NEWS Хотим улучшить сайт, нужна ваша помощь! Подробнее...
От Администрации Ranobe-club.ru: На данный момент, это последняя переведённая/купленная нами глава данного ранобэ. Что бы не пропустить выход новых глав, подпишитесь на уведомления вк о их появлении и/или вступите в группу вк, что бы получать новости тайтла в свою ленту. Так же, в вк группе периодически проходят совместные покупки новых глав среди наших читателей, присоединяйтесь и вы! Небольшой вклад в 10-30 руб. от каждого, позволит нам купить и выложить большое количество глав в свободный доступ.

Том 4.5. Глава 5

Встреча классов

— Сегодня так жарко…

  Я не знаю, сколько раз произносил подобные слова за это лето. И всё же, от жары никуда не денешься. Говоря о ней, становится только жарче, но мне всё равно пришлось высказаться. Ведь мысленно жаловаться об этом – лишь увеличит накопившийся стресс. Похоже, что единственными, кто радовался невыносимой жаре, были цикады. Кстати говоря, на этот раз меня втянули в необычайно незаурядное событие. Хоть я и использую слово «событие», простое знание деталей этого случая может вызвать сильное чувство враждебности у учеников-парней. Однако, обошлось не без проблем, так что начну с самого начала.

  Не так далеко от общежитий есть дорога, с обеих сторон покрытая деревьями. Она ведёт к школе. Если немного отклониться от её маршрута, можно добраться до зоны отдыха. Прямо сейчас, я стою здесь. В этом месте установлено несколько скамеек и торговых автоматов. Впрочем, вид отсюда также очень хорош. Неудивительно, что ранней весной здесь наблюдался нескончаемый поток учеников. Ведь это место идеально подходит для разговоров или небольшого отдыха. Однако, сейчас здесь безлюдно, совсем никого не видно. Можно с уверенностью сказать, что в этом виновата жара. Что-то вроде межсезонья для учеников. Вот почему это самое подходящее место для тайной встречи.

— Заставила ждать.

  Сидя на скамейке, я увидел человека, направляющегося со стороны общежитий. Прикрывая беспощадное солнце своей рукой, она посмотрела в небо.

— Как же жарко…

  Высказав то же мнение, что и я, ученица класса D, Каруизава Кей села рядом со мной, из-за чего её волосы, собранные в конский хвост, немного подскочили. Она оделась в самые обычные джинсы и рубашку. Тем не менее, они вовсе не казались дрянными. Насколько я могу судить, они идеально ей подходят, поэтому в них она смотрится очень хорошо. И даже несмотря на жару, девушки всегда следят за своим стилем, из-за чего им, похоже, приходится трудно.

— Извини, что отнимаю твоё время этим внезапным звонком.

— Смеёшься? Я израсходовала слишком много баллов, веселясь во время летних каникул, так что просто находилась в своей комнате.

— У тебя есть планы на завтра?

— Без денег ничего не поделаешь. Наверное, буду просто спать.

  Должно быть, это лето она и вправду шла на поводу у своих желаний.

— В следующем месяце ты должна получить много баллов, кроме того, скажутся результаты последнего экзамена.

  Во время специального экзамена на лайнере, Каруизава, которую выбрали в качестве «цели», сотрудничала со мной и таким образом сумела скрыть свою личность. В качестве награды, в начале сентября она должна получить за это 500.000 баллов[1].


[1] За 4-ый исход «цель» получала 500.000, а не 50.000 (опечатка в анлейте)


— Ну конечно. Вот почему я купила всю одежду и аксессуары, которые хотела. Однако, нормально ли таким образом тратить баллы? Не лучше ли приберечь немного?

— А у тебя получится?

  Я выставил её немного в озорном свете, после чего она надула свои щёки и посмотрела на меня.

— Это… нелегко. Всякий раз, когда я трачу баллы, их хватает не более, чем на неделю.

   Каруизава приподняла свои руки, после чего начала считать на пальцах вещи, которые хотела. Все её пальцы согнулись в мгновение ока. Сколько же всего она хочет?

— Понимаешь, дело не в том, что я совсем об этом не думаю. Даже я знаю о том, насколько полезны приватные баллы. Школьная система довольно странная, не находишь? Во время специальных экзаменов можно получить абсурдно огромное число баллов. Остальные тоже недоумевают по этому поводу.

  Понятно, похоже, среди обычных учеников наконец появились некоторые подозрения. Разумеется, что, получив огромную сумму денег, любой человек насторожится. Но лишь спросив себя, для чего этой школе идти на такие убытки, они поймут, что приватные баллы используются не только для удовлетворения личных желаний или собственной выгоды.

— Ага, внезапно раздать около одного или двух миллионов баллов. Ведь это те же деньги.

— Точно-точно, нормально ли вручать так много денег старшеклассникам? С этим явно что-то не так.

  Большинство очков, вероятно, будет необходимо, чтобы «выжить» в этой школе. Думая об этом, Каруизава засомневалась, стоит ли вообще тратить баллы на данном этапе. Это лишь пример, однако, если оказаться в ситуации, когда тебя захотят исключить, есть шанс, что можно будет использовать баллы, чтобы отменить исключение. Рассуждая в подобном ключе, несколько миллионов баллов в качестве страховки могут оказаться очень кстати.

— Бесполезно думать об этом. Ведь просчитывать далеко наперёд, забывая об удовлетворении собственных желаний, тоже плохо. Достаточно 10-20% твоих ежемесячных баллов.

  Очень важно поддерживать в себе чувство меры. Особенно это касается Каруизавы, которая до сих пор свободно тратила свои баллы. Но я подумал, что плохо так внезапно подавлять её желания. Кроме того, существует вероятность, что вместе с внезапным изменением её повседневной жизни, это может отразиться на её окружении. Если девушка, разбрасывающаяся своими деньгами, начнёт экономить, её класс может что-то заподозрить. Она может поддерживать связь со мной, но я думаю, что ей ещё рано сообщать об этом остальным.

— В таком случае, есть кое-что, что я хотел бы тебе поручить.

— … Ты позвал кого-то на улицу в такой жаркий день и даже не подумал об извинении?

— Так сойдёт?

  Я протянул ей недавно купленную пластиковую бутылку с чаем, из которой до сих пор не пил. Каруизава немного колебалась, но в конце концов неохотно приняла её.

— Она уже тёпленькая…

— Что ж, стоит поблагодарить за это погоду.

  В наиболее поражённых районах уже зафиксирована температура свыше 40 градусов. Лишь услышав об этих цифрах, я уже начинаю потеть. В то же время, измученная жаждой Каруизава начала недовольно открывать бутылку.

— Ух, что за невезение.

— Невезение? Я уверен, что чай не включает в себя лотереи.

— Не смешно. Я имела в виду, что её трудно открыть.

  Понятно… Это явно не такое уж и забавное недоразумение. Протянув руку, я взял бутылку и немного прокрутил крышку, после чего передал её обратно ей.

— Спасибо.

  После инцидента на лайнере, мы с Каруизавой стали немного ближе друг к другу. В противном случае о таком разговоре не могло бы быть и речи. События, которые привели к такому результату, безусловно, вызвали у неё недовольство и недоверие ко мне, но она особо не показывала их. Ей не в новинку контролировать себя. Это означает, что она делает всё возможное, чтобы защитить себя и адаптироваться к своей новой среде.

— Завтра последний день летних каникул. Мой друг захотел создать несколько летних воспоминаний, из-за чего пригласил меня.

— Что ты подразумеваешь под летними воспоминаниями? Ведь в этой школе нет фейерверков, фестивалей или чего-то такого.

— Здесь по крайней мере есть бассейн. Обычно, привилегия на его посещение имеется только у клуба плавания, но с сегодняшнего дня её распространили и ко всем остальным.

  Этот бассейн был даже больше, чем тот, который используется во время школьных занятий. На последние три дня летних каникул, его преобразили в общественный бассейн, которым мог воспользоваться каждый. В первый день туда бросилась целая толпа учеников, из-за чего вход в него стали регулировать. Таким образом за эти три дня можно войти только один раз. Первые два дня уже позади, однако, переполнено было даже сегодня.

— Ах, хоть ты и упомянул об этом. Но я не заинтересована в плавании.

  Каруизава постоянно притворялась больной во время уроков плавания. Хоть школа и использует систему баллов, из-за которой сложно пропускать занятия, учителя не могут уследить за здоровьем учеников, особенно когда дело доходит до неоднозначных проблем девушек. Таким образом, они постоянно отказывались идти на занятия, за исключением Каруизавы, которая всегда отсутствовала. Их причины отказа были самыми разнообразными. Чувствую себя плохо, не желаю показывать остальным своё неумение плавать, ненавижу плавание, не хочу показывать свою кожу противоположному полу, плохой стиль итд. Большинство из них использовали такие оправдания. Однако, причина Каруизавы отличалась. Ведь с ней приключилась совсем иная история. В прошлом над ней жестоко издевались ученики из другого класса, из-за чего она получила на своём теле шрам. Он всё ещё болит время от времени. Если его увидят другие ученики, она наверняка привлечёт к себе много внимания.

— Тебе вообще нравится плавание?

— Хмм… Не думаю, что ненавижу его. Я не плавала несколько лет, так что, возможно, уже забыла, как это делать.

  Она ответила расплывчато. Тем не менее, я понял, что это не истинные чувства Каруизавы.

— Итак, вы ребята хотите создать воспоминания в бассейне? Просто стремитесь к эротизму?

  Я не могу этого отрицать. Нет, думаю, в этом и есть вся причина.

