NEWS Хотим улучшить сайт, нужна ваша помощь! Подробнее...
От Администрации Ranobe-club.ru: На данный момент, это последняя переведённая/купленная нами глава данного ранобэ. Что бы не пропустить выход новых глав, подпишитесь на уведомления вк о их появлении и/или вступите в группу вк, что бы получать новости тайтла в свою ленту. Так же, в вк группе периодически проходят совместные покупки новых глав среди наших читателей, присоединяйтесь и вы! Небольшой вклад в 10-30 руб. от каждого, позволит нам купить и выложить большое количество глав в свободный доступ.

Том 4.5. Глава 4

День - бедствие и неприятности с девушкой. Дьявольская улыбка на лице Ангела. 

— Сегодня я заставлю тебя помочь мне, Аянокоджи!!!

— … Что такое, да ещё и с утра пораньше… А ты довольно оживлённый, Ямаучи.

  Проснувшись от звонка в мою дверь, я вздохнул, увидев за ней Ямаучи.

— Выслушай меня!

  Он и вправду довольно энергичен. Благо, что Ике и Судоу не вместе с ним, но что именно он от меня хочет?

— Что, ты ещё спишь? Летние каникулы закончатся через несколько дней, а ты ведёшь себя так расслабленно, – сказал Ямаучи.

  Впрочем, я расслаблен как раз из-за того, что осталось не так много дней.

— Я решил, что сегодня для меня будет особенный день, так что, пожалуйста, позволь пройти.

  Всё ещё сонный, я не особо следил за его рассказом, но таким образом мне пришлось пригласить Ямаучи в свою комнату. Затем я подготовил для него чашку ячменного чая.

— Итак… Я имею какое-то отношение к тому, что ты собираешься делать в этот особенный день?

— Только не говори, что забыл, Аянокоджи. Я имею право узнать телефонный номер Сакуры!

  Он крикнул это в мою сторону. Слегка налитые кровью глаза отражали всю его серьёзность.

— Ясно……

  Что касается этого вопроса, поскольку именно я был виноват за случившееся, то я просто не мог его не выслушать. Ведь некоторое время назад, при условии, что скажу ему контактный номер Сакуры, я попросил Ямаучи сыграть роль, ничем не отличающуюся от клоуна. В результате его действий, оценка Ямаучи в глазах Хорикиты изрядно понизилась. Конечно, было бы правильно сказать ему телефон Сакуры, однако, я провернул это без её ведома, поэтому поставил в приоритет её защиту и до сих пор не сообщил Ямаучи её номер телефона.

  Мне определённо нужно отплатить ему за услугу.

— Мы столкнемся с некоторыми трудностями, если ты пришёл услышать её контактный номер…

— Дело не в этом. Мне он больше не нужен.

  С подобными словами Ямаучи достал белое конверт, который он, должно быть, держал в руках за своей спиной.

— Я выразил все свои чувства по отношению к Сакуре в этом письме. – сказал он.

— Выразил…… Значит это любовное письмо?

— Верно! В нём я написал о том, как сильно люблю Сакуру! Прочитай его!

   Сказав это, он достал письмо из конверта и передал его мне.

  «Дорогая Сакура Айри-сама. Я очень давно интересуюсь тобой, пожалуйста встречайся со мной».

— Это довольно простое любовное письмо, которое слишком формально с самого начала…

  Хоть я и указал на его ошибки, у Ямаучи было гордое выражение лица.

— Писать длинные предложения само по себе нехорошо, уверяю тебя.

   Может быть и так, но с таким количеством текста его как будто вырвали из контекста, разве нет? Думаю, что человек, который получит такое письмо, обязательно встревожится. Тем более, если этот человек – Сакура.

— Зачем ты использовал распечатку, а не написал письмо от руки?

— Мой почерк полный отстой. Я распечатал его, чтобы облегчить чтение. Я беспокоился, что она может неправильно понять мои слова.

  Затем он с гордым выражением лица почесал под носом своим указательным пальцем, впрочем я не думаю, что это так важно.

— И к тому же, разве в наше время люди не используют распечатки для своего резюме?

— Если ты действительно хочешь передать свои чувства другому человеку, я считаю, что рукописное письмо подойдёт гораздо лучше. И почему ты использовал такой ужасный шрифт?

  Странный демон существует! По-моему, этот шрифт предназначался для написания подобного заголовка с целью кого-нибудь проклясть.

— Как бы сказать, разве это не оказывает должного воздействия? Что-то вроде «я буду думать о тебе вечно» или подобные чувства?

— Пока что забудем об этом… Проблема в последней части.

  Это часть, где он обращается к Сакуре.

  «Если ты будешь встречаться со мной, я готов каждый месяц отдавать тебе все свои баллы. В качестве подношения!

— Это уже слишком…

— Что ты имеешь в виду? Понимаешь, говорят, что милые девушки любят, когда им оказывают надлежащее внимание. И кроме того, я хочу встречаться с Сакурой, даже если буду отдавать ей все свои баллы. Я очень люблю её. Думаю, что эта страсть передастся и ей, – сказал Ямаучи.

