет значить, что я все равно отчасти признаю его правоту.

Вероятно, Ишизаки мог осознать отрицательные стороны исключения Рьюена из школы. При составлении плана, идею которого подал Рьюен, они все поссорились – вот как все было. Судя по тому, что ни разу не обмолвился о моем участии во всем этом, он, кажется, честно держит данное обещание. Конечно, это все часть моих расчетов, но абсолютной гарантии нет. Если сейчас он и ведет себя так, возможность того, что он изменит свое мнение завтра и расскажет все, не равна нулю. Даже по поводу Каруизавы, если бы он захотел распространить сведения, то мог бы сделать это.

— Альберт, наверное, ничего не скажет, но как долго, по-твоему, будет молчать Ишизаки?

Ибуки также понимала это, поэтому она решила убедиться, попытавшись спровоцировать меня.

— Если он заговорит, значит, заговорит. Я размышляю о том, что делать в таком случае.

— ... ахх, ясно.

Поскольку я не выказал ни удивления, ни волнения, Ибуки, похоже, тут же потеряла свой интерес. В любом случае, Ишизаки и остальные уже ушли. Теперь я наконец-то могу разойтись с...

Я мгновенно присел и тем самым опустил голову на несколько десятков сантиметров. В этот самый момент Ибуки на высокой скорости ударила ногой в ту точку, в которой мгновение назад находилась моя голова.

— ... как-то немного чересчур для того, кто не способен увернуться. Ты ведь увернулся, ведь так?

— В конце концов, это ведь был удар спереди. Больше похоже на то, что ты ударила меня со всей силы, верно?

Удар с разворота опытного мастера боевых искусств. Будь это прямое попадание, то сотрясение мозга было бы неизбежно.

— Даже несмотря на то, что так силен, ты сдерживаешься и не выпускаешь свою силу наружу. Почему?

— А ты обычно ходишь и громко рассказываешь всем вокруг о своей силе?

— Это...

— Говорим ли мы о боевых искусствах или о чем-то в этом роде – до тех пор, пока ты не используешь это, ты не получишь признание окружающих. В отличие от Судоу, Ишизаки и остальных, я не тот, кто жаждет этого.

— Сразись со мной.

— Что ты сказала?

— Я сказала, сразись со мной еще раз. Позволь мне сразиться с тобой, когда ты серьезен и выкладываешься на полную.

Вероятно, Ибуки просто не могла смириться, и она снова перешла в боевой режим. Если бы только Ишизаки и остальные не появились, я бы легко разошелся с ней разными дорогами...

— Как вообще все к этому пришло?

— Я ненавижу тебя. Ненавижу, когда ты, в зависимости от ситуации, используешь свое настоящее лицо или же надеваешь маску.

— Ясно.

Все потому, что, к лучшему или к худшему, она знакома с такими людьми, как Рьюен и Ишизаки. И при этом, сама по себе Ибуки такая же. Оставляя в стороне её роль шпиона на необитаемом острове, настоящая Ибуки такая же.

— Я всегда был таким, так что ты не имеешь права злиться на меня. Даже если я так скажу, это будет бесполезно, не так ли?

— Бесполезно.

Подтвердила она мое предположение одним словом.

— Оставим в стороне все то, что было до сих пор – пока не отомщу за то, что случилось на крыше, я не успокоюсь.

Что бы я ни сказал, не похоже, что она будет меня слушать. Теперь, когда Ибуки оправилась, она думает о том, чтобы взять реванш. Было бы довольно просто попросту сбежать отсюда сейчас, но как только начнется 3-ий семестр, и она продолжит настаивать на этом так же, как и сейчас – это лишь все усложнит. Естественно, Ибуки тоже это поняла.

— Если в следующем семестре я начну беззаботно общаться с тобой, то это доставит тебе проблем, не так ли?

Даже если она не станет никому рассказывать, окружающие могут начать что-то подозревать, если просто держаться рядом с учеником другого класса. Ты действительно не против этого? Это была довольно сильная угроза, которой она словно задавала этот вопрос.

Лично мне кажется, что это похоже на «рассказать всем вокруг», но Ибуки, по всей видимости, собирается это отрицать.

— Если ты хочешь, чтобы я отступила, у тебя нет другого выбора, кроме как снова сразиться со мной.

Даже если она и говорит «сразиться», это слово может иметь несколько значений.

— Ты имеешь ввиду не сражение в Го и Сёги, так ведь!?

(Го (яп. 碁) — логическая настольная игра с глубоким стратегическим содержанием, возникшая в Древнем Китае;

(Сёги (яп. 将棋 сё:ги, «игра генералов») — японская настольная логическая игра шахматного типа)

— Я не знаю их правил.

Какая досада. Я был уверен в своих способностях в обоих этих играх.

— Способ решить наш конфликт довольно очевиден, не так ли?

Сказав это, она встала в боевую стойку посреди торгового центра, заполненного людьми. Тут даже нет нужды размышлять, все и так понятно. Она определенно привыкла решать свои проблемы подобным способом.

— ... Вероятно, ничего все равно не изменится.

— Хах. Хочешь сказать, что даже если мы сразимся, результат не изменится?

Вероятно, мои слова заставили ее почувствовать беспокойство, но тут Ибуки скривила рот так, словно вот-вот была готова взорваться от злости. Её, всего мгновение назад, расслабленное лицо теперь казалось лишь далеким воспоминанием.

«Не только результат нашего сражения, но и образ мышления самой Ибуки».

Похоже, основываясь на своем проигрыше на крыше она тоже понимает, что даже если и получит матч-реванш, то результат не изменится. Однако, каков бы ни был ее проигрыш, нет никакой ошибки в том, что Ибуки была им недовольна. Это не имеет никакого отношения к мужчинам и женщинам... вероятно, она просто не хочет признавать свое поражение.