— Так, какое отношение это имеет ко мне?

— Перед этим… Позволь задать тебе вопрос. Школа и вправду не знает о том, что над тобой издевались?

— Что?

  До этого момента поведение Каруизавы немного отличалось от обычного. Видимо, сейчас она была в недоумении. Так или иначе, она посмотрела мне прямо в глаза.

— Ты ведь знаешь, что я недолюбливаю эту тему?

— Я поднял её не без причины. Я спрашиваю, потому что она напрямую связана со следующим вопросом.

— Но…

  Это, должно быть, её больная тема. Будет нелегко заставить Каруизаву ответить, но прежде чем мне выдался шанс убедить её, похоже, что она и так согласилась.

— Хорошо, я доверюсь тебе. Кроме того, у тебя всё-таки должны быть причины.

  Казалось, что она делала всё возможное, подавляя собственную враждебность.

— Правда о том, что надо мной издевались. Если выбор стоит между тем, знают они или нет, то я склоняюсь ко второму. Они могут знать о моём частом отсутствии на занятиях во время средней школы, но разве всё не спишется на мою болезнь или прогулы? Ах, а вместо издевательств, они охотнее поверят в мою глупость. Так что, возможно, именно поэтому меня и назначили в класс D.

  Ответ, переполненный собственными упрёками. Полагаю, что её причина пребывания в классе D и вправду с этим связана. Эффект плохого впечатления в следствие прогулов и скудных академических навыков. А её высокомерное отношение в старшей школе обусловлено тем, что она хотела прекратить издевательства. Не думаю, что издевательства над ней хоть как-то связаны с её причиной пребывания в классе D.

— Если бы школа и могла расследовать инцидент с издевательствами, не думаю, что она смогла бы хоть за что-нибудь зацепиться.

— Ведь ты и сам знаешь о том, насколько омерзительно прогнил этот мир, верно?

— Так и есть…

— Надо мной и вправду издевались, из-за чего я в течение многих лет страдала. В то время я обращалась за помощью к своим учителям и одноклассникам. Но это привело лишь к ещё большим страданиям…… Никто не помог мне избежать этой страшной реальности. Напротив, издевательства становились только хуже.

  У издевательств есть сильная склонность впадать в замкнутый круг, именно поэтому они глубоко укоренились. Многие люди, наблюдая за новостями, прекрасно осознают то, что издевательства не могут так легко прекратиться. Им не остаётся ничего, кроме как сожалеть. Ведь даже если одна волна издевательств отступит, на жертву обязательно обрушится ещё большая волна.

— Независимо от моих мучений, школа так просто не могла признать факта издевательств, из-за чего даже и не пыталась помочь. В лучшем случае учителя мягко предупреждали хулиганов. Но из-за этого издевательства становились только хуже, понимаешь?

  Ясно, для неё это очень неприятная тема. «Зачем ты сдала меня школе» или «что ты замышляешь», хулиганы лишь скажут нечто подобное и жестоко её накажут. Даже если школа признает факт издевательств, в большинстве случаев, она будет действовать скрытно. Ведь школа не захочет иметь плохую репутацию из-за проблем с издевательствами. Были случаи, когда некоторые школы не признавали факта издевательств даже после того, как жертвы оставляли свои предсмертные записки, после чего покончили свою жизнь самоубийством. Но хуже всего то, что спасения нет даже после смерти. Люди будут смеяться и распространять о них ужасные слухи, как будто это была героическая сага в соцсети. Мы живём в страшной эпохе, в которой над тобой продолжают издеваться даже после смерти.

— Мои хорошие одноклассники говорили, что не знали об издевательствах, школе, хулиганах или обо мне. Это был вынужденный ответ. Неважно, насколько несправедлива оказалась реальность.

— Так всё и было.

  Мало того, что Каруизава не могла изменить своё прошлое, ей и поныне приходится с ним считаться. Вероятно, эта школа тщательно расследовала её прошлое, но заключила, что она была легкомысленной, безответственной и пустоголовой. Если не только её окружение, но и школа будет придерживаться одной истории, такое никогда не всплывёт на поверхность. В таком случае правда никогда не восторжествует.

— Но всё же я благодарна. По отношению к тем, кто издевался надо мной, и школе, которые скрыли этот факт.

  Для неё было бы не странным плакать, вспоминая о своём жестоком прошлом, но Каруизава смотрела в будущее с оптимизмом, после чего продолжила:

— Никто здесь обо мне не знает. Именно поэтому я смогла найти новую себя. Этого, вероятно, не произошло бы, если бы они знали.

  Ей удалось разрешить свою плохую ситуацию самостоятельно, заполучив популярного Хирату.

— Каруизава, признаться, так и хочется тебя восхвалять, но есть кое-что, что мне нужно сказать тебе перед этим. Помощь в издевательствах над другими теперь запрещена.

— Ха? Хочешь сказать, что я над кем-то издеваюсь?

— Быть своевольным это хорошо и всё такое, но разве не ты в последнее время нацелилась на Сакуру? Очевидно, что она не из тех девушек, которые будут над тобой издеваться. Хоть ты и делаешь это, чтобы не стать жертвой самой, не присоединяйся к хулиганам.

  Я сделал ей предупреждение. Ведь независимо от её прошлого, есть вещи, которые она не может себе позволить.

— Сакура-сан, хех? Ты хочешь помочь ей, потому что она так к тебе привязалась?

— Мне так нужна причина? Ты должна хорошо знать, каково это быть в лице жертвы.

— В моём случае, эта позиция – мой путь выживания. Это не то, что я могу беспечно отбросить. Я соболезную Сакуре-сан, но слабаки существуют именно потому, что сильные действуют. Особенно это касается тех, кто притворяется, прямо как я.

  Если надо мной собираются издеваться, я достану их первой. Если я и мог прочитать её мысли, то она думала примерно об этом.

— Это для её блага. В конце концов она очень мне помогает.

— … Хмм. Ты признался довольно быстро.

  В её глазах нет недовольства или раздражённости. Только настороженность.

— Мои слова могут показаться тебе не очень убедительными, но… Хорошо. С этого момента я буду внимательнее.

— Рад, что ты поняла. Кроме того, для сохранения своего положения у тебя есть Хирата. Сейчас тебе ничто не угрожает.

— Возможно, я и вправду переусердствовала.

  Пока она может объективно рассматривать свои поступки, об этом не нужно беспокоиться.

— Но если моё положение окажется в опасности…

— Тогда я поддержу тебя. При необходимости я вовлеку Хирату и Чабаширу-сенсея на твою сторону и уничтожу твоих врагов. Это обещание.

— Хмм… Тогда по рукам.

  Она никогда не была человеком, который прибегал к насилию первым. Как по мне, она действовала просто, чтобы защитить себя. Жертвам издевательств, как правило, трудно социализироваться, но ей удалось побороть свою боль. Она обладает великим разумом. В этом я могу быть уверенным, ведь в тот раз она так и не поддалась моим угрозам.

— Интересно почему…

— Что такое?

— Нет, ты ведь понимаешь. Я не люблю копаться в своём прошлом. И не позволяла другим узнать о нём. Тем не менее, всё кончилось тем, что я рассказала об этом тебе. К моему удивлению это было не так уж и сложно.

  Похоже, для неё это является загадкой. Разумеется, то же касается и меня.

— Могу я спросить кое о чём? Так вот каков ты на самом деле?

  Каруизава спросила осторожно, тем не менее, она единственная в нашем классе, кто видел мои обе стороны. Но мне на удивление трудно ответить на её вопрос. Я скрестил руки, задаваясь вопросом, как отреагировать.

— Полагаю, я всегда такой.

— Ты совершенно другой!

  Это не правда, но и точно не обман. Это немного отличается от притворства другой личностью.

— Лишь для справки, но в чём разница между мной сейчас и мной обычным?

— Обычно ты довольно мрачный, хмурый и совсем не говоришь. Но сейчас ты очень напористый и непосредственный. Подобная разница бросается в глаза. Разговариваешь тоже по-другому. Да что с тобой?

— Хмм… Разве это не похоже на то, как человек меняется в поведении, когда вокруг есть другие люди?

  Если бы мне пришлось выбирать наиболее подходящий ответ, то всё было бы именно так. Но мне всё равно казалось, что ему чего-то не хватает. Признаться, как человек, я «только ещё родился». Моя личность начала формироваться только с момента зачисления в эту школу, поэтому она всё ещё не основательна. Ведь я пока что не знаю, как вести себя в разговоре с другими людьми.

— Так или иначе, я не планирую себе изменять. Я просто останусь самим собой.

— Я спрашиваю именно потому, что ты не похож на обычного себя.

  Каруизава снова надула губы, из-за чего выглядела недовольной.

— Во всяком случае, вернёмся к теме. С этого момента ты можешь наблюдать за мной сама, так и поймёшь, что я за человек.

— Такое чувство, что ты уклоняешься от вопроса, но хорошо… Что там с бассейном?

— Завтра мы вчетвером: я, Ике, Ямаучи и Судоу, а также Хорикита, Сакура и Кушида планируем сходить вместе в бассейн..

— Очень странная комбинация людей. Не могу представить, чтобы Хорикита и Сакура к вам присоединились. Впрочем, возможно ты и сам в этом замешан, но я по-прежнему не могу понять, как. На них будут пялиться, верно? Мои им соболезнования.

  Ясно, как божий день, что при обычных обстоятельствах они бы не пришли, даже если бы мы их пригласили. Неудивительно, что Каруизава почувствовала что-то неладное.