  Я не в силах отрицать то, что это тоже некоторое проявление любви, но таким образом можно предположить, что он просит её встречаться с ним за деньги.

— Всё в порядке. Я не против, даже если её заинтересуют только мои деньги, я просто хочу с ней встречаться…… Разве это плохо? – спросил Ямаучи.

  Когда я кивнул в ответ, Ямаучи, показывая выражение абсолютного непонимания, по-видимому, всё-таки немного переосмыслил свои слова.

— … Я просто хочу кое-что подтвердить, ты серьёзно собираешься признаться ей?

— Ага. Начиная со второго семестра, я собираюсь начать свою сказочную школьную жизнь и поставлю на кон всё, что имею. Я уже договорился с Кикё-чан, чтобы она позвала Сакуру.

   Посмотрев ему в глаза, мне не показалось, что он валял дурака. Ямаучи был полон решимости и в этот раз подошёл к делу серьёзно. Наблюдая за чем-то подобным, я просто не мог не помочь ему.

  Если у меня есть какое-либо чувство уважения к Сакуре, то я должен остановить Ямаучи, но его методы честны. Я обязан протянуть ему руку помощи.

— Так…… Что я должен сделать? Мне нужно просто проверить содержимое письма?

— Так и есть, но для тебя есть ещё более важная роль. По сути, я хотел бы, чтобы ты передал это письмо Сакуре.

— Чего? Что ты только что сказал?

  На мгновение мне показалось, что я ослышался, из-за чего переспросил его.

— Как и сказал, я хочу, чтобы ты передал письмо Сакуре вместо меня. Я с самого утра нервничаю. Последний раз, когда я так нервничал, был во время участия в финальном матче Национального Стадиона Сумо. Тогда я кстати выиграл. Вот почему у меня нет уверенности в том, что мне удастся передать письмо и должным образом поговорить с ней.

  Я хотел спросить, в каком именно финальном матче на Национальном Стадионе Сумо он участвовал. Похоже на его обычную ложь, но это довольно слабое заявление, нехарактерное для Ямаучи, который всегда прямолинеен в отношении любви. Видимо, он довольно напряжён.

— Если ты скажешь, что проблема в содержании письма, я перепишу его. Поэтому… Пожалуйста!

  Сложив обе руки ладонями перед собой, Ямаучи опустил голову, прося меня о помощи.

— А также, я забуду о прошлом. Нет, если Аянокоджи попадёт в беду, я обязательно помогу тебе!

— … Если ты настаиваешь, то я не против принять твоё предложение.

— Правда?

— Но никто не знает, обернётся это успехом или неудачей. Всё зависит от чувств Сакуры. Ты ведь понимаешь это?

— Да. Я тоже не дурак и осознаю, что мои шансы не велики.

  Возможно, он испытывает сильное беспокойство, однако, кажется, он понимает, что его шансы на успех даже не 50%. Вообще-то, некоторая часть Сакуры совсем не выносит мужчин. Учитывая этот факт, с его шансами можно было и отчаяться. Но даже так, этот парень находится здесь и сейчас с решимостью бороться.

— … Ясно. Тогда я передам ей твои чувства, хорошо?

  В таком случае всё будет по-честному.

— Аянокоджи…! Ты спас меня!

  Схватив мою вытянутую руку, Ямаучи опустил свою голову, будто поклоняясь богу.

  Если на том и порешили, сначала мне нужно проверить содержимое его письма. Если это письмо предназначается Сакуре, оно должно быть добрее и написано таким образом, чтобы как можно правильнее передать его чувства, в противном случае, оно никак на неё не повлияет.

  Ямаучи наконец набрался решимости. Но по моему мнению он слишком спешит. Для этих двух, которые ещё даже не обменялись своими контактными номерами, признание несёт за собой большие риски. Если он хочет повысить свои шансы на успех, то должен решиться на полноценное наступление. Но методы Ямаучи не должны быть ошибочными. Любовные отношения – это то, что всегда начинается спонтанно, и есть много случаев, когда подобные отношения начинались с нуля.

— Первым делом, начало письма…

  Мой опыт в романтике, как и у Ямаучи, совсем нулевой, но, по крайней мере, позвольте мне подобрать более подходящие ему выражения.

— О, точно. Пожалуйста, позволь добавить ещё одно условие. Я хочу, чтобы ответ на моё признание дали за зданием школы.

— За зданием школы? У второго спортзала?

— Да-да. Ты ведь знаешь, что ходят слухи. Если признаться там, то всё пройдёт хорошо.

  Вероятно, это похоже на легендарное признание под деревом. Похоже, что такие слухи распространяются повсюду.

— Понимаю. Так это часть твоего плана, хах?

— Естественно, что это не просто слухи. Признание ученика должно быть совершено обязательно за зданием школы. Они называют это правилом.

  Я не мог найти связь между признанием и местом за зданием школы, но могу представить себе ситуацию, о которой он думает. 

 

  До моей встречи с Сакурой осталось около 30 минут. Интересно, с какими чувствами она отнеслась к приглашению Кушиды. Это то, что знает лишь сама Сакура, но вряд ли она будет спокойной. Тем не менее, я уже ожидал её за зданием школы.