«Тогда ты победила». Даже если я так скажу, то лишь подолью масла в огонь.

— В итоге ты все же не согласишься на бой, не так ли?

Конечно, в обычной ситуации я бы ни за что не согласился. Особенно сейчас, когда я устал, я и в самом деле не хочу предпринимать никаких ненужных и лишних действий. Но...

— Ты сейчас занята?

Окликнул я Ибуки, не став отказывать ей.

— ... Нет, ничего конкретного. Кроме фильма, у меня не было никаких планов. Может ли быть, что ты согласен принять мой вызов?

Очевидно, что Ибуки, которая никак не ожидала, что я соглашусь, сейчас была в замешательстве. На самом деле, это выглядело так, словно она пошла на попятную.

— Так ты всего лишь шутила?

— Ничего подобного. Если ты собираешься принять мой вызов, то я только за.

Хотя и была удивлена, Ибуки тут же огрызнулась. Похоже, она собирается начать бой прямо сейчас и уже даже наклонилась вперед.

Но мы не можем себе этого позволить. По торговому центру ходит много людей. Здесь мы у всех на глазах.

— Так ты согласен? Или же отказываешься?

— Я размышляю, что же следует сделать. Я имею в виду, это место слишком бросается в глаза, ты так не думаешь? Даже если мы и будем драться, как ты предложила, то что насчет места?

Это торговый центр Кёяки. За нами наблюдает бесчисленное множество глаз. Если мы хотим, чтобы нас никто не заметил, то должны сменить место. Хоть я так и говорю, однако, о школьной территории тоже не может быть и речи. Во время зимних каникул никогда не знаешь, кто и где что увидит. На данный момент нет другого выбора, кроме как переместиться в наши комнаты в общежитии, но драку там не устроишь, Ибуки также понимает это.

— ... найдем. Мы найдем что-нибудь.

— Просто отказаться от своего плана – такой вариант ты не рассматриваешь, верно?

— После встречи со мной здесь ты уже был обречен.

Сказав это, Ибуки повернулась и начала уходить. Похоже, она хочет, чтобы я пошел за ней.

— Что ты будешь делать, если я сбегу?

— Я побегу следом, и когда догоню, то сразу же вышибу из тебя дух у всех на глазах.

Похоже, так оно и будет. Подавив свое желание сбежать, я последовал за ней.

— Скажу это сейчас, но основная предпосылка заключается в том, что мы все же найдем подходящее место.

— Я и сама понимаю.

Раз она это осознает, тогда все в порядке. Если Ибуки не сможет найти уединенное место, то никакой драки не будет, и на этом все и закончится. По сравнению со мной, пытавшимся отказаться от сражения, сама Ибуки просто так не отступит. Я действую исходя из этого. Хоть и иду на несколько метров позади от Ибуки, я не хочу долго находиться рядом с ней.

Ибуки в отчаянии бродила по торговому центру Кёяки. Она оглядывалась вокруг в поисках уединенной слепой зоны. Но она не сможет так легко ее найти. Внутри торгового центра имеются места, где учеников может не быть, но там есть камеры наблюдения. И кроме того, даже если учеников там и нет, сотрудники неизбежно будут присутствовать.

Но даже если мы уйдем из торгового центра, это все равно ничего не изменит. Другое дело, если бы мы были за зданием школы, но мы не можем войти туда без формы, так что это тоже невозможно.

Было бы странно, если бы мы переоделись в форму и затем встретились снова, после чего другие ученики увидели бы нас идущих в школу вместе – это был бы полный провал. Я согласился на её провокацию, ожидая именно такого исхода: безуспешно поискать подходящее место и разойтись, когда она признает провал своей затеи. Как я и думал, это был правильный шаг.

— Давай уже прекратим, ладно? Во-первых, слепая зона в этой школе – это...

— Погоди минутку.

Она прервала меня. Вероятно, ей пришла на ум хорошая идея, и она направила свой взгляд в конкретном направлении. Ибуки смотрела на дверь со стеклянными вставками, на которой было написано «Только для персонала».

Возможно, внутри еще находился персонал, но, на нашу удачу, из-за двери вышел сотрудник, толкающий перед собой платформенную тележку. На нем был желтый фартук с надписью «Кимура». А также крупными буквами было напечатано «Аптека Торгового Центра Кёяки». На платформе тележки находились три коробки из гофрированного картона, в которых, по всей видимости, лежал товар. Он толкнул тележку и направился в аптеку, находившуюся в торговом центре. По всей вероятности, он пополнял запасы товара.

— Эй, это место...

— Иди за мной.

Позвав меня так, Ибуки положила руку на дверь. Она открыла дверь и вошла. Похоже, это склад, где хранятся товары. Внутри персонала не было, это было слабо освещенное помещение. Кажется, в картонных коробках были упакованы таблетки, марля и тому подобное. Как я и думал, все эти товары принадлежали аптеке. Обогреватель не работал, и в помещении было слегка прохладно.

— Здесь нас никто не увидит. Разве я не права?

И в самом деле, в подобном месте, предназначенном исключительно для персонала, камеры наблюдения установлены не были. Тем не менее, разве это помещение не должно быть заперто?

Я едва ли могу представить, чтобы такое место оставалось открытым и доступным всем желающим. Может ли это значить, что работник случайно забыл запереть дверь? Или, возможно, он собирается скоро вернуться, поэтому и ушел, не став закрывать дверь. Неважно, что же именно, слишком долгое пребывание в таком месте может привести только к неприятностям. Сам факт нахождения здесь учеников противоестественен. Если нас обнаружат, то будет не избежать выговора.