— Несмотря на это, я хочу, чтобы ты пришла в бассейн и присоединилась к ним.

— Ха?! Ты серьёзно?!

  Обычно она никогда не пересекалась с этой группой людей… Нет, присоединение к ним было бы слишком противоестественным из-за её плохих с ними отношений.

— Ты можешь переодеться в общежитии и надеть что-нибудь сверху. Это будет неприятно, но ты можешь вернуться тем же образом.

— Нет-нет-нет, я не хочу этого, ты ведь понимаешь?

— Я могу тебе посочувствовать, но разве у тебя есть право отказываться?

— Вау, ты просто ужасен…

— Что бы ты ни говорила, всё уже решено. Тебе следует действовать в соответствии с инструкциями.

  Закончив фразу, я достал из кармана рукописную записку и принудительно передал её Каруизаве.

— Что ж, я и так проявляю некоторое внимание.

— Проявляешь внимание? Это займёт весь день, разве нет? К тому же в последний день лета!

— Разве не ты говорила, что собираешься спать в своей комнате? Не вижу в этом никаких проблем.

  Каруизава сказала об этом сама, так что теперь она не сможет этого отрицать.

— Я сказал, чтобы ты присоединилась, но я не просил тебя проводить своё время вместе с ними.

  Не понимая смысла моих слов, она начала читать записку.

— В чём разница…?

— В этом…

  Я не мог объяснить в подробностях, почему мне понадобилась именно её помощь. Каруизава дослушала до самого конца, после чего мне казалось, что у неё заболела голова. Она держалась руками за свою голову.

— Что такое? У тебя болит голова?

— Конечно, она болит, почему они… Нет, ничего. Бессмысленно, даже если я спрошу.

  Она, казалось, признала, что было бы бессмысленным спрашивать об этом.

— Почему ты не попросил Хорикиту-сан? Разве вы не близки?

— Я не могу попросить её. Понимаешь ли, она не знает, что я работаю за кулисами.

— Ээ? Почему?

  Естественная реакция. Хотя расставить всё по полкам будет немного трудно. Понятное дело, что правильный ответ – желание находиться в тени, одновременно вводя в заблуждение остальных. Однако, по отношению к Каруизаве, я решил вывести наши отношения на один шаг вперёд.

— То, что я вступил с тобой в контакт на лайнере, вызвано тем, что всё это время я действовал независимо, впрочем, как и сейчас. Причина, по которой я не могу сказать об этом Хориките, состоит в том, что я ещё не могу полностью ей доверять.

  Я сказал ей всё честно, без лжи.

— Ээ? Ты не доверяешь ей, несмотря на то, что проводишь с ней так много времени? Это странно.

— Это потому, что для меня она является великолепным прикрытием. Ведь она сама по себе выделяется.

— Значит, ты её только используешь?

— Это неправильный термин, но в данной ситуации он может и подойти.

— Хмм? Я не понимаю, но… Не мог бы ты уже прекратить коварствовать?

  Она с улыбкой возразила, показывая свои белые зубы.

— … Но всё-таки, твои планы проходили успешно вплоть до этого самого момента. Я всегда думала, что Хорикита-сан была единственной, кто придумывала и выполняла их. Да кто ты, чёрт возьми, такой?

  Полагаю, что для неё моя личность остаётся загадкой.

— Ну хорошо, заслуживать больше доверия, чем Хорикита не так уж и плохо.

  И в самом деле. Её слова не ошибочны. В Каруизаве действительно есть что-то, чего так не хватает Хориките, из-за чего я могу сказать об этом ей, но не последней.

— Я должна просто следовать твоим указаниям, верно?

— Так и есть. Теперь, когда эта проблема решена, не могла бы ты немного сопроводить меня? Нам нужно подготовить кое-что заранее.

— У меня ведь нет права вето? Принято.

  Подразумевая, что она хочет поскорее с этим разобраться, она встала и стряхнула свою одежду от пыли. Я тоже не хочу тратить на это время, поэтому мы вместе направились к бассейну.

 

В ночь перед моей встречей с Каруизавой.

  В то время как я наслаждался последними днями летних каникул в своей комнате, Ике, представитель трёх идиотов, как обычно начал групповой чат.

  «Вы хотите, чтобы наши летние каникулы, наша юность закончилась вот так?».

  С одной стороны, мысль показалась глубокой, с другой стороны он говорил об этом без каких-либо соображений. И прежде, чем кто-либо из нас мог ответить, Ике продолжил.

  «Вы хотите, чтобы наши значимые летние каникулы, один год нашей юности закончился таким образом?».

  Он написал это ещё раз, но поменял формулировку.

  «Нет, совсем нет!».

  Как бы отзываясь на это заявление, Ямаучи выразил своё одобрение. Испытав на себе безответную любовь, для него жизненно важно начать всё с самого начала.

  «Я тоже, верните мне мою юность!».

  К поддакиванию присоединился и Судоу. Несмотря на то, что его дела с баскетбольным клубом проходили хорошо, он также хотел испытать любовь.

  «Тогда необходимо действовать! Юность не придёт к тем, кто ждёт!».

  Желание этого меня полностью устраивает, но как ты собираешься заполучить её?

  «У тебя есть какие-нибудь идеи?».

  Он, наверное, ждал, когда кто-либо об этом спросит. Сразу после этого пришло длинное сообщение.

  «Конечно есть! Бассейн открыт для всех в течение ограниченного времени, разве нет? Мы пригласим этих великолепных девушек и поплаваем! Пригласим Кикё для меня, Сакуру для Харуки, а также Хорикиту для Судоу!».

  Посыпав соль на рану Ямаучи, Ике упомянул имена некоторых девушек из нашего класса.

  «Может быть и так. Если Сузуне собирается пойти, то я тоже пойду, но ты и вправду думаешь, что она согласится?».

  «Оставь это Аянокоджи-сенсею! Верно?».

  Если бы! Хотя я не могу с легкостью сказать это.

  «Ты сделаешь это, верно? Ты ведь МОЙ друг?».

  Подкреплённая угрозой просьба Судоу даже не обсуждается. Только в такие моменты они используют слово «друг». Как удобно.

  «Я могу попробовать. Но не ждите от меня слишком многого».

  Ответив в групповом чате, я закрыл приложение и позвонил Хориките. Причина, по которой я ответил на его просьбу, заключается в том, что некоторая часть меня также хочет пригласить её. С тех пор как её репутация в классе начала расти, от этого можно ожидать хороших результатов.

— Чего ты хочешь?

— Я не могу позвонить без причины?

— Я вешаю трубку?

— Подожди-подожди, у меня кое-что есть! По правде говоря, несколько друзей собирались завтра пойти в бассейн. Они сказали позвать тебя, так как ты каждый день засиживаешься в своей комнате, читая книги.

— Твои друзья? Ты имеешь в виду тех 3-х идиотов? Я терпеть их не могу.

  Какое ностальгическое обращение…

— Я отказываюсь.

— Ты бы пришла, если бы мы были только вдвоём?

— Ответ был бы тем же.

  Разумеется, так оно и было бы…

  Но на этот раз у меня есть преимущество.

— Термос.

  Услышав это обычное слово, я почувствовал, как её отношение изменилось.

— В последнее время на ум приходит слово термос.

— … Что ты имеешь в виду?

  Было бы лучше, если бы она сделала, как сказано, но так или иначе, Хорикита притворилась полной невеждой.

— Рука, застрявшая в термосе тебе ни о чём не напоминает?

— Посредством такой неприятной манеры разговора просачивается твоя индивидуальность.

  Осознав то, что я пытался ей сказать, она оказалась более недовольной, чем обычно.

— Я был бы рад, если бы ты была честной.

— Так, где и в какое время?

  И всё же, у Хорикиты есть то, что она должна защищать. Предполагаю, что она не может позволить, чтобы об инциденте с термосом узнали другие люди. Именно по этой причине она была готова пойти в бассейн.

— Половина восьмого утра в вестибюле, мы разойдёмся к вечеру.

— Поняла. Но я не прощу тебя, если используешь это снова.

— Х-хорошо.

  У меня нет намерения использовать это против неё ни во второй, ни в третий раз. Вместо использования подобного случая, чтобы шантажировать её, это больше похоже на благодарность за мою помощь во время того инцидента. Я верю, что она тоже поняла это.

  «Я пригласил её».

  «Хорошая работа, Аянокоджи! Ты избежал немецкого суплекса[1] о бетон!».


[1] Разновидность броска прогибом в спортивной борьбе.

  … Похоже, что моя жизнь была в опасности.

  «Пригласи её для меня Аянокоджи! Умоляю тебя!».

  Его отвергли ещё вчера, тем не менее он таки отправил это текстовое сообщение. После чего поступило ещё одно личное сообщение от Ямаучи.

  «Они не должны узнать об отказе! Помоги мне!».

  Это довольно печальное сообщение. Кажется, Ямаучи хочет, чтобы остальные подумали о том, что он всё ещё влюблён в Сакуру. Разумеется, что парни будут в восторге, если она придёт. Но она не та девушка, которая так легко на это согласится. Сакура искренняя, но, как и Каруизава с её подругами, не принимала участия в уроках плавания. Из-за большей, чем у остальных груди, она бы точно украла внимание большинства парней. К тому же, ей должно быть трудно идти вместе с Ямаучи, которого недавно отвергла. Оставляя в стороне то, хочет она идти или нет, я мог по крайней мере позвонить ей.