  Ямаучи сказал, что я не могу позволить, чтобы Сакура ждала меня, но заставить прийти за 30 минут до назначенного времени, наверное, слишком. Телефон, который я держал на беззвучном режиме в своём кармане, завибрировал.

— Ало?

— Как оно? Ты ещё не видишь Сакуру?

— Нет. Думаю, она не появится, пока не останется хотя бы 10 минут до назначенного времени, разве нет?

— Понимаю. Куу… Я начинаю нервничать!

  Наблюдая за мной с небольшого расстояния, Ямаучи помахал мне рукой. Хоть он и не хочет, чтобы его заметили, ему, должно быть, стало любопытно, из-за чего он решил увидеть всё воочию.

— Эй, Ямаучи. Ты уверен, в том, что доверять подобную роль мне – хорошая идея? Я думаю, что было бы лучше, если бы ты сам передал ей письмо.

— Э-это невозможно, говорю тебе. С детства у меня осталась травма, из-за чего под чрезмерным стрессом мои руки дрожат.

  Впрочем, я думаю, что большинство людей тоже будет дрожать, если окажутся под чрезмерным влиянием стресса……

— Я понимаю, что ты не хочешь ввязываться, но почему бы тебе не подумать об этом ещё раз? Думаешь, что письмо, переданное не тобой, будет иметь какое-то значение?

— Нет, но разве подобное не происходит довольно часто? Милую девушку попросили подойти за школу, но, вопреки её ожиданиям, всё заканчивается тем, что ей признаётся некрасивый парень. Вот такие дела. В этом смысле всё наоборот. Я попросил Кушиду держать в секрете, что именно я позвал её. Другими словами, если она увидит перед собой Аянокоджи, то точно разочаруется. Но если она осознает, что на самом деле ей признаюсь я, то, сравнивая нас обоих, моя оценка в её глазах неизбежно улучшится. Вот почему, Аянокоджи, когда будешь вручать ей письмо, не говори обо мне. Пусть лучше думает, что это признание от тебя, – сказал мне Ямаучи.

  Ямаучи красноречиво рассказал о своей стратегии, но, похоже, его совсем не волновало то, что всё это время он поливал меня грязью. Я не собираюсь критиковать его цели, но вполне очевидно, что ему стоило бы учитывать и чувства Сакуры.

— Независимо от того, как хорошо ты передал свои чувства в письме, признание от кого-то, кого она даже не может увидеть, может показаться ей пугающим.

— Э-это…

  До встречи ещё есть время, думаю, я смогу переубедить его. Признание, по своей сути, является одноразовым событием. Даже Ямаучи не захочет сделать его так, чтобы потом сожалеть об этом.

— Ещё есть время. Тебе точно стоит передумать. Ведь именно поэтому ты и написал письмо, разве нет?

— Это так, но… Уууу… Хотелось бы знать, должен ли я признаться лично……

  Наконец, даже Ямаучи пришёл к единственно-возможному правильному выводу.

— … Аянокоджи-кун?

  Я только-только услышал за собой слабые шаги, как ко мне обратилась девушка.

— Сакура здесь! Остальное на тебе!

  Похоже, Ямаучи практически решился отдать письмо сам, но, так как Сакура прибыла раньше, чем ожидалось, он запаниковал и оборвал звонок. Тем не менее, она уже заметила меня, поэтому я не мог ничего с этим поделать. Остаётся только передать письмо, доверенное мне Ямаучи.

— Это совпадение, верно?

— Ахх, нет. Тебя ведь позвала Кушида?

— Д-да. Она сказала, что ей нужно о чём-то со мной поговорить… Сказала, что это очень важно.

  Я осмотрелся, но вполне очевидно, что здесь и так никого не было.

— По правде говоря, я попросил Кушиду об одолжении, чтобы она позвала тебя сюда.

  Собственно говоря, это был не я, но с этим уже ничего не поделаешь, даже если это её и запутает.

— Аянокоджи-кун попросил? П-понятно. Какое облегчение. Обычно я не особо общаюсь с Кушидой-сан, так что боялась, что сделала что-то, что разозлило её.

  Она с облегчением погладила по своей груди. Похоже, Сакура больше не испытывает беспокойства. Я решил задать ей один простой вопрос.

— Тем не менее, ты пришла довольно рано. До назначенного времени осталось ещё около 30 минут.

— Это… Я беспокоилась о том, что мне нужно было прийти пораньше.

  Всё ещё взволнованная, она продолжила объяснять.

— Но теперь я знаю, что тем, кто позвал меня, был Аянокоджи-кун. Мне и вправду полегчало.

  Она снова погладила по своей груди. Волнение как рукой сняло, из-за чего она вернулась к своему обычному спокойному состоянию.

— Но почему? Если я зачем-то тебе понадобилась, то мог бы позвонить мне напрямую.

— Ахх, нет, всё как-то… Тут немного запутанная история.

— Запутанная история?

  Как бы ей всё объяснить? Не зная с чего начать, я тоже начал волноваться. С биологической точки зрения, я уже изучил разницу между мужчинами и женщинами. Но я и понятия не имею, как применять эти знания в реальности. И проблема здесь не только в разнице между нашим полом, мне также нужно учитывать и чувства Сакуры.