— Ничего особенного, ведь так? Просто скажем, что зашли сюда по ошибке, и на этом все. Если бы мы что-то украли, то это другое дело, но, к счастью, у нас нет никаких сумок, в которых можно было бы что-нибудь спрятать, и в руках у нас ничего нет.

Конечно, мы сможем найти оправдание, однако... кажется, желание Ибуки решить этот вопрос настолько сильно, что все остальное для нее сейчас не играет роли.

Это значит, что она более или менее готова идти на риск. Даже если она уже и понимает, как все закончится, эта надежда «а вдруг?» – она не исчезнет.

— Это не так уж и важно, но в таком ограниченном пространстве мы не сможем сражаться, разве не так?

Это помещение по размерам не сильно отличается от комнаты в общежитии, о которой я изначально подумал.

— Меня все устраивает.

Ей, кажется, достаточно лишь того, что нас здесь никто не увидит; о каких-либо излишествах она просить не намерена.

— Даже если ты так и говоришь... если тот сотрудник вернется сюда, что ты будешь делать?

И кроме того, обычно такие места закрыты, чтобы люди не могли попасть внутрь. Вероятность кражи товаров невелика, но все-таки она не равна нулю.

Возможно, он не запер дверь, поскольку вскоре собирался вернуться сюда, или же попросту забыл сделать это. В любом случае, никто не станет оставлять дверь открытой надолго.

— Если мы успеем закончить до его прихода, то все будет в порядке, ведь так?

Даже не прислушивается к моему мнению. Ну и оптимизм.

Я отчаянно пытался предложить перейти в другое место, но тут раздался громкий звук «Щелк» – дверь заперли.

— Кажется, есть вероятность того, что это может плохо кончиться; похоже, тот мужчина забыл запереть это место и теперь вернулся ради этого.

— В самом деле, нет нужды паниковать.

— Взгляни.

Я подозвал Ибуки взглянуть на ручку двери. Она с сомнением посмотрела на нее.

— ... Эй. Почему с этой стороны нет замка?

— В случае такой двери со стеклянными вставками, замка с защелкой с внутренней стороны может и не быть. Защелку достаточно повернуть, и дверь откроется.

Именно в целях предупреждения краж она и не была установлена. Потому что если разбить стекло, то можно просто просунуть руку в отверстие и отпереть дверь.

— Другими словами, мы не можем выбраться?

— По всей видимости, так и есть.

— Ну почему так? Почему каждый раз, когда я связываюсь с тобой, то оказываюсь в запертом помещении? Ааа, от воспоминаний о лифте меня лишь тошнит еще сильнее.

— На этот раз я абсолютно не при чем. Разве все не потому, что ты зашла в это помещение?

— Хах? Хочешь сказать, это моя вина?

Нет, в самом деле, в этом и правда виновата лишь сама Ибуки. Во время случая с лифтом на дворе стояла середина лета, сейчас же середина зимы. Такие странные вещи тоже случаются.

— Но даже так, нынешние обстоятельства отличаются от случая с лифтом. Стекло выглядит самым обычным, поэтому в худшем случае будет достаточно просто разбить его.

— Значит, даже в худшем случае мы все равно сможем выбраться?

— Однако в таком случае другие люди неизбежно узнают о случившемся.

Факт того, что мы забрались на склад, безусловно, будет обнаружен.

— ... Хорошо. Я просто заставлю тебя увидеть плюсы в сложившейся ситуации.

— У меня плохое предчувствие насчет этого.

— И оно верно. Здесь нам никто не помешает.

Оглянувшись на меня, Ибуки встала в боевую стойку.

— Я позволю тебе определить правила. Пока соперник не признает поражение? Пока не потеряет сознание?

В сложившихся обстоятельствах для меня не было другого выхода, и Ибуки решила использовать это в своих интересах. Даже если бы в такой ситуации я захотел сбежать, то не смог бы этого сделать.

— Тогда пока один из нас не объявит, что он сдается.

— ... Погоди. Я передумала, я буду устанавливать правила.

— Эй.

— Если мы выберем твои правила, то еще до того, как начнем драться, ты просто признаешь свое поражение, не так ли?

А она проницательна.

— Именно поэтому мы будем драться до тех пор, пока я сама не решу – победа это или поражение. Мы будем продолжать сражение, пока все не станет ясно.

Какие же заносчивые и неразумные вещи она говорит.

— Я понял. Я не возражаю против твоего предложения. Однако, раз уж ты устанавливаешь правила, то я попрошу тебя согласиться и с моим единственным условием.

— Что?

— Как только мы все уладим, тебе запрещается снова бросать мне вызов. Это понятно? Конечно, если это борьба во время экзаменов, то я не имею права запрещать тебе этого, но, по крайней мере, такую личную дуэль, как эта, я попрошу тебя больше не повторять.

— ... вообще-то, это я собиралась решить все здесь и сейчас.

Похоже, она не возражает, поскольку Ибуки слегка кивнула головой. Если с этим решили, то все, что я могу сделать, это повернуть свой внутренний рубильник. От инцидента на крыше и до этого продолжения рукопашного боя – такое развитие событий было за рамками моих ожиданий, но ничего не поделаешь.

На самом деле, настоящая проблема заключается в том, что будет после того, как я одолею Ибуки.

— Давай не будем затягивать и покончим с этим быстро.

— Ты и в самом деле раздражаешь. Предпочитаешь в первую очередь думать о том, как выбраться отсюда.

— В конце концов, если узнают, что мы забрались на склад, это станет проблемой.

Если сразу же не сообщить сотрудникам о случившемся, то оправдание «мы попали сюда по ошибке» не сработает. Тот факт, что мы забрались на склад, пока персонал был занят доставкой товара, сам по себе является серьезным нарушением.

Независимо от того, поняла она мои опасения или нет, Ибуки, оставаясь настороже, все равно атаковала меня ударом ноги.