 

  В мгновение ока наступил обещанный день. Начало последнего события летних каникул. Мы собирались встретиться в 8:30. Когда я спустился в вестибюль, большинство людей уже собрались.

— Ты едва успел.

— Есть ещё около…… 10 секунд до назначенного времени.

— Ты опоздал из-за перегруженности лифта, верно?

  Несмотря на то, что я вовсе не опоздал, Хорикита всячески пыталась меня упрекнуть. Вероятно, это некоторая реакция на её принудительное приглашение. Вдобавок к этому, она, наверное, почувствовала, что атмосфера этого места была немного тяжёлой. С этим ничего нельзя поделать, ведь с Кушидой, Сакурой, Ике и Ямаучи ей едва ли есть с кем поговорить.

— Д-доброе утро, Аянокоджи-кун.

— Доброе утро, Сакура.

  Кажущаяся слегка напуганной Сакура поприветствовала меня. Кажется, что Ямаучи не обращает на неё никакого внимания, но похоже, что он всё-таки неосознанно беспокоится за неё.

  Сакура тоже чувствует себя немного неловко.

  Я отмечу это лишь для справки, но признание в любви приводит не только к счастливому концу. Вместе с ним могут появится некоторые проблемы.

— Где Судоу?

— Раз мы говорим о нём, вероятно, он проспал, – сказала Хорикита.

  Несмотря на то, что назначенное время уже несколько позади, по-прежнему не было никаких признаков появления Судоу. Поскольку до вчерашнего дня он усердно занимался своей клубной деятельностью, вероятно, его изрядно измотало. Так как никто не пытался связаться с Судоу, это пришлось сделать мне.

— Не работает, он не берёт трубку.

  Я пытался позвонить, но телефон лишь продолжал издавать гудки. Дело не дошло даже до автоответчика. Таким образом я завершил звонок и сообщил об этом окружающим.

— Что этот Судоу делает? Уже 8:30! Если он не поторопится, мы не будем первыми!

  Раздражённый Ике, ёрзая, уставился на лифт. Однако, не похоже, что он собирался действовать.

— Х-хорошо, я пойду и разбужу его.

  Ямаучи, который почувствовал себя неуютно, направился к лифту. В этот самый момент, я мог почувствовать, как тяжелая атмосфера исчезла.

— С ним что-то случилось?

  Похоже, что Хорикита заметила изменения в Ямаучи и немного громко спросила меня об этом. Я напряг извилины, как бы ответить на её вопрос.

— Произошли некоторые события.

  На этом я закончил. Ведь как Ямаучи, так и Сакура не будут рады, если об этой истории узнают.

— Хммм…? Это ведь… Хорикита-сан и остальные, доброе утро…!

  Ожидая Судоу в вестибюле, к нам подошли Ичиносе и три её подруги.

  В необычных, красочных полиэтиленовых пакетах, которые они держали в своих руках, можно было заметить полотенца.

— Вы, ребята, тоже направляетесь в бассейн?

— Так и есть.

  В самом конце летних каникул всем ученикам предоставили возможность пойти и повеселиться в бассейне. Даже если наши намерения совпали, в этом нет ничего странного.

— Раз мы все здесь собрались, давайте повеселимся вместе. Вы не против?

— Конечно!!!

  Ике в мгновение ока вскочил с дивана и поприветствовал её. Похоже, что в этот раз Хориките нечего добавить что-либо от себя, поэтому так ничего и не сказала.

— Извините... Наш друг проспал, и мы ждём, когда он спустится. Один из нас как раз пошёл за ним.

— Хорошооо~! – ответила Ичиносе.

 

  Широко открыв свой рот, прямо как крокодил, Судоу поправлял волосы на своей голове.

— Извини, я проспал. Похоже, сказывается усталость от клубной деятельности.

— Меня не интересуют твои оправдания.

  Судоу извинялся перед Хорикитой за то, что проспал, но, похоже, что она не обращала на это никакого внимания. Не было никаких признаков того, что они хоть как-то сблизились.

  С другой стороны, группа Ичиносе, которая решила поучаствовать вместе с нами, с Кушидой в центре разговаривали между собой.

— Эй, Аянокоджи-кун.

  Ко мне обратилась Хорикита. Судоу, сопровождающий её с другой стороны, взглянул на меня с хмурым выражением лица.

— Эта ситуация не кажется тебе немного странной?

— Что такое?

— Я уверена, что в такое время Ямаучи-кун и Ике-кун должны радоваться более, чем кто-либо, разве нет?

  В ответ на это резкое заявление, Судоу на мгновение напрягся. Поскольку он стоял рядом с Хорикитой, она не упустила это его изменение.

— Ты что-то знаешь, Судоу-кун?

— В этом нет ничего особенного...

  Судоу попытался обмануть её, но вместо того, чтобы потерять своё недоверие, это заставило Хорикиту лишь больше насторожиться. Ике и Ямаучи шли плечом к плечу с натянутыми улыбками.

— Так и напрашивается мысль, что они что-то замышляют. Это очень подозрительно... – сказала Хорикита.

 Хорикита сосредоточилась на сумке, которую держал Ике.

— Кстати говоря, в его сумке не должно быть ничего, кроме полотенец и сменной одежды. Но, кажется, что его сумка довольно тяжёлая.

  Похоже, что сумка, которую держал Ике, весила гораздо больше, чем у любого другого парня.

— Серьёзно? Для меня всё выглядит как обычно……

— Тебе так не кажется? Даже посмотрев на неё?

  Подозрения Хорикиты имеют основания, поскольку казалось, что под тяжестью сумки Ике даже не мог согнуть свою руку.

— Разве это не потому, что он хочет просто порезвиться после того, как доберётся до бассейна? И просто несёт вещи, которые для этого понадобятся. – я сказал это, чтобы помочь Судоу.

  Он быстро схватился за спасательный круг.

— А-ага. Думаю, так оно и есть.

— Хорошо…… Возможно, всё действительно так.

  Вследствие ежедневных наблюдений, всем известно о том, что 3 идиота одержимы девушками. Хоть она и чувствует настороженность по отношению к этой троице, которые непривычно послушны, с этим нельзя ничего поделать,

  Но за этим стоит веская причина. Прямо сейчас эти трое идут под натиском крайне беспокойных чувств. Однако, это не из-за того, что сейчас они окружены красивыми девушками, и не потому, что они очень скоро увидят этих девушек в купальниках.

  Я должен сменить тему, чтобы продолжить вводить окружающих в заблуждение.

— Судоу.

— Ч-что?

— По результатам твоей клубной деятельности, как бы сказать, получил ли ты какой-либо доход по баллам?

— Ха? Д-да, благодаря моему участию в турнире, я получил немного. Тем не менее, там лишь около 3.000 баллов, – сказал Судоу.

  Нет ничего особенного в том, что он скромничал, но подслушав наш разговор, Хорикита искренне похвалила его.

— Благодаря своим усилиям, тебе удалось получить баллы.

— …… Да. Но есть много второгодок и третьегодок, которые получили десятки тысяч баллов, поэтому пока что мне рано этим хвастаться. В конце концов, если достижения будут значительными, это может отразиться и на классных очках. Со второго семестра я собираюсь стараться ещё больше, – скрестив руки и встав в позу победителя, сказал Судоу.

  Хорикита не могла сделать того, что сделал Судоу, поэтому искренне выразила ему своё уважение.

— День, когда ты внесёшь значительный вклад в класс, может оказаться довольно близок, – сказала она.

  Честно говоря, у меня тоже было такое предчувствие. Если не случится ничего плохого, присутствие Судоу может послужить благом для всего класса.

  Однако, это не значит, что здесь не о чем беспокоиться. Судоу очень легко нажить себе врагов. Мне придётся следить за ним вместе с Хорикитой, которая имеет ту же наклонность.

  Мы направлялись к расположенному на краю школьной территории «специальному плавательному комплексу», до этого использующимся исключительно клубом плавания. В этот раз вход сюда был разрешён даже без необходимости носить свою униформу. Учитывая, что сегодня – последний день посещения бассейна, здесь уже была огромная толпа учеников.

  Но, как и ожидалось от этой современной школы, она подготовила отдельные раздевалки для разных классов.

  В этот комплекс не так-то просто попасть, но, следуя инструкциям любезно размещённой информационной доски, нам удалось, не потерявшись, войти.

— Тогда давайте встретимся здесь через 20 минут, – сказала Ичиносе, указывая на коридор, ведущий к бассейну.

  Чрезвычайно полезно иметь среди нас такого организатора.

— Хах, хах.

  После того, как девушки ушли, Ике возбуждённо вздохнул и стал более оживлённым. Я могу понять, почему он беспокоится, но сейчас нехорошо находиться в таком состоянии.

  Ике первым добрался до двери раздевалки и застыл. Я слегка ударил его по спине, призывая войти в раздевалку. Сразу после этого, Ике и Ямаучи, настолько быстро, как только могли, заняли самый дальний шкафчик.

— Э-эй, ребята. Для нас сегодня будет особенный день. Разве у вас нет такого чувства?

— Ага. Мы собираемся переплюнуть не только всех в нашем классе, но и каждого в этой школе.

  Ике и Ямаучи разговаривали достаточно громко и стали привлекать внимание окружающих.

  Судоу, который больше не мог вынести этого зрелища, подошёл и схватил их за шеи, после чего зажал их руками.

— Гууу! Что ты делаешь, Кен!

— Вы, ребята, слишком много шумите. Я тоже чувствую ваш порыв, но нам опасно выделяться, – сказал он.

— … Д-да, это правильно. Прости, прости. Больно!