  Время всё шло. Нужно поскорее ей ответить, ведь чем дольше продлится тишина, тем больше она насторожится.

— Дело в том, что… Я попросил Кушиду позвать тебя сюда, потому что хотел передать это.

  Письмо, доверенное мне Ямаучи, я протянул его Сакуре.

— Это…?

— Я бы хотел, чтобы ты прочитала его, не спрашивая о деталях. Если прочтёшь содержимое, я уверен, что ты поймёшь, – сказал я.

  Если объяснять ей всё самому, то смысл в письме теряется. Так или иначе, она взяла письмо в свои руки.

— Х-хорошо.

  Меня переполняло некоторое чувство вины, поэтому я отвёл свой взгляд.

  Тем временем, Сакура поочерёдно смотрела на меня и письмо, которое держала в руках. Видимо, так она пыталась разобраться в ситуации.

— П…исьмо…за зданием школы…… от парня……

  Смотря куда-то вдаль, Сакура что-то прошептала себе под нос.

  Стоп, но по тому, как я это сказал, у неё может сложиться впечатление, что это я написал письмо.

  Это плохо.

— Это письмо доверил мне парень, который сейчас где-то прячется. Он сказал, что ты поймёшь, когда прочитаешь его. Похоже, у него довольно плохой почерк, но, мне кажется, что на написание письма он посвятил всего себя.

  Я должным образом следил за тем, чтобы не образовалось никаких недоразумений.

— А, Авава…… Это…Ававава?!

  Возможно, она догадалась о том, что это было любовное письмо от парня. Она снова начала беспокоиться, а её взгляд, казалось, был где-то не с нами. Если она достанет письмо из конверта и прочтёт его здесь, мне будет немного не по себе, наблюдая за её реакцией, так что лучше поскорее покинуть это место.

— Я передаю письмо тебе. Всё что тебе осталось сделать – принять правильное решение. Если тебе будет сложно дать ответ напрямую, можешь отправить его через чат или позвонив мне по телефону, – сказал я.

  В случае с Сакурой, есть вероятность, что она не сможет так просто сказать «да» или «нет». Я должен помочь ей хотя бы с этим.

— Ко, кококо, кококо[1].


[1] Должно быть пыталась произнести слово Koi (с япа = любовь, в контексте = любовное).


— Ты изображаешь курицу?

— Н-нет, это не так. Э-это л-любов……

— Ага, это любовное письмо. – ответил я.

— Кьюююююю?!

— Вау.

  Она чуть было не упала назад, поэтому я быстро подошёл, чтобы поддержать её.

— С тобой всё в порядке?

  Прикоснувшись к ней рукой, мне показалось, что у неё был жар. Это должно быть неожиданным. Кроме того, возможно, она всё пытается понять, кто написал ей это письмо.

— Умм, умм, умм!

  Внезапно открыв свои глаза, она с невероятной энергичностью встала на ноги. Убедившись, что она может стоять сама, я убрал руку от её спины.

— Хорикита……-сан! Думаешь, она будет злиться?! – спросила Сакура.

— Хмм? Хорикита?

  У неё не должно быть причин, из-за чего она должна рассердиться. Если бы ей довелось увидеть, как я передаю письмо вместо Ямаучи, она бы скорее всего раздражённо вздохнула со словами вроде: «Ты снова втянул себя в нечто бессмысленное».

  По крайней мере, это точно её не разозлит.

  На мгновение я подумал о том, что она до сих пор считает меня тем, кто написал это письмо, но ведь я прямо сказал ей, что «это письмо доверил мне парень, который сейчас где-то прячется». Она не должна была понять меня неправильно.

— У, ува…… Ува……

  Но лицо Сакуры лишь продолжало краснеть. Мне показалось, что из-за волнения она вот-вот потеряет сознание. Не похоже на реакцию при простом получении письма.

  Это похоже на ситуацию, когда человек, передающий письмо-признание, находится прямо перед ней……

  Будь оно так, независимо от самого признания, было бы не странно, если бы Сакура запаниковала. В такой ситуации даже я мог вызвать подобную панику. Теперь я могу понять причину появления имени Хорикиты.

— Сакура. На всякий случай я повторюсь…… Это письмо доверил мне другой человек, ты ведь это понимаешь?

  Я сказал это снова, после чего плечи Сакуры задрожали.

— Эхх…Ахх, это не от Аянокоджи-куна……?

— Я сказал об этом раньше, разве нет? Меня просто попросили передать его.

— …… Понятно. Вот значит как. Разумеется, такого бы ни за что не произошло…… Н-н-но что мне с этим делать?!

— Не остаётся ничего, кроме как прочитать его и дать свой ответ.

  Подумав, что сейчас самое время уйти, меня схватили за рукав одежды.

— Эхх…! Невозможно, невозможно! Я не могу этого сделать…

— Тебе никогда раньше не признавались?

— Никогда!