Как я и ожидал, в основе её стиля лежит работа ногами. Продолжать уклоняться посреди этого небольшого склада – задача не из легких. Вдобавок, я хотел, по возможности, не повредить находившиеся здесь коробки. У меня есть различные статьи расходов, и поскольку я занял «значительную сумму приватных баллов» у Каруизавы, то хотел бы избежать бессмысленных трат.

Однако сомневаюсь, что какой-либо несерьезной атаки хватит для того, чтобы сломить дух Ибуки. Она не может легко сдаться в битве, в которой поставила на кон свою гордость. Но даже если я вырублю ее, это никак не поможет. Ибуки будет все равно упорно отказываться признавать свое поражение.

Правило, по которому нужно самому признать свое поражение, превращает эту драку в довольно хлопотное дело.

Чтобы победить, я должен атаковать, но я не могу позволить себе просто избить ее. Если бы это была битва насмерть, я бы не проявил милосердия, но это просто драка без какой-либо выгоды для меня. Будь то ее лицо или живот – я не хочу оставлять шрамов и следов. Если так, то количество техник, которые я могу применить, неизбежным образом будет ограничено. Заставить ее признать свое поражение, но не причинить ей вреда. Способ, позволяющий мне сделать это.

Конечно, нет гарантий, что получится выполнить обе цели, но... я с минимальным движением уклонился от удара Ибуки. Хоть она и не была моей главной, но я использовал левую руку.

Вшип! И с таким звуком я ударил Ибуки ладонью в лоб. Техника, в которой для удара противника используется твердая часть ладони. В таком случае сила удара может нанести урон цели, проникнув внутрь организма. В сопровождении громкого звука и ощущаемой боли, Ибуки рухнула на пол, словно и вовсе отключилась.

— Кха...

Получив удар в результате этой атаки, даже не понимая, откуда он прилетел – её сознание было потрясено болью и паникой. Ударь я ее сильнее, то она бы, вероятно, потеряла сознание.

Ибуки безрассудно выложилась на все сто, чтобы победить соперника, стоящего перед ней. Даже если мне легко сломить её разум, не так-то просто сломить её упрямство.

— ... Хочешь сказать, что тебе даже не нужно воспринимать это всерьез?

Сопротивляясь тому, что в ее глазах все качалось, Ибуки обхватила лоб руками, глядя на меня.

— Если ты опытный мастер боевых искусств, то должна это понимать.

— Я понимаю. И не нуждаюсь в том, чтобы мне на это указывали... но есть то, что я не могу признать.

То есть, другими словами, эта драка со мной. Ибуки проревела что-то неразборчивое и снова ударила меня ногой. Ее удар отнюдь не был слабым, это был удар, который демонстрировал ее чистую силу. Вероятно, это был одна-единственная убийственная атака, на которую Ибуки поставила все; она понимала, что никакие уловки ей не помогут.

Или, может быть, она готовится контратаковать, когда мы ударим друг друга? В любом случае, я не собираюсь позволять ей атаковать меня. Я использовал правую руку, чтобы заблокировать удар Ибуки, и свободную левую, чтобы схватить её за горло.

— Кха...!

В таком состояния она не сможет свободно дышать. Словно борясь, Ибуки обеими руками ухватила меня за левую руку. Она впилась в неё ногтями, отчаянно сопротивляясь, но моя рука даже не шевельнулась.

— Прими решение, Ибуки. Ты хочешь остановиться или же бессмысленно продолжать? Если выберешь последнее, то будущего у тебя не будет.

Если бы её могли убедить такие простые слова, то, в первую очередь, мы бы не оказались в такой ситуации.

Тем не менее, несмотря на это, я решил еще раз проверить Ибуки.

— Рьюен показал все, на что он способен. А что насчет тебя, Ибуки? Достаточно ли у тебя сил, чтобы показать мне все, на что ты способна?

— Кха!

Ибуки вперила в меня взгляд, полный все той же ярости. Однако... её руки дрожали, и она медленно положила свою руку на моё левое плечо.

Хлоп, хлоп, хлоп. Она трижды слабо хлопнула по руке. По этому жесту, по её закрытым глазам и покорному выражению на лице я все понял. Я ослабил хватку и отпустил Ибуки.

— Кха... кха. Я и не думала, что ты будешь обращаться со мной полегче только потому, что я женщина, но ты действительно не проявил никакого снисхождения.

— Ты ведь не тот противник, с которым я могу обращаться полегче, разве не так?

И, кроме того, если бы я был с ней помягче, то Ибуки бы впала в еще большую ярость. В общем, это правда, что я лишь едва задействовал свои способности, но это уже другое дело.

Важно то, что я не выглядел так, словно сдерживался.

— Ахх, оу. Почему...?

Несмотря на то, что она выглядела разочарованной, похоже, Ибуки все же наконец успокоилась и опустилась на пол.

— Хорошо. Я просто должна признать это, верно? Ты победил.

Меня даже не волнует, победа это или поражение, но если Ибуки все устраивает, то я не стану возражать. Эта безрассудная схватка имела какой-то смысл для нас обоих.

— Я никогда не встречала кого-то настолько же сильного как ты, даже среди взрослых. Как ты вообще стал таким сильным?

— Ежедневные тренировки. Это ведь очевидно для того, кто разбирается в боевых искусствах, так ведь?

— Ахх, ясно.

Поняв, что мой ответ не был серьезен, Ибуки вздохнула, словно сдаваясь.

— И? Как мы теперь выберемся отсюда? Похоже, что ради этого нам придется поработать сообща.

— Все очень просто.

Я позвоню в торговый центр Кёяки, точнее, в аптеку по номеру телефона, который нашел на сайте школы.

— Простите, не могли бы вы позвать к телефону сотрудника по имени Кимура-сан?... да, если он недалеко, пожалуйста, передайте ему трубку, если несложно.