  В качестве урока, Судоу силой столкнул их лбами. Это немного агрессивный, но в целом неплохой метод.

— А ты на удивление спокоен, Судоу, – сказал я ему.

— Я не ожидал многого с самого начала. И кроме того, я разрываюсь в сомнениях, ибо одна моя часть чувствует радость, а другая половина совсем этого не чувствует. Думая об этом рационально, это то, что заставит Сузуне грустить. Я не хочу, чтобы они тоже увидели беззащитную Сузуне. Ведь настоящий мужчина должен добиться своей девушки самостоятельно, – сказал Судоу.

  Он мыслит в верном направлении. Если возможно, я бы хотел, чтобы эти двое тоже научились чему-то подобному, но прямо сейчас, на уме Ике и Ямаучи было лишь сексуальное удовлетворение. Я проверил свой телефон и заметил, что пришло сообщение от Каруизавы. В нём она сказала о том, что вошла в раздевалку.

— От кого сообщение?

  Ике что-то заподозрил, после чего со своим красным лбом подошёл ко мне, чтобы посмотреть на мой телефон. Я быстро убрал его.

— Так, так, так, это от девушки, верно? – спросил он меня.

— Думаешь, что я настолько популярен? – ответил я.

— …… И то верно. Хорошо, давайте переодеваться! Берите полотенца!!!

  Я бы хотел, чтобы он хоть на мгновение засомневался в моём заявлении, но мне пришлось запереть это чувство в своём сердце.

  В конце концов, неважно, будет ли сопутствовать удача Ике и остальным, ведь это то, с чем им придётся просто пойти на риск.

 

— А это вполне роскошное здание……

  Большой бассейн, который обычно используется только для клубной деятельности, сегодня казался совершенно другим. Естественно, что здесь находилось большое количество учеников, но вдобавок к этому, по всему периметру расположились киоски с едой. Лёгкие закуски и полноценные блюда, другими словами, нездоровая пища была также в изобилии.

  Хот-доги, якисоба, окономияки и тому подобное. Странным и неожиданным оказался тот факт, что старшеклассники, похоже, всем этим управляют. Некоторые ученики были серьёзными и хмурыми, другие же радостно выполняли свою работу. Как будто я наблюдаю за специальным экзаменом.

— Интересно, в чём его суть?

  Я ничего об этом не знаю, но казалось, что все они пребывают в праздничном настроении. Ожидая прибытия девушек, я почувствовал, что атмосфера вокруг меня полностью изменилась.

  Приложение усилий – это основное необходимое условие для того, чтобы люди привлекали к себе позитивное внимание. Чтобы легче понять, возьмём в пример учёбу. Если делать на неё упор и занимать в ней первое место, люди вокруг обратят на тебя внимание. Аналогично, демонстрация выдающихся успехов в спорте также привлечёт внимание остальных.

  Но и в этом есть исключения. Одно из них – внешний вид. Привлекательному парню или красивой девушке будет легче купаться во внимании окружающих, чем тем, кого я упомянул раньше. Конечно, я не говорю, что они не прилагают усилий, следя за своим внешним видом, но нет никаких сомнений в том, что фактор внешности также играет свою роль.

  Я не могу говорить за остальных, но, по крайней мере, в отношении этой школы, я могу смело утверждать, что уровень местной «внешности» высок. Собственно говоря, это касается и тех, с кем я пришёл сюда, но большинство учеников вокруг нас, имена которых я не знаю, внешне также на очень высоком уровне.

  Конечно, здесь есть всякие типы людей, но невозможно отрицать того, что приятный человек точно не останется незамеченным. И вдобавок ко внешнему виду, мне интересно, что случилось бы, если бы его внутренняя личность также оказалась идеальна. Милая, спортивная и преуспевающая в учёбе девушка. Она точно украдёт любой взгляд.

  В шумном коридоре комплекса, взгляды всех учеников-парней почти одновременно устремились в одно место.

— Эй…, а здесь огромная толпа народа, не так ли?

  Затем, даже не замечая взглядов окружающих и купаясь в их внимании, на месте встречи появилась Ичиносе.

— Эй……

  Не зная, куда смотреть, я направил свой взгляд на стену.

— Где остальные? Я думала, что парни переодеваются быстрее, – сказала Ичиносе.

— Они до сих пор переодеваются.

  Можно было добавить, что они опаздывают из-за некоторых обстоятельств.

— А ведь точно, ты закончила переодеваться довольно быстро.

  Учитывая, что она появилась практически после меня, ловкости ей не занимать.

— Няхаха, я уверена в своей скорости переодевания, – она ответила несколько гордым тоном, хоть это и не то, чем можно особо похвастаться.

  Эта невинность тоже может быть причиной популярности Ичиносе.

— Охх? Аянокоджи-кун, ты купил рашгард[1]?


[1] Рашгард - это специальная одежда для спортсменов, которая позволяет коже дышать, защищает её при борьбе и поддерживает температуру мышц.


— Это может прозвучать странно из уст парня, но мне не нравится показывать свою кожу другим людям. Я слышал, что если не использовать его во время занятий, то с этим не будет никаких проблем, поэтому и купил один.

— Понятно, понятно. Думаю, что всё в порядке. Это ведь не нарушение правил, – сказала она.

  Хоть и не очень много, но в этом комплексе есть парни, которые, как и я, носят одежду, прикрывающую верхнюю часть тела. Ичиносе, обратившая на меня внимание, ткнула указательным пальцем в живот сквозь мою одежду.

— Довольно твёрдый. К тому же, твоё тело идеально стройное, не будучи чрезмерно мускулистым.

  Прикасаясь ко мне без какого-либо разрешения, она повторяет то же самое действие с моими руками и плечами. Мне посчастливилось получить дополнительный доход, чтобы купить себе рашгард. Стоит поблагодарить за это Катсураги.

— Ты занимаешься?

— Нет, не занимаюсь. Это просто материал моей одежды, либо тебе так кажется из-за того, что моя кожа достаточно жёсткая. Должно быть, это потому, что я не тренируюсь ежедневно, – сказал я.

— Хммм……

  Ичиносе опустила свой взгляд на мои ноги, но сразу же перестала задавать вопросы. Однако, даже так, находясь непосредственно вблизи к Ичиносе, я осознал её чудовищную… Нет, большую грудь.

  Как я собираюсь плавать или соревноваться в подобных условиях? Ведь моя способность нормально двигаться сама по себе сомнительна.

— … Но они и вправду опаздывают. Я пойду проверю их.

  Я прекрасно понимаю свои действия и осознаю, зачем это делаю. Я больше не мог стоять рядом с одетой в купальник Ичиносе, поэтому вернулся в мужскую раздевалку. Затем, снова проведя некоторое время с Ике и остальными, после завершения подготовки мы вместе направились в сторону коридора. К этому моменту прошло достаточно времени, так что все девушки, включая Хорикиту, уже собрались.

— Вау……!

  Ике, потеряв голос от захватывающего вида девушек перед ним, отчаянно пытался взять себя в руки. Что касается Сакуры, она максимально сжалась и встала позади всех. Она также надела рашгард, который скрывал её кожу.

  Но, похоже, что, наблюдая за формами, облачёнными в купальники, которые обычно нельзя было увидеть, не все смогли скрыть своё возбуждение.

— Ха-ха-ха, я вижу их. Эти груди, там, под тонкой тканью купальника!

  Ике и Ямаучи глазели на остальных девушек, как будто у них было рентгеновское зрение. Кажется, они и вправду живут этим.

— Пойдёмте. Похоже, что то место вдалеке ещё свободно.

  Сначала мы прошлись, чтобы занять место, где сможем отдохнуть. И даже здесь, как бы возглавляя нашу компанию, Ичиносе шла впереди всех. Затем, будто соревнуясь с ней, двигалась Кушида. Парни шагали рядом, вслед за ними.

  По-видимому, объектом их наблюдения стали мягко покачивающиеся ягодицы Ичиносе и Кушиды. Но даже среди них, Судоу оставался верен Хориките и, кажется, не собирался изменять свой выбор. Эти двое, в некотором смысле, тоже прилично созрели. Немного неожиданно, но они могут стать хорошей парой.

  Затем, я спокойно подошёл к Сакуре.

— Умм…… Спасибо тебе………

  Оставшись лишь вдвоём, Сакура едва слышно поблагодарила меня.

  В случае с этой девушкой, я не мог не задать вопрос.

— Почему ты благодаришь меня?

— Почему?

  Сакура странно ответила на этот вопрос. Когда я осознал, что у нее нет причин для подобного действия, у меня появилась догадка.

— Умм, за то, что пригласил меня сегодня…

— Что бы это значило? Это в порядке вещей, разве нет? Потому что ты мой друг, – сказал я Сакуре.

  Я с лёгкостью произнёс слово «друг» по отношению к Сакуре. Когда Сакура услышала это, её глаза загорелись, прямо как у маленького щенка, и она радостно посмотрела на меня.

— Вот почему, за это не нужно благодарить меня.

  Я повторил это ещё раз, но не похоже, что Сакура изменила своё отношение.

— И всё равно, спасибо тебе.

— Нет… Хорошо, думаю всё в порядке.

  Вопросительный знак так и кружил над моей головой, но стоит позволить ей принимать решения самостоятельно. Наверное, такой она человек. Именно поэтому вместе с ней я могу расслабиться, не чувствуя беспокойства.