  Сакура ответила незадумываясь. Казалось, будучи такой привлекательной, ей должны были признаваться много раз. Но это лишь потому, что сейчас я смотрю на нынешнюю Сакуру. Возможно, в её прошлом всё было совсем по-другому.

— Это письмо…… Может быть ты прочитаешь его вместе со мной……?

  Вместе… Однако, само письмо написано в соответствии с моими инструкциями. Если Сакуре не хватает смелости, чтобы прочитать его самой, не то чтобы я не мог помочь ей, но……

  Вероятно, Ямаучи бы не хотел этого.

— И всё-таки, не могла бы ты прочитать его сама? Я несу некоторую ответственность за доверенное письмо. Тебе может быть тяжело, но, пожалуйста, пойми.

— Хорошо……

  Так как Сакура казалась недовольной, я решил ещё немного помочь ей.

— Есть вероятность, что это от того, кто тебе нравится.

— Такой вероятности больше не существует……

— Хмм?

— Ахх, умм! Это потому, что у меня нет никого, кто бы мне нравился. Я-я попробую прочитать его!

  Поникнув головой, Сакура направилась в сторону общежития. Вероятно, она прочитает письмо в своей комнате.

— К-как всё прошло? Она выглядела счастливой?!

  Подтвердив, что Сакура отправилась в общежитие с конвертом в руке, Ямаучи быстро примчался и, нервничая, начал задавать вопросы. Я понимаю, что он хотел о многом меня спросить, но в таком случае, он должен был с самого начала лично передать ей это письмо.

— Она ещё не прочитала письмо. Полагаю, что она сделает заключение в ближайшее время.

— З-заключение, не используй такое страшное слово. Я верю, что всё будет в порядке!

— Я спрошу на всякий случай, но на каком основании?

— Думаю, что, судя по её поведению при нашем общении.

— Поведению?

— Как бы сказать, она застенчиво отводит свой взгляд. Это не потому ли, что она осознаёт, что не может смотреть мне в лицо?

  Нет…… Я думаю, что это просто потому, что Сакура плохо общается с людьми лицом к лицу.

— Это ещё не всё. Всякий раз, когда она разговаривает со мной, после этого она всегда тяжело вздыхает. Разве это не то, что называют вздохами любви? Разве не это происходит, когда, думая о ком-то, кого ты любишь, издаёшь «Хаа» и вздыхаешь? Как ни крути, я чувствую такие знаки, – сказал Ямаучи.

  Полагаю, это связано с тем, что она устаёт после общения с кем-то вроде Ямаучи, ведь разговор между ними и так проходит довольно напряжённо……

  Но когда дело доходит до человека, которого ты любишь, даже нечто настолько очевидное способно бросить пыль в глаза.

 

  В полночь, немного беспокоясь о завтрашнем ответе Сакуры, я приготовился ко сну. Мой телефон завибрировал.

  «Ты не спишь?».

  Скромное, короткое предложение. Это от Сакуры. Некоторое время я смотрел на экран своего телефона, не касаясь его, но продолжения так и не последовало. Она, наверное, предположила, что я сплю, из-за чего решила не мешать. Я открыл чат, из-за чего сообщение пометилось прочитанным. Сразу после этого мне пришло ещё одно короткое сообщение.

  «Я тебя разбудила……?».

  «Извини, мне нужно было постирать некоторые вещи. Всё в порядке».

  Таким образом я немного соврал. Возможно, ей стало легче, ибо дальше последовало немного более длинное предложение.

  «Завтра в 5 часов я встречусь с Ямаучи-куном… Могу ли я встретиться с тобой перед этим……?».

  Пришло такое сообщение. Я мог бы и отказаться, но у Сакуры нет друзей, на кого бы она могла положиться.

  «Где ты с ним встретишься?».

  «Как и вчера, в том же месте за зданием школы».

  Я знал об этом, но вместе с подтверждением места, я пообещал снова прийти туда. Я не хотел обременять её, поэтому решил встретиться с ней в том же месте за зданием школы.

  А сейчас, время спать. Быстро закончив с оставшимися домашними делами, я выключил свет и лёг на кровать.

  Мой телефон снова завибрировал.

  «Умм…Извини, что так часто тебя беспокою. Ничего, если я позвоню тебе?».

  Её беспокойство можно было почувствовать даже через сообщение. Не стоит заставлять её ждать. Будет лучше, если сейчас я не лягу спать. Я позвонил ей.

— Ты не можешь уснуть?

— Да…… Я не могу не нервничать, думая о завтрашнем дне…… Хаааааа.

  Послышался печальный вздох. Вероятно, она думает над ответом на признание.

— Я… Я ничего не знаю о Ямаучи-куне…… И это немного пугает……

— Понятно……

— Любить или ненавидеть кого-то. Я только сейчас поняла, что это решение несёт за собой огромную ответственность.

  До этого времени Сакура старалась держаться от окружающих подальше. Наверное, именно поэтому она так и нервничает. Так или иначе, я мало чем могу ей помочь.

  Той, кто примет окончательное решение, будет Сакура, а тем, кто примет её ответ, будет Ямаучи. С этим ничего нельзя поделать. Даже я, будучи новичком в романтических отношениях, понимаю это. Тем не менее, я не имею права советовать Сакуре принимать или отвергать его чувства. Мне остаётся лишь молча послушать, что она скажет.