Вскоре после этого сотрудник по имени Кимура подошел к телефону. Я сообщил ему о том, что мы были заперты на складе.

— Разве в таком случае это не станет проблемой?

— Верно. Нет никаких гарантий, что мы не получим наказания. Чтобы покончить со всем этим, не поднимая шумихи, я хочу, чтобы ты вслед за мной вела себя как дурочка, Ибуки.

Вскоре после этого сотрудник, который ранее запер нас здесь, открыл дверь и вошел внутрь. Увидев нас, он начал расспрашивать, как мы здесь очутились и почему сразу же не связались с ним.

— Простите, я потерял голову из-за свидания с ней и попытался найти укромный уголок. Мы и подумать не могли, что это место запирается.

Я использовал тот факт, что Рождество было не за горами, и решил разыграть роль глупой парочки, которая потеряла от всей этой атмосферы голову. Естественно, я не стану утверждать, что мы «влюбленные», даже когда лгу, поскольку если сотрудник решит сообщить об этом своему начальству, то нас могут уличить во лжи. Я попросту избегал таких прямых заявлений и лишь пытался их заставить так думать.

— Так ведь, Мио? Ты тоже должна извиниться.

— Х-Хах? Как ты...

Ибуки тут же отреагировала на то, что я назвал ее по имени, но я взглядом заставил ее заткнуться. Она должна понимать, что в такой ситуации неосторожные слова могут навредить нам. Конечно, я подумал и о том, что она может подвести меня, и подготовился к этому. В худшем случае, я могу пострадать из-за всего этого, но я прослежу, чтобы она пострадала больше. Я подготовился к тому, чтобы переложить большую часть ответственности за произошедшее на Ибуки. Потому что будет трудно доказать, что именно Ибуки первой целенаправленно вошла в это помещение.

— ... простите.

Несмотря на то, что она выглядела недовольной, Ибуки опустила голову.

Поддерживая это представление, я сообщил сотруднику, что мы ни к чему не прикасались. Мужчина сделал нам не одно строгое предупреждение, но он также был виноват в том, что забыл запереть дверь, и на этот раз все закончилось решением не сообщать о произошедшем вышестоящему начальству. По этой же причине я позвонил не просто случайному сотруднику торгового центра, а именно этому человеку, который забыл запереть дверь; на подобный исход событий я и рассчитывал. Отпустив нас после лекции, сотрудник по имени Кимура запер дверь и вернулся к своей работе.

— Каким-то образом мы выкрутились.

— ... ты за какое-то одно мгновение рассмотрел даже имя сотрудника?

Кажется, Ибуки это интересовало даже больше, чем факт того, что я назвал ее по имени.

— Это получилось случайно. Оно просто попалось мне на глаза.

— Ахх, ясно.

Несмотря на то, что она сама спросила меня об этом, её ответ казался несколько прохладным.

— В любом случае, я больше никогда не стану иметь с тобой никаких дел. Договорились.

— Я благодарен за это.

— Но до этого... просто позволь мне напоследок услышать твое мнение по одному вопросу.

— Мнение?

— Для того, чтобы подняться до класса А, требуется 20 миллионов баллов за человека, ты это знал? Для того, чтобы весь класс смог это сделать, потребуется 800 миллионов баллов. Это абсурдная сумма. Как думаешь, можно накопить так много до выпуска из школы?

— Это невозможно. Каждый об этом однажды задумывается, но, в конце концов, все сдаются.

Тут же ответил я ей.

— Ясно. Так и есть, полагаю.

— Это был твой последний вопрос?

— Да, на этом все. Увидимся.

Вероятно, ей больше нечего было сказать мне, она замолчала и после чего ушла. И на этом наша с Ибуки связь оборвалась, или мне бы хотелось так думать... но, поскольку нам предстоит находиться рядом 3 года, то мы, вероятно, пересечемся еще не раз.

Такое у меня было предчувствие.

 

«Во всех смыслах это был просто кошмар».

Несмотря на то, что первоначальные планы вот так изменились, мне все же удалось пережить эти долгие полдня, и теперь, кажется, я, наконец, могу вернуться в общежитие. Похоже, что прогулки во время зимних каникул сопряжены с опасностью. Сначала Сакаянаги и Камуро, затем эта драка с Ибуки. Да еще и разминулся с Ишизаки и остальными.

Проверил время на телефоне – уже было практически три часа.

— Ахаха. И не говори, вот именно...

Пока я шел через торговый центр Кёяки, дабы вернуться в общежитие, то увидел трех девушек, вышедших из-за угла и пошедших немного впереди меня. Сато, Шинохара, а также Мацушита. Все трое были ученицами класса D. Они шли, ведя дружескую беседу друг с другом. Поскольку мы с Сато запланировали встретиться послезавтра, то мой взгляд был бессознательно прикован к ней.

Я скрывал свое присутствие, чтобы не быть замеченным, и держался на расстоянии, на котором все еще мог слышать их голоса. Потому что мне может повезти, и прозвучит какая-нибудь информация, которая могла бы быть мне полезна.

— В конце концов, мы так и не смогли найти себе парней до Рождества...

Сказала Мацушита, глядя на окружающие их парочки и вздыхая.

— Хоть и думаешь так, ты могла бы найти себе парня прямо здесь и сейчас. Ты ведь миленькая.

Шинохара озорно захихикала, тыкая Мацушиту в подмышку.

— Я не хочу встречаться с кем-то настолько сильно, чтобы идти на какие-либо уступки.

— Это тоже верно. Но, если подумать, я тоже хочу найти парня.

— У тебя есть какие-нибудь кандидаты на примете?

Спросила Мацушита, однако Шинохара скрестила руки на груди и состроила озадаченное лицо.