  Но даже так, Сакура стала более прямолинейной. Она повзрослела до такой степени, что в ней практически не узнать девушку, которую я встретил в начале семестра. Она поступила правильно, что не сбежала, когда одноклассник признался ей в любви. Видя, как она растёт над собой изо дня в день, я не мог не подумать о том, что, возможно, я тоже изменился.

— Я заметила это совсем недавно, но знаешь, во время уроков физкультуры учитель всегда говорит нам о том, что умение плавать обязательно пригодится в будущем. Кажется, он подразумевал испытание на необитаемом острове.

  Сакура говорила об этом с пылающими глазами, поэтому не было необходимости подавлять этот порыв и тем самым расстраивать её.

— Понятно. Теперь, когда ты об этом сказала, кажется, что всё так и есть, – сказал я.

— Как я и думала!

  Возможно, она почувствовала радость из-за правильности своих рассуждений, но в этот момент она невинно подпрыгнула. Я мог наблюдать, как её большая грудь колыхнулась под рашгардом. Из-за этого она и неспособна его снять. Я почувствовал немного сочувствия к девушкам, которые сталкиваются с такими обстоятельствами.

  В любом случае, я рад, что, благодаря нашему разговору, смог открыть для себя новую сторону Сакуры.

  По какой-то причине она посмотрела на меня с грустным выражением лица.

— Если бы на занятиях я работала должным образом и не стеснялась, то могла бы быть для вас более полезной… Я просто оправдывалась плохим здоровьем, чтобы всё время убегать от трудностей…

— Если ты всё осознала, разве этого не более, чем достаточно?

  Ученики, до сих пор жившие только для себя, начали медленно понимать, что не смогут справиться со всем в одиночку. Ведь человек не может жить один. Если человек не планирует жить как отшельник, скрывающийся в горах, то нет другого выхода, кроме как жить всем вместе. Большинство учеников не осознают этого факта. Они живут в одиночестве, поглощённые интернетом или социальными играми. Или являются правонарушителями, которые беспокоят общественность, совершая мелкие пакости или даже серьёзные преступления.

  Некоторые люди не понимают, что нужно сотрудничать и помогать окружающим. При определенном стечении обстоятельств они проживут всю свою жизнь, так и не поняв этого.

  Но эта школа другая. Её способ заставить нас сплотиться достаточно уникален, к тому же я чувствую, что они пытаются что-то сказать каждому отдельному ученику. И в самом деле, Сакура, находившаяся рядом со мной, начала это понимать. А именно то, что, возможно, она действительно могла что-либо сделать для класса. Однажды она точно покажет свою ценность.

— Хмм? Разве это не Ичиносе и остальные? Вы, ребята, тоже пришли сегодня сюда?

  Перемещаясь в поисках места, три ученика-парня обратились к Ичиносе. Одного из них я вспомнил. Заметив моё присутствие, он слегка кивнул. Это был Канзаки из класса В.

— Яххуу… Это ведь Шибата-кун и остальные.

  Парень по имени Шибата поднял руку в качестве ответа. Он с улыбкой поприветствовал и класс D.

— Довольно забавная компания людей. Позвольте нам тоже присоединиться.

— Я совершенно не против, но…… Вы не возражаете?

  Кушида кивнула, что никаких проблем нет, как будто об этом и не стоило спрашивать. После такого право вето Ике и остальных автоматически исчезло. В результате, три ученика из класса В к нам присоединились, и общее количество людей выросло до весьма большого числа 13.

— Извините, что потревожили вас, ребята.

  Канзаки, знающий о том, что из-за своего характера я не буду спорить с большинством, подошёл и сказал это. Увидев это, Сакура сделала шаг назад. Это был блестящий способ скрытия своего присутствия, чтобы Канзаки её не заметил.

— Всё в порядке, разве нет? В конце концов, это последний день летних каникул.

— Как ты мог догадаться, в этой школе весьма трудно поладить с остальными классами. Шибата и остальные кажутся счастливыми.

— А ты не похож на них.

  Канзаки, как обычно, был спокойным, или, скорее, мне показалось, что он общался со мной, держа некоторую дистанцию.

— Я просто похож на тебя, Аянокоджи. Я не очень хорошо справляюсь с подобной оживлённостью.

  По воле случая разговаривая с Канзаки во время ходьбы, со стороны идущих впереди мы услышали волну возгласов.

— Они изрядно шумят, – сказал Судоу.

  Когда я поднял голову, чтобы посмотреть, в центре восклицаний раздался всплеск воды. И в это же время человек с мячом возвысился на фоне неба. Яростно ударенный мяч попал на площадку соперника и погрузился под воду. Похоже, что они играют в волейбол в бассейне.

— Уоу! Потрясающе! Этот парень, разве он не на совсем ином уровне? – увидев это зрелище собственными глазами, прокричал Ямаучи.

  В этом большом комплексе было 3 бассейна, подготовленных для проведения самых различных игр.

  Один из них – стандартный бассейн, в котором можно было плавать, когда захочешь. Другой – нечто вроде бассейна с течением. И наконец, последний – это бассейн, ориентированный на спортивное использование и развлечения. И как раз на этом бассейне, окружённом большим количеством девушек, происходил ожесточённый волейбольный матч. Здесь были ученики, которых я прежде не видел. Некоторые из них казались взрослее, поэтому большинство из них, вероятно, второгодки и третьегодки. Перед нами развернулась игра высокого уровня между смешанными командами из парней и девушек.

  Среди них оказался один парень, который заметно выделялся.

— Он невероятен………

  Тем, кого похвалил Судоу, был тот самый ученик мужского пола с бросающейся в глаза аурой. Стройная комплекция его тела на первый взгляд казалась хрупкой. Но на его торсе можно было заметить 6 кубиков пресса. Однако, больше всего его выделяют светлые волосы, слегка развевающиеся с каждым его интенсивным движением, и чрезвычайно уверенное выражение лица. Он был настолько привлекателен, что создавалась иллюзия просмотра фильма на экране.

  И, кажется, большинство девушек не могли оторвать от него своего взгляда.

— Кххххххх, это тип парней, который я ненавижу больше всего. Не то, чтобы он был настолько талантлив или прилагал достаточно усилий, он просто выделяется из-за своей хорошей внешности.

  Я не мог не понять Ике и остальных с их язвительными чувствами, но их ожидания очень скоро не оправдались.

  Привлекательный парень, купающийся во всеобщем внимании. Резкий огонёк в глазах ярко выделяет его превосходство над остальными. Собственная команда любезно подбросила ему мяч, и в ответ он высоко подпрыгнул. Забыв о том, что в данный момент большинство девушек активно его поддерживает, я затаил дыхание и наблюдал за ним.

  Он ударил под довольно острым углом и пуля, нет, мяч с высокой скоростью атаковал площадку противника.

  Ученик с другой стороны, принявший этот мяч, тоже обладал отличными физическими способностями, так как показал быструю реакцию, подпрыгнув, чтобы сыграть в мяч.

  Вау! По мере того, как подобные крики поднимались вокруг, команда красавчика получала всё больше очков. Независимо от того, кто на него посмотрит, превосходные физические способности этого парня должны быть очевидны. Глядя на то, как развита нижняя половина его тела, можно предположить, что он занимается спортом, требующим использование ног. Может быть, клуб лёгкой атлетики? Или, возможно, бейсбол или футбол.

— Он красивый, сообразительный и преуспевает в спорте…… Да кто он, чёрт возьми, такой?!

— Здесь становится довольно оживлённо, не так ли? Он в одиночку правит этим местом.

— Похоже на то. Хотя я не знаю, кто он и откуда.

  Это потому, что мы с Хорикитой не сильны в том, что касается знания об остальных классах, их учениках и их особенностей. В таких случаях лучше всего спросить Кушиду, чья соцсеть простирается намного шире, чем у кого-либо другого. После чего последовал незамедлительный ответ на наши вопросы.

— Этот парень – второгодка из класса А, Нагумо-сенпай. Он крайне популярен среди девушек.

— Нагумо……

  Не так давно я слышал это имя. Затем Ичиносе рассказала о нём немного больше.

— Нынешний вице-президент и человек, который станет президентом студенческого совета в следующем году. Он действительно умён.

  Стоя рядом с нами и услышав наш разговор, Ичиносе отреагировала на фамилию Нагумо и ответила вот так. Кроме того, на ключевые слова «Студенческий совет», произнесённые Ичиносе, отреагировала Хорикита, стоящая рядом со мной. И каждый раз, когда ученик по имени Нагумо двигался и демонстрировал свои способности, вокруг поднимался пронзительный крик. В бассейнах в то же самое время проходили и другие матчи, но большинство девушек не смотрели ни на кого другого, кроме Нагумо.

— При всей его популярности, я совсем о нём не знаю. Ты ведь тоже, Аянокоджи-кун? Его физические способности и вправду поражают, но по сравнению с его популярностью, я не думаю, что это так удивительно. В этом отношении, президент студсовета с легкостью превзойдёт его, не так ли? – сказала Хорикита.

  Это было довольно нагло с её стороны. Скрывая тот факт, что президент студсовета – её старший брат, она немного его восхвалила. Но, по отношению к этому, кажется, что у Ичиносе не было никаких возражений, поскольку она честно об этом призналась.

— Да, президент студенческого совета поразителен, поэтому так оно и есть. По слухам, за всю историю этой школы текущий президент студенческого совета самый талантливый из всех. Кстати говоря, у него та же фамилия, что и у тебя, Хорикита-сан.

— Похоже на то.

  По-видимому, Хорикита не собирается отвечать здесь, так что просто пожала плечами.