— Ямаучи-кун не сделал ничего плохого, но… Думаю, что я не хочу этого. Однако, мне становится не по себе, ведь он обратил внимание на кого-то вроде меня……

  Я по-настоящему осознал, что любовь – это и вправду нечто сложное.

— …… Думая об этом, я просто не знаю, как мне поступить……

  Её не так тяжело понять. Даже через разговор по телефону я мог догадаться о том, в каком замешательстве она находится.

— Почему он выбрал меня…… Подумала я. Зачем из-за этого я должна страдать… В конечном счёте я пришла к подобным мыслям.

  Вместо того, чтобы обрадоваться, казалось, что сложившаяся ситуация принесла ей кучу проблем.

— Аянокоджи-кун, ты, умм… Ахх, возможно я спрошу что-то лишнее, но……

— Пожалуйста, спрашивай меня о чём угодно. Если мне будет что сказать, я обязательно отвечу.

— Умм… Сейчас, ты с кем-нибудь встречаешься…… Или вроде того?

  По какой-то непонятной причине она спросила меня формальным тоном.

— Нет, совершенно нет. Как сейчас, так и прежде.

— П-правда?!

— Такой радостный голос заставляет задуматься, что ты говорила сарказмом.

  Необыкновенно больно из-за того, что она обрадовалась, услышав о парне, который никогда ни с кем не встречался.

— Ваахх…… Нет, я не собиралась смеяться над тобой! Я обрадовалась, потому что ты оказался таким же, как и я.

— Я просто шучу. – сказал я.

— Моуу……!

  Это была лишь небольшая шутка, но, похоже, что так обеспокоенной Сакуре немного полегчало.

— Тогда умм, получал ли ты когда-нибудь признание в любви? Или сам кому-нибудь признавался? Что-то в этом духе?

  Возможно, она слишком увлеклась. Но мне нечего скрывать, так что всё в порядке.

— Как и ты. Опыт с признаниями нулевой.

  Хотя в случае с Сакурой, это будет её памятный первый раз.

— Так вот оно что!

  Она снова обрадовалась. Таким образом мы с Сакурой продолжили разговаривать на самые разные темы. Через некоторое время я почувствовал, что Сакура стала засыпать, после чего завершил звонок. Надеюсь, что так она сможет спокойно поспать. Подумав об этом, я решил, что и мне стоит наконец отдохнуть.

 

  Мы договорились встретиться в 4 часа дня. Я пришёл за 10 минут до назначенного времени, но Сакура уже ждала меня с растерянным выражением лица. Вероятно, она слишком много об этом думает, из-за чего её выражение менялось чуть ли не с каждой секундой. Мрачное лицо, напряжённое лицо, встревоженное лицо. Интересно, что вообще творится в её голове?

— Я заставил тебя ждать.

— Ахх.

  Я обратился к Сакуре, после чего она медленно подняла свою голову и нерешительно подошла ко мне.

  Будет хорошо, если мне хоть как-то удастся облегчить её бремя.

— Спасибо, Аянокоджи-кун… За то, что пришёл сюда.

— Тебе не за что благодарить меня. Так в чём же дело?

— Да…… Дело в письме, которое ты мне вчера передал……

— Что-то случилось?

  Перед встречей с Ямаучи Сакура решила встретиться со мной, вероятно, у неё ещё остались некоторые сомнения. Однако, на мой вопрос она не проронила ни слова.

— Не беспокойся ты так…

  Этими словами я попытался ей помочь, но после этого заметил несколько учеников, идущих не так далеко от нас. Судя по надетой спортивной форме, должно быть, занимаются клубной деятельностью.

— Извини, может немного прогуляемся?

— Эмм? Ахх, хорошо.

  Было бы нехорошо, если бы сейчас нас кто-то заметил. Чтобы скрыться от посторонних взглядов, мы подошли к задней части здания школы, где росли деревья. Обычно ученики не посещают это место, из-за чего шансы быть замеченными были минимальны. Но похоже, что и за этим местом хорошо ухаживают.

  К тому же будет немного проблематично, если мы столкнёмся с Ямаучи. Так или иначе, он может прийти на место встречи пораньше, из-за чего стоит поскорее со всем покончить. Пока я думал об этом, Сакура остановилась. Она загадочно смотрела в небо, вытянув свою правую руку.

— Что-то не так…?

  После чего я понял причину таинственных движений Сакуры.

— Дождь, дождь идёт!

  Хоть и думая о том, что сегодня было довольно ясно, на нас внезапно обрушился сильный дождь.

  Мы угодили в самый ливень. Думаю, что этого более чем хватит, чтобы намочить нашу одежду.

— Проклятье, нужно сейчас же вернуться в здание школы!

  Схватив Сакуру за руку, я направился по пути, по которому мы пришли. Мы бежали под дождём не более минуты, но из-за того, что лило как из ведра, одежда Сакуры насквозь промокла. Её волосы также намочились.

— Не повезло… Ты в порядке, Сакура?

— Я в порядке, что насчёт тебя, Аянокоджи-кун?