— Совсем нет. Во-первых, наш класс просто ужасен.

— В конце концов, Каруизава-сан забрала один-единственный главный приз...

Конечно же, под призом они имеют ввиду Хирату.

— Поскольку во время экзаменов мы только и делали, что сражались с другими классами, у нас практически не было времени, чтобы подружиться с кем-либо. Если говорить об этом, я вот размышляю, не будет ли лучше встречаться с учеником старших классов... вот о чем я думаю. На самом деле, студент университета был бы еще лучше.

Мацушита имела ввиду, что вопрос того, на каком году должен учиться ее парень, для нее очень важен.

— Старшие классы, хах... А вот я, наоборот, не хотела бы, чтобы он был старше меня. Если я и ввяжусь во всю эту романтику, то тогда, наверное, с кем-то своего возраста.

С другой стороны, Шинохара, кажется, предпочтет кого-нибудь из своей же параллели.

— А что насчет тебя, Сато-сан?

— Эхх? Насчет меня? Да... как и Шинохара-сан, я бы предпочла кого-нибудь из своих одноклассников.

— Нет, нет. Никто не говорил об одноклассниках.

Тут же опровергла ее слова Шинохара. Похоже, она почувствовала, что необходимо сделать это.

— Кстати говоря, Сато-сан... ты ведь разговаривала с Аянокоджи-куном?

Внезапно прозвучало мое имя. Если осмотрюсь вокруг, то здесь найдется выход. Я обратил свой взгляд на книжный магазин рядом, расположенный на углу.

Немедленно отказавшись от дальнейшего преследования, я решил немного изменить свои планы. Побуду здесь какое-то время, достаточное для того, чтобы они ушли.

«Рейтинг модных товаров этого года, хах».

От товаров повседневного спроса до бытовой электроники; кажется, этот рейтинг включает в себя множество привычных мне вещей. Качественное ли моющее средство у этого производителя или же не очень – похоже, такие детали тоже присутствуют.

Меня это несколько заинтересовало, и я взял журнал в руки, решив его полистать.

«... было бы неплохо просто купить его и пойти обратно в общежитие».

Приложение с кратким обзором автомобилей лично мне не нужно, но раз это бонус к журналу, тогда ладно.

Поскольку я не был особо знаком с бытовой электроникой, журнал может пригодиться в качестве справочного материала, когда мне придется покупать такие товары. Посчитав, что Сато и её группа к этому времени уже должны были уйти, я поднял голову.

Однако тут же наткнулся взглядом на Шинохару, которая не ушла, а стояла недалеко в одиночестве. Похоже, другие две девушки ушли в уборную, поскольку она, кажется, стоит и ждет их на этом месте.

Видимо, мне придется побыть здесь еще какое-то время. Я уже взял журнал с рейтингом товаров, чтобы купить его, теперь можно присмотреть что-нибудь еще.

В книжном магазине было довольно много покупателей, но я заметил кое-кого, кто не вписывался в общую картину. Действительно, человек, чье поведение заставляет думать, что он собирается сделать что-то нехорошее. Рьюен Какеру.

Он просматривал книги в отделе учебников. Поскольку я не видел ничего, кроме спины, то не мог рассмотреть выражение его лица.

«На него это не похоже...»

С ним не было свиты, и, глядя на его одиноко стоящую фигуру, почему-то ощущалось одиночество. Однако, несмотря на то что буквально вчера я сломил его на крыше своими руками, так смело выйти на улицу на следующий же день – полагаю, этого от него и стоило ожидать.

Что ж, просто убедиться, что Рьюен вот так выходит на прогулки – это стоило того. Даже если он и заметит меня, наши отношения далеки от таких, когда мы можем просто стоять рядом и болтать, так что я решил не приближаться к нему.

— Эй, ты, ты ведь первогодка, да?

— Эхх?

— Ты ведь только что злобно пялилась на нас, да?

— Н-Нет. Я даже... Я даже и не думала...

Листая различные другие книги, я услышал растерянный голос Шинохары. Когда я поднял взгляд от журнала, парень и девушка, выглядевшие как ученики старших классов, почему-то уставились на Шинохару так, словно пытались загнать ее в угол. Девушку я не знаю, но этого парня помню. Он был учеников класса D 3-го года; вскоре после поступления он продал нам ответы на прошлые тесты в результате переговоров, устроенных мной. Я слышал, что среди учеников 2-го и 3-го годов исключения довольно частое явление, но, хотя этот парень и питался овощами, он продолжал избегать исключения и до сегодняшнего дня.

На них двоих была схожая одежда, говорящая всем вокруг, что они пара. Повседневная одежда в горошек.

Вдобавок, они стояли так близко друг к другу, что их руки практически соприкасались. Не будет ошибкой принять их за влюбленную парочку.

— Ты точно пялилась на нас. А проблема ведь в том, что ты не смотрела себе под ноги, разве не так?

— Хватит уже... не обращай на нее внимания.

Парня, похоже, это не очень волновало, но его девушка, кажется, сильно разозлилась.

— Я не могу простить этого. Не просто первогодка, ты ведь еще и из класса D, верно?

— Это, эмм... правда, но... но я не пялилась...

— Не лги мне. Это ведь ты врезалась в нас, а потом еще и разозлилась.

Судя по всему, кажется, что кто-то из них не смотрел под ноги, либо же они столкнулись плечами, что-то в этом роде.

Поскольку никто не пострадал и не упал, становится очевидно, что их столкновение было не таким уж и сильным.

— Вообще-то, знаешь ли... Что это за поведение, когда ты врезалась в учеников старших классов? А ну-ка извинись.

— Но ведь под ноги не смотрела не я, а...

— Хах? Ты случайно не хочешь сказать, что это была моя вина?