— Но ходят слухи, что вице-президент Нагумо не уступает президенту студенческого совета с точки зрения способностей. Мне рассказывали, что на проходящих в прошлом году выборах президент Хорикита и вице-президент Нагумо усердно боролись за место председателя студенческого совета. А ведь в то время вице-президент Нагумо был ещё первогодкой, – сказала Ичиносе.

— А ты хорошо знакома с делами студенческого совета, – сказала ей Хорикита.

— Это потому, что я присоединилась к студенческому совету. Поэтому мне пришлось считаться с его историей, – ответила Ичиносе.

— ……Ты присоединилась?

  Услышав это, Хорикита не смогла скрыть своего удивления. Но всё же, подумать только, Ичиносе присоединилась к студенческому совету. Кстати говоря, в тот самый день, когда я встретил её впервые, она разговаривала с классным руководителем класса В, Хошиномией-сенсеем, относительно «дел студенческого совета». К сожалению, у меня нет намерения работать на «этого» президента студсовета, но, если поразмыслить о том, как устроена система этой школы, факт присоединения к студсовету должен быть чрезвычайно значимым.

— Кстати говоря, каково условие для присоединения к студенческому совету? Не похоже, что любой сможет туда попасть, не так ли?

— Хмм, эта школа немного особенная. В случае, если ты не вступал ни в какие клубы с начала апреля и до конца июня, и, если пройти собеседование в октябре, можно присоединиться. Что-то вроде того. Признаться, в первый раз мою кандидатуру отклонили, но, раз можно предпринимать сколько угодно попыток, я настояла на своём. Президент студенческого совета так и не согласился, но вице-президент Нагумо принял окончательное решение. Я услышала позже от вице-президента Нагумо, что, президент Хорикита разочарован нынешними первогодками. В среднем, каждый год принимали по 2-3 первогодки, но в этом году приняли только меня. Вот почему я хотела бы поторопиться и одержать над ними верх. Однако, похоже, что в октябре президент Хорикита отойдёт от дел.

  Точно так же, как Хорикита прилагает усилия, чтобы стать ближе к своему брату, Ичиносе, вероятно, также старается изо всех своих сил.

— Но я думаю, что моей целью определённо окажется Нагумо-сенпай. Сенпай начинал похожим образом, из-за чего мы хорошо поладили. За всю историю этой школы каждый президент студенческого совета начинал обучение в классе А, но Нагумо-сенпай, впрочем, как и я, начал с класса В. И прежде, чем кто-либо осознал это, он уже в шаге от того, чтобы стать следующим президентом студенческого совета. Вот почему после Нагумо-сенпая я стану президентом студсовета… Просто шучу.

  Кажется, что по сравнению со старшим Хорикитой, Ичиносе оценивает Нагумо гораздо выше. Её слова, что однажды она сама хочет стать президентом студсовета, демонстрировали её решимость.

  Похоже, что в некотором роде, нет, возможно, в глубине души, Хорикита оказалась недовольна её ответом, поэтому позволила себе огрызнуться.

— Учитывая то, что он начинал не с лучшей позиции, ты должна понимать предел его возможностей.

— Ой-ой-ой……..

  Ты можешь думать о чём хочешь, но разве это не камень в собственный огород? Учитывая тот факт, что ты начала обучение с класса D, куда тебя распределили в соответствии со способностями… или может быть она…

— Может, ты всё ещё думаешь о том, что была назначена в класс D из-за ошибки………?

— Разве это не очевидно?

  Ответила таким образом мне Хорикита. Без колебаний, смело и как само собой разумеющееся.

— Хорошо, я понимаю, почему Хорикита-сан считает это странным. Не похоже, что классы распределяются на основе одних лишь умственных способностей. Интеллектуальная составляющая важна, впрочем, как важны и человечность, зрелость и готовность сотрудничать. Нас оценивали, рассмотрев все наши способности, разве не так?

— То есть, другими словами…… проблема в моей координационных способностях? – спросила Хорикита.

— Ахх, нет, извини, если ты восприняла это так, то я прошу прощения. Но подумай об этом немного. В основном, Хорикита-сан уверенна в себе. С другой стороны, это означает, что ты эгоцентрична. Когда мы вступаем в общество, не окажется ли делом случая узнать, кто будет более талантливым: эгоцентричная личность или человек, умеющий следовать инструкциям?

  Даже будучи эгоцентричным человеком с достаточным талантом, ты по-прежнему будешь нужен в обществе, но это не всегда так. Однако, с другой стороны, те, кто придерживаются инструкций, будут жизненно необходимы практически везде и в любом случае будут востребованными людьми.

— Я не уверена……

  Её отношение само по себе не изменилось, но даже в этом случае, ментальное состояние Хорикиты должно постепенно меняться. Поскольку Ичиносе позвал её друг, я немного приблизился к Хориките.

— К слову, ты ведь не подавала свою кандидатуру для присоединения к студсовету, разве нет? Не ты ли выбрала эту школу, потому что хотела быть ближе к своему брату? – спросил я.

— …… Это разные вещи. Ты ведь можешь, по крайней мере, представить это, не так ли? Даже если бы я захотела вступить в студсовет и пройти собеседование, меня бы ни за что не приняли.

  И вправду, это не так сложно представить. Даже Ичиносе из класса В изначально не приняли, а если на её месте окажется Хорикита из класса D… К тому же, он, вероятно, не позволил бы присоединиться сестре, которую хотел изгнать из школы. Так это значит, что она осведомлена об этом более, чем кто-либо.

  Некоторое время я наблюдал за матчем, но в конечном итоге команда Нагумо сокрушила своих оппонентов и победила. Девушки, болевшие за Нагумо, начали собираться возле него, по мере того, как он поднимался из бассейна на борт.

— Эй, у этого парня пирсинг в ухе! С этим нет никаких проблем?!

  Ике, которому больше не к чему было придраться, крикнул об этом.

— Прямо сейчас, мы находимся на летних каникулах, разве не всё в порядке?

  Но даже эти слова оказались напрасны, потому что Ичиносе ему возразила.

— Н-нет, я имел в виду кое-что другое. У него что, и вправду дыра в ухе?! Это большая проблема!

— Я думаю, что это клипса. Можно прицепить её к уху, не проделывая в нём отверстия. В школе он всегда одевается аккуратно.

— Угугу!

  Независимо от того, насколько далеко зашли восклицания, кажется, что он самый что ни на есть безупречный ученик.

— Эй, почему бы нам не поиграть в волейбол в бассейне? С нами есть Шибата-кун и остальные, так что нас шестеро, а у вас ребята, кажется 7 человек, так что всё будет в порядке, если мы будем играть с ротацией.

  Поскольку мы уже проделали весь этот путь к бассейну, Ичиносе сделала такое предложение. Первым, кто согласился с ней, был Ике.

— Я сделаю это, я сделаю это! Прямо как Нагумо-сенпай, я также соберу страстные взгляды всех девушек!

  Я думаю, что это скорее всего невозможно, но, кажется, что многие ребята согласились. Проделав весь этот путь, они, вероятно, хотят вдоволь поиграть.

— У-умм. Я не так хороша в физических играх, так что… Просто посмотрю.

  Сакура сдержанно отступила назад, или вернее сказать, кажется, что она действительно не хотела этого делать. Поскольку было очевидно, что она не хочет играть в волейбол, особых возражений не появилось.

  Что касается количества, проводилась обычная игра 6 на 6, но, похоже, что кое-кто тоже начал жаловаться на волейбольный матч.

— Я тоже не в настроении.

  Оставаясь передо мной в долгу, по-видимому, она находилась не в настроении играть.

— Хорикита-сан, ты собираешься сбежать?

  Ичиносе сказала это с насмешкой, как бы провоцируя её.

— Нет смысла гоняться друг за другом, когда дело доходит до обычной игры.

— Действительно, это просто игра. Но это ведь похоже на миниатюрную версию наших классов, разве не так? Кто из нас более амбициозен, и кто покажет более успешную командную работу? В каком-то смысле, это смоделированное соревнование между нашими классами. Или ты хочешь сказать, что не хочешь сражаться против нас? – спросила Ичиносе.

  Её предложение звучало сродни экзамену, включающего в себя анализ боевого потенциала. Если подумать об этом в таком ключе, то не было причины для отказа.

— …… Хорошо. Давайте сделаем это.

  Класс В, который в не столь отдалённом будущем станет нашим врагом. Сейчас это просто игра, но они, вероятно, также хотят выяснить способности своих противников. Хорикита приняла вызов Ичиносе.

— А теперь, чтобы сделать матч более интересным, победителю будет дана возможность выбрать любой обед бесплатно, а проигравший оплатит все расходы. Вы согласитесь на подобную ставку?

— Я принимаю это условие.

  Подав заявку в очередь на использование бассейна и ожидая пока один из них не освободится, мы начали разрабатывать собственные стратегии.

  Правила матча – 3 сета до 15 очков каждый.

  Первая команда, достигшая 2-х побед, будет объявлена победителем. Что касается прав на подачу, это решится посредством ротации, и та команда, которая заполучит предыдущее очко, снова получит право подавать.

— Это игра. Но матч – есть матч. И раз уж мы ввязались во всё это, мы ни за что не проиграем!

— Хорикита-сан, а ты на редкость загорелась.

— Ты мог подумать, что это из-за того, что мы услышали о бесплатном обеде. Но это не так. Чтобы удовлетворить аппетит такого количества людей, существует возможность потратить до 10.000 баллов. Другими словами, хоть и подразумевая приватные баллы, это по-прежнему означает, что наш разрыв с классом В сократится. В противном случае, если мы проиграем, разрыв лишь увеличится. Это как специальный экзамен, – сказала Хорикита.