— Всё хорошо.

  Я слегка вздохнул, наблюдая за дождём, который лишь продолжал усиливаться. Ливень застал нас в самое неподходящее время.

— Пожалуйста, используй, если хочешь.

  Сакура нерешительно протянула мне платок. Я вспомнил его. Это тот самый платок с испытания на необитаемом острове.

— Я в порядке, пожалуйста, используй его сама. Ты можешь простудиться, – сказал я.

  Я не могу позволить себе вытираться первым, уж точно не перед промокшей девушкой. Но даже так, Сакура встала на цыпочки и использовала платок, чтобы смахнуть капли дождя с моих волос. Вместе с сыростью после дождя, мой нос щекотал приятный запах Сакуры.

— Как ни странно, у меня довольно крепкое здоровье, – сказала она, смахивая капли дождя с моей головы, а затем и с моей шеи.

— ………

  Я украдкой посмотрел на Сакуру, которая молча стояла рядом. Каким-то образом мне удалось понять, к чему так стремился Ямаучи. Я тоже это почувствовал. Посреди летних каникул мы оба носили свою повседневную одежду, но, если бы она была в своей школьной форме, этот инцидент мог обернуться в самую, что ни на есть превосходную ситуацию. Хоть мы и попали под дождь, это тоже является своего рода событием.

  Внезапный ливень. Мы вдвоём в панике бежим к крыше, чтобы под нею спрятаться. И не останавливаясь… болтаем до тех пор, пока не закончатся темы для разговора. Чувствуя дыхание друг друга, мы встречаемся взглядами. В каком-то смысле это ситуация, о которой парни могут лишь фантазировать.

  Но по какой-то причине, на мгновение я осознал это. То, чего так желал Ямаучи. Возможно, это похожее чувство.

— Интересно, как скоро он закончится…?

— Я посмотрел на своём телефоне, но, похоже, что это обычный дождь. Если немного подождём, он должен прекратиться.

— Хорошо…

— Ахх, извини. Несмотря на то, что у тебя есть важные дела, всё закончилось тем, что я позволил тебе промокнуть.

— Нет, всё в порядке. Это совсем не важно, – ответила Сакура.

  Сакура сказала, что это не важно. Иными словами, это значит…

— Я… Не знаю, что я должна сделать……

— Остаётся лишь дать ответ, полагаясь на свои чувства. Согласиться или отказать. Или сперва начать дружить.

  Решение должно зависеть только от неё. Я не собираюсь говорить ничего лишнего.

— Разумеется, ты можешь ответить ему позже, но, если тебе слишком неловко, я могу передать ответ Ямаучи вместо тебя.

  Ямаучи этому точно не обрадуется, но, если Сакура пожелает этого, у меня не будет другого выбора, кроме как выполнить её желание.

— …… Нет, я сама отвечу ему… Наверное, я должна сказать ему об этом сама.

— Думаю, ты права. Это также ради блага Ямаучи.

— Ага, я понимаю…… Я откажу ему.

  Прежде чем дать ответ Ямаучи, она дала мне услышать его первым.

— Понятно.

  По нашему разговору я был на 100% уверен, что всё кончится именно так. Но важно то, что Сакура сама сказала об этом.

— Ахх… Ууу… Умм. Впрочем, я не думаю, что имею право отвергать чьи-то чувства. Может быть с моей стороны это слишком самонадеянно… Но…

  По какой-то причине, Сакурой овладело сильное чувство вины.

— Тебе не нужно ни перед кем извиняться. В конце концов, это лишь односторонние чувства. Соглашайся только в том случае, если тебе он тоже нравится. Вовсе не странно отказывать. Ведь здесь нет такого понятия, как неимение права отвергать чьи-либо чувства, – сказал я.

  Я бы не хотел, чтобы она поняла ситуацию неправильно, из-за чего и сказал ей об этом. Думаю, что дождь совсем скоро прекратится, но до сих пор неизвестно, когда появится Ямаучи.

— Лучше бы мне пойти. Я вернусь в свою комнату.

  Я решил уйти, невзирая на дождь.

— Н-нет! Если Аянокоджи-куна не будет рядом, я не смогу говорить нормально, так что… Пожалуйста…

  Она крепко схватила меня за рукав.

— Пожалуйста… Не оставляй меня одну.

— Если ты этого хочешь.

  Таким образом я решил ещё немного побыть под крышей. В конце концов Сакура всегда всячески мне помогает. Примерно через 15 минут появился Ямаучи. Так или иначе, он прибыл довольно быстро. Тем не менее, я никогда не видел, чтобы его выражение лица было таким хмурым.

— П-почему ты здесь, Аянокоджи?

— Извини. Сакура сказала, что ей не хватает смелости встретиться с тобой наедине, так что попросила меня побыть здесь. Пожалуйста, не обращай на меня внимания.

  Из-за этого ему будет некомфортно, но у Ямаучи нет другого выбора, кроме как принять подобное положение вещей.

  На мгновение мне показалось, что Ямаучи смущался говорить при постороннем, но после этого он отчаянно попытался сосредоточиться на Сакуре.