Шинохара пыталась доказать свою невиновность, но, похоже, она не смогла выдержать давления со стороны этой девушки и неохотно склонила свою голову.

— ... нет. Мне очень жаль.

Однако это её нежелание бросилось в глаза не только мне, но и этой девушке. Ее фитиль уже был подожжен, и в итоге все разгорелось в большой пожар.

— Хах. Хоть ты и извинилась, с таким-то отношением я не чувствую в тебе никакой искренности.

— И-Искренности... но мне кажется, что той, кто не смотрела под ноги, все же были вы, семпай.

Похоже, с точки зрения Шинохары, оставляя в стороне вопрос, смотрела ли она злобно на них или нет, именно они врезались в неё.

— Хватит херню нести. Это ведь ты не смотрела под ноги, верно?

— Но это...

Судя по утверждениям старшеклассницы, вина за столкновение лежала на Шинохаре, или, по крайней мере, так она хотела сказать. Это противоречило словам Шинохары.

Но о том, что же на самом деле произошло, знают только сами участвовавшие стороны, а также свидетели. Вероятно, эта ситуация, в которой Шинохаре трудно найти решение самостоятельно.

Возможно, было бы неплохо, если бы я протянул руку помощи. Но, поскольку я не видел момент столкновения, то не могу судить, кто из них прав... ну, все как-нибудь само образуется.

Сразу после того, как я подумал об этом и решил вернуть книгу на полку, то увидел фигуру одного ученика. Похоже, он заметил, что у Шинохары возникли проблемы, и, подойдя к ней, окликнул.

— Что случилось, Шинохара?

Игнорируя старшеклассников, к ней обратился её одноклассник, Ике Кандзи.

— Ахх... Ике-кун... эмм.

Это не была реакция «Я спасена!». Скорее, все выглядело так, словно пока она ждала окончания бури, возникла еще одна – на лице Шинохары было написано такое растерянное выражение.

Обычно Ике лишь доставляет неприятности, так что эта реакция понятна.

— Ты еще кто? Не мешайся.

Рявкнула старшеклассница в ответ на это внезапное появление.

— Ахх, нет, простите, семпай. Это моя одноклассница. Она что-то сделала?

По тону девушки Ике, кажется, понял ситуацию. Возможно, он тоже наблюдал за происходящим издалека, как и я.

— Что, спрашиваешь? Она врезалась в нас. Да, вдобавок к этому, еще и злобно пялилась.

— Ахх... Я понял, понял. На меня она тоже часто пялится.

Глупо засмеявшись, Ике указал пальцем на Шинохару. Шинохара, должно быть, была недовольна этим, но, по всей видимости, она не могла понять действий Ике, поскольку выглядела ошарашенной.

— У нее всегда такой неприятный взгляд, поэтому и кажется, словно она постоянно пялится на всех. У нее не хватит смелости уставиться так на вас, семпай, такой уж она родилась.

Именно так, приплетая к делу плохие черты Шинохары, он попытался убедить старшеклассников закопать топор войны. Он не стал затрагивать вопрос столкновения, или, другими словами, выяснять кто же был неправ.

— И, кроме того, я думаю, что лучше не шуметь вот так. Здесь недавно проходил учитель.

Если они узнают, то простые неприятности разгорятся в пожар. Именно таким образом Ике ловко заставил их прислушаться к себе. Самое главное было то, что он адресовал эти слова не девушке, а парню.

«Ты ведь понимаешь, да?» – вот что он говорил своим взглядом, направленным в его сторону, и, похоже, это оказалось эффективно.

— ... пойдем уже.

Канун Рождества был уже не за горами, и парень решил воздержаться от продолжения перепалки. Он, вероятно, тоже хочет избежать обострения конфликта. С его точки зрения, будучи против этой ссоры, данное обстоятельство могло показаться хорошим шансом завершить ее. Девушка все еще выглядела несколько недовольной, но, даже так, было похоже, что её гнев более или менее утих.

— Хммф.

Выдохнув через нос и издав такой звук, парень направился прочь. Каким-то образом все разрешилось, хах. После ухода двоих старшеклассников Шинохара тоже вздохнула с облегчением.

— Спасибо...

Я подумал, что Ике обрадуется тому, что его поблагодарили, но он повел себя неожиданно холодно.

— Не стоит... сущий пустяк.

Вот так коротко ответил он ей.

— Но ты сказал лишнего. Я не пялюсь все время на людей.

— Это был всего лишь способ помочь тебе.

— Неужели не было способа получше?

— Говорю тебе, больше я ничего не придумал.

— ... Что ж, эмм... с-спасибо...

— У-Увидимся. Наслаждайся своим Рождеством без парня!

— Х-Хах? Даже за десять тысяч лет ты бы все равно не смог найти себе девушку!

По какой-то причине Ике решил сказать подобное в качестве прощальных слов и направился прочь отсюда.

Возможно, потому что заметил Сато и Мацушиту, возвращающихся из уборной. Однако, естественно, эти двое все же заметили его. После возвращения к Шинохаре на их лицах появились выражения, полные сомнения.

— Хмм? Это ведь был Ике-кун только что, да? Что случилось?

— Он опять тебя доставал? Почему в нашем классе так много идиотов?

— Н-Нет, дело не в этом, знаете ли.

Я думал, что она изольет им свой гнев на этих двоих, но, похоже, Шинохара решила не рассказать им об инциденте. А затем она незаметно посмотрела в спину уходящему Ике. Похоже, этот конфликт все же не вылился во что-то серьезное. Думаю, мне тоже пора возвращаться. Не думаю, что смогу узнать какую-либо информацию о Сато.

 

По дороге домой с сумкой в руках, в которой лежала книга, мне позвонили. Убедившись, что на дисплее высвечивается имя «Хасебе Харука», я ответил на звонок.