— П-прости, что заставил тебя ждать, ты прочитала моё письмо?

— Да…… Умм…… Пожалуйста, позволь спросить тебя.

— Ты можешь спрашивать о чём угодно……

  Сакура потянула за подол своей юбки и изо всех сил попыталась не глотать слова.

— П-почему тебе понравилась… Я? Есть много людей, гораздо привлекательнее меня……

— Мне нравится только Сакура!

  Вот так он и закричал. В этот момент Сакура вздрогнула.

— И-извини. Я не хотел повышать голос…… Т-так, каков твой ответ?

  Неловкий ответ на неловкое признание.

  Слушая их разговор, я не мог не подумать о том, что ему стоило бы говорить немного по-другому. Для парня он слишком нервничает, кажется, его сердце вот-вот выпрыгнет из груди. Однако, он не в состоянии думать о правильности подбора слов. Он просто не может подобрать наилучшие варианты.

— Мне…… Мне очень жаль!

  Встав перед Ямаучи со слегка красноватыми глазами, Сакура вежливо поклонилась.

  В этот момент свет последней надежды, тлеющий внутри Ямаучи, померкнул и погас.

— Я-я, по отношению к твоим чувства, умм, не могу ответить на них.

  Похоже, что Сакура собрала всю свою волю в кулак, но всё равно умудрилась исказить фразу. Впервые в своей жизни, я удивительно близко наблюдал за неким проявлением «романтики». Наверное, Ямаучи не хотел получать отказ в присутствии постороннего. С этим уже ничего не поделаешь, однако, нет никаких сомнений в том, что благодаря мне, у него появились неприятные воспоминания.

— Понятно……

  Услышав её ответ, Ямаучи отчаянно попытался принять сложившуюся ситуацию. Как и у Сакуры, его голос слегка дрожал, но я не мог заставить себя смеяться над ним.

— Спасибо тебе, Сакура. Что сознательно проделала весь этот путь.

— В-всего хорошего……!

  Не выдерживая тяжёлой атмосферы этого места, Сакура вежливо поклонилась перед Ямаучи и поспешила уйти.

— Ахх………

  Бессильно вытянутая рука Ямаучи не достигла Сакуры. Я мог лишь молча наблюдать за завершением их романа. Ямаучи старался не разочаровываться, после чего поднял свою голову и посмотрел на меня.

  Интересно, будет ли он высмеивать меня, того, кто вторгся в место его признания, словно тревожащее насекомое.

  Или, возможно, он выместит на мне свою злость? В любом случае, кажется, он собирается выразить словами свои печаль и недовольство. Однако…

— Хах, как неловко. Быть отвергнутым на глазах у друга. Я вот-вот сгорю от стыда.

  Ямаучи ни в чём меня не обвинял. По его лицу довольно сложно не заметить потрясение от отказа, но в его выражении было кое-что ещё.

— Ага, как бы сказать, эмм…… Полагаю, что мне стало немного легче.

  Ямаучи, чьё настроение сейчас казалось почему-то радужным, сказал это, глядя прямо на меня.

— Как бы выразиться, я был идиотом. Я лишь побеспокоил Сакуру и наконец-то понял это. Хоть я даже ей и не нравлюсь, она пыталась подбирать нужные слова, чтобы не ранить меня. Вся вина лежит на мне. Я могу свободно любить её, но теперь я понял, что признание в своих чувствах также несёт за собой ответственность, – сказал Ямаучи.

 Взглянув на плечо Ямаучи, я заметил, что его одежда тоже намокла. Другими словами, он находился снаружи ещё до назначенного времени. Возможно, он был где-то рядом, беспокоясь и думая о своём признании.

— Я ожидал, что ты будешь более подавленным, – сказал я.

— Признаться, я потрясён но это не так уж и плохо. Сакура очень милая и я хочу, чтобы она стала моей девушкой. Я и вправду так думал, но сейчас я думаю иначе. Возможно она понравилась мне лишь своей внешностью. Как бы сказать, похоже, что я не любил её от всего своего сердца. Ведь если бы я по-настоящему любил её, то в момент отказа почувствовал бы большее потрясение, больше страданий и больше печали, – сказал он.

  Я решил ничего не говорить в ответ. Я молча выслушал всё, что хотел сказать Ямаучи.

— Вот почему… Сегодня я покончу со своей случайной любовью. Я найду девушку, которая действительно мне понравится. Начну с этого, – сказал Ямаучи.

  Судя по всему, из-за этого отказа, Ямаучи стал немного лучше.

— Я благодарен тебе, Аянокоджи. Прошу прощения за то, что втянул тебя в нечто странное.

— Не беспокойся об этом. Потому что мы…… друзья.

— Вот, держи. Ты ведь сказал, что хочешь одолжить телефон, верно?

— Уверен? Ты говорил, что это будет зависеть от успеха признания, разве нет?

— Это не важно. Но тебе лучше поскорее вернуть его обратно.

  С этими словами Ямаучи зашагал вперёд в том же направлении, по которому сбежала Сакура. Глядя ему в спину, я осознал, что лучи солнечного света начали пробиваться сквозь дождевые облака.