— Ахх, это я. Наверное, это внезапно, но почему бы нам всем не собраться на Paripi! и не потусоваться послезавтра?

(パリピ – paarii piipoo, японское приближение североамериканского произношения «тусовщики», «завсегдатаи»)

— Эхх? Собраться и что?

У меня уже были планы на послезавтра, но я невольно спросил о том, о чем никогда раньше не слышал.

— Ты не знаешь о Paripi? Парти пипл. Или, коротко, парипи.

Я и не подозревал, что существует такой новый термин. Нет, если вспомнить, мне кажется, я слышал, как кто-то из нашего класса употреблял это слово раньше. Наверное, это значит, что любители вечеринок собираются вместе и веселятся.

— Главной темой вечеринки будет «Рождество – не только для влюбленных».

Ясно. Похоже, что влияние Рождества не ограничивается только парочками. Оно также влияет и на одиноких людей.

— Прости. У меня уже есть планы на послезавтра.

Мне кажется, это было бы весело, но у меня не было другого выбора, кроме как отказаться.

— ... да? Но послезавтра же Рождество. И что же ты этим имеешь ввиду?

Ее вопрос уже сам по себе для меня проблематичен, но если Харука и остальные будут гулять в тот же день, то есть вероятность того, что они меня увидят. Будет лучше, если я честно все расскажу.

— Так получилось, что я пообещал Сато, что погуляю с ней.

— Сато? Ты имеешь в виду кубики сахара!? Ты собираешься гулять с кубиками сахара в кармане?

(яп. 砂糖Satō – сахар; 佐藤 Sato - самая распространённая японская фамилия)

Что за пустая голова.

— Эхх? Чего? Погоди, может ли быть, ты идешь на свидание с Сато-сан? В Рождество?

Мне даже не нужно было объяснять, естественно, Харука должна была понять смысл этого. Тем не менее, следует исправить то, что необходимо.

— Это не то, чтобы свидание. Я просто погуляю с ней.

— Люди во всем мире называют это «свиданием».

Возможно, это так, но что касается меня, то я не собираюсь использовать для этого случая слово «свидание».

— До этого я много раз отказывался от её приглашений, и Сато попросила меня погулять вместе 25-го числа.

— Нееет, нет, нет. Это ведь плохо, разве не так?

Конечно, с тех пор как я поступил в эту школу, я также изучал то, что называется обществом. Не то, чтобы я вообще не понимал смысла того, что значит встреча парня и девушки в Рождество. Однако единственная причина, по которой я принял приглашение Сато, заключается в том, что она просто выбрала 25-ое число и все, ничего больше.

— Я просто хочу в этом убедиться, но ты ведь не встречаешься с ней, верно?

— Это та же ситуация, что и тогда с Шииной. Я ни с кем не встречаюсь.

— Так и есть, я полагаю. Ну, мне не следует этого говорить, но... ну, ты знаешь, Айри.

— Айри?

— Если послезавтра Киёпон не присоединится к нам, то, думаю, у нее появится много вопросов. Ты не можешь скрыть все это, притворившись больным.

Тогда я просто должен сказать ей правду. Думать так просто, но вот сделать этого я не могу.

— Я понял. Я что-нибудь придумаю. Куда вы пойдете послезавтра?

— Это значит, что ты предпримешь что-либо, исходя из моего расписания?

— Кроме этого больше ничего не остается, верно? Если она вдруг увидит, как Киёпон и Сато-сан идут на рождественское свидание, то, думаю, эта девушка может просто упасть в обморок.

Я подумал, что было преувеличением говорить, что она упадет в обморок, но, если это Айри, то подобное и правда может произойти.

В зависимости от обстоятельств, она может даже впасть в тяжелую депрессию.

Стоило мне подумать так, как поведение Харуки по ту сторону телефона изменилось.

— Может ли быть, что чувства Айри... ты заметил?

Харука задала мне вопрос, который попал практически в десятку.

— Оставим вопрос того, то ли это, о чем ты подумала. Я, по крайней мере, понимаю, что её чувства немного отличаются от чувств других людей по отношению ко мне.

— Это был несколько странный способ описать это, но я поняла. Это значит, что ты не настолько непрошибаемый. Конечно, раз ты это понимаешь, я тоже не стану говорить ничего лишнего.

В этом нет нужды. «Ты не собираешься ответить на чувства Айри?» – другими словами, вот о чем она говорит. На мой взгляд, Айри похожа на птенца, который только начал делать свои первые шаги.

Будучи в состоянии, когда она мало что знает о других людях, привязанность к одному из немногих представителей противоположного пола, с которыми она близка, другими словами, ко мне, и её чувства – с этим ничего не поделаешь.

Прежде всего, ей нужно проводить больше времени среди других парней и девушек, ей нужно повзрослеть.

В таком случае, у нее могут появиться чувства, которые отличаются от того понимания романтики, что у неё имеется сейчас. Это можно сказать и обо мне. Что такое школа, что такое друзья, и что именно значит любить кого-то. Все эти вещи я до сих пор не очень хорошо понимаю, и пока не могу принять решение.

— В любом случае, я снова свяжусь с тобой, хорошо?

— Простите, что не смогу повеселиться с вами, ребята.

Извинился я, но Харука тут же ответила.

— Во-первых, мы – компания, которая собралась вместе для того, чтобы быть вне таких ограничений, верно? Иначе наша компания потеряла бы всю свою привлекательность. Собираться, когда хочется, и отказываться, когда нет такого желания. Тот факт, что мы – компания, способная на такое, и придает ей очарование.

Ответив вот так, Харука повесила трубку.

«Определенно, так все и есть».

Если бы подобные приглашения стали чем-то обязательным, то эта компания утратила бы свою сильную сторону. Я понял, что это те люди, за которых я должен быть благодарен.