  Даже если сумма проигрыша будет распределена между всеми, в среднем это обойдётся каждому в 2.000 баллов. Недешёвая авантюра.

— Хорошо, давайте выиграем, Кен, Харуки!

  Мотивация отличается от человека к человеку, но Хорикита, кажется, сместила своё мышление в правильном направлении.

— Оставь это мне, Сузуне. В одном лишь мне есть сила 100 парней. Я сокрушу всех этих амбалов[2]! – сказал Судоу.


[2] С англ. Meathead – дословно тупой качок. Так и не придумал более подходящей аналогии.


— Нет…… Амбал – это слово, которое используется, чтобы описать человека вроде тебя, понимаешь?

  Обратившись к Судоу, с которым, кажется, произошло некоторое недоразумение, я вставил свой комментарий.

— Что ты имеешь в виду? Амбал – это кто-то с золотой медалью за свои мозги, другими словами, тот, кто много учится, разве нет? – спросил Судоу.

  Похоже, что Судоу заблуждается, прямо как амбал.

— Может быть и так…… Пожалуйста забудь о том, что я сказал.

  Продолжать оказалось бы слишком хлопотно. Так или иначе, Судоу смотрел на учеников класса В и смеялся, ожидая мольбы о пощаде. Он не мог потерять уверенности в том, что ни за что не проиграет.

— Позволь проверить, окажешься ли ты полезен, Судоу-кун.

  Несмотря на то, что, когда дело доходит до учёбы, он просто мешался под ногами, в такой ситуации Судоу казался обнадёживающим союзником. Я могу понять чувства ожидающей от него многого Хорикиты. В классе D, лучшими физическими способностями обладает Судоу. Кроме него есть ещё Коенджи, но к лучшему или к худшему, не стоит его считать.

— Судоу, есть ли у тебя опыт игры в волейбол в бассейне?

— Нет. Я лишь играл в волейбол на занятиях.

— В таком случае ты изрядно самоуверен.

— Баскетбол связан со всеми видами спорта… Так сказали старшеклассники, которых я уважаю, – сказал Судоу.

  Непоколебимая вера в собственную силу. Для Хорикиты также выдалась хорошая возможность удостовериться в том, что Судоу хорош не только на словах, но и в деле.

 

— Хорошо, положитесь на меня!

  Глядя на аккуратно подброшенный мяч, Судоу высоко подпрыгнул. И вместе с этой изумительной силой прыжка, используя своё тело в качестве пружины, он ударил по мячу. После чего мяч, резкий как пуля, атаковал позиции противника.

  Ичиносе была готова к такому удару, но, в отличие от обычной игры в волейбол, её движения в воде замедлились, из-за чего она не смогла успеть вовремя. Судоу не получил никаких оваций, но сила его подачи оказалась равна, а может и вовсе превосходила силу Нагумо, которую нам недавно довелось увидеть.

— Есть!

  С лёгкостью заработав очко для своей команды, Судоу принял мужественную позу. Так вот, что значит быть как рыба в воде. Хорикита также восхищённо смотрела на движения Судоу.

— Это был потрясающий удар, а ты и вправду подловил нас.

  Подобрав в руки плавающий на воде мяч, Ичиносе передала его обратно Судоу. Таким образом она выразила ему своё восхищение.

— Хех. Ну, думаю, что девушка не сможет отбить мои атаки. Похоже, что нужно умерить свой пыл, – сказал Судоу.

— Муму. Дискриминация в отношении девушек? Я хочу, чтобы ты знал, девушки ни за что не проиграют парням!

  В ответ на такое агрессивное заявление Ичиносе усмехнулась, после чего вернулась на свою первоначальную позицию. Этот матч начинался с подачи класса В, но Судоу уже успел продемонстрировать свои достижения в прыжках и ударах, из-за чего мы повели со счётом 7:3.

— Судоу-кун хорошо играет в обороне и имеет высокую атакующую мощь, нам нужно как можно чаще избегать его зоны.

  Став более осторожным по отношению к Судоу, вытаскивающему всю нашу команду, Канзаки принял подачу Ямаучи.

— Ичиносе, передай мяч мне, я нашёл цель!

— Поняла!

  Мяч падал на поле её собственной команды, но Ичиносе любезно подняла его обратно на более благоприятную позицию.

  Тем, кто подпрыгнул в ответ на падающий мяч, оказался Шибата. Он провёл атаку и, к сожалению, нацелился на меня… Если это не случайность, значит, они определили, что самая большая брешь в нашей обороне – это я.

— Отбивай, Аянокоджи!

  Получив строгие указания Судоу, по-прежнему находясь в воде, я сделал шаг вперёд. Скорость мяча сама по себе не была большой. Должно быть несложно просто коснуться его. Я протянул свои руки. Бех! Раздался подобный унылый звук.

— Боже………

  Я действительно отбил мяч, но он блестящим образом вырвался за пределы поля.

— Ура!

  С другой стороны, наблюдая за ситуацией, Ичиносе и Шибата дали друг другу пять.

  Естественно, что Судоу напряжённо посмотрел в мою сторону.

— Какого чёрта? Ты очень плохо сыграл! – сказал Судоу.

— Извините…… Но этот пример хорошо показывает, насколько важно не забывать о самых простых методах, находясь в тяжёлой ситуации.

— Не валяй дурака, слышишь? Даже если тебе не удаётся подобрать нужный угол, всё в порядке, но, по крайней мере, подними мяч в воздух.

  Хоть Судоу и сказал об этом, я по-прежнему испытываю небольшие трудности. Ведь я впервые в жизни играю в волейбол. Пока я ещё не совсем привык к нему.

— Эй, эй, Судоу, успокойся. Я верну очко моей великолепной подачей.

  Подобрав упавший неподалёку мяч, Ике приступил к подаче.

— Ша…!

  И с похожим на «бойон» звук, мяч странным образом полетел в направлении другой стороны поля. Он полетел туда, где стояли девушки и, собственно говоря, был с лёгкостью подброшен вверх, после чего атакующая сторона в лице Ичиносе подпрыгнула.

— Эти ребята бесполезны!

  Блокируя своими руками мяч, которым нанесла удар Ичиносе, Судоу отправил его обратно в сторону класса В.

  На этот раз, тем, кто принял мяч, оказался Канзаки, после чего одна из девушек класса В послала его обратно нам. Мяч с высокой скоростью направлялся в мою сторону, но Судоу использовал свой большой рост, чтобы заблокировать его.

  Он прикрыл меня, отбив мяч прямо передо мной.

— Попробуйте отбить это…!

  Увидев Судоу, который больше не мог двигаться, Ичиносе, выкрикнув подобные слова, высоко подпрыгнула. В этот момент её грудь колыхнулась. Ике, Ямаучи и я – все наши взгляды были украдены этим зрелищем.

— Назад!

  Приземлившийся Судоу крикнул это в нашу сторону, после чего оказавшаяся поблизости Хорикита подбросила мяч вверх на более благоприятное место.

  Игра только началась, но по ней уже можно сказать, что последнее слово будет за Судоу.

  Для Судоу, обладающего невероятной силой, не было практически ни одной девушки, способной принять его удар. Канзаки и Шибата как-то держались, но Судоу обладал превосходной техникой и силой, из-за чего они оба были вынуждены играть в обороне.

  Единственная стратегия, которую класс В может сейчас применить – не позволить Судоу свободно действовать. Или вовсе не давать ему мяч. В это же время, Хорикита и Кушида обладают хорошими физическими способностями. Их умение играть в нападении и обороне также выше среднего. Довольно стабильный состав.

  С другой стороны, Ике, Ямаучи и я оказались слабым звеном нашей команды.

— Гьяя…! Извините!

  Вместо того, чтобы отбить мяч, летевший в его сторону, Ямаучи позволил классу В получить очередное очко. С каждой такой промашкой чувство разочарования Судоу росло, из-за чего он щёлкал языком. С этим ничего нельзя поделать, ведь большинство ударов предназначались именно нам троим.

— Успокойся, Судоу-кун. Ты делаешь всё возможное, но тебе не стоит беспечно передвигаться.

— Но… Если мы проиграем из-за этих бесполезных парней, всё будет напрасно. – ответил Судоу.

  Несмотря на своё недовольство, Судоу вернулся на свою позицию. Возможно Ике был раздражён этим его отношением, из-за чего, когда Судоу отвернулся, показал ему средний палец.

  Увидев это, Ямаучи также показал ему средний палец.

— Эй, Харуки. Ты подписал себе смертный приговор.

— Гьяя…!

  Но, к его сожалению, Судоу всё-таки оглянулся на Ямаучи.

  Кроме того, как бы подобрав оптимальное направление игры, вместе с возобновлением матча, мяч, исходящий от противников, вновь полетел в сторону Ямаучи.

— Н-не может этого быть!

  Не привыкший к воде и под давлением Судоу, Ямаучи не смог успеть за ним вовремя.

— Габо-Габо[1]!


[1] Звукоподражание хлюпанья под водой.


— Чтоб тебя, ребята, вы не думаете, что это жалкое зрелище, когда девушки оказываются намного полезнее вас?

  Судоу, имеющий значительный перевес в области спорта, нанёс удар, забравшийся прямо в наши сердца. Ведь никто не хочет выглядеть обузой перед девушками. Но это ничего не значит. Точно так же, как невозможно за ночь улучшить свой интеллект, сейчас в этом месте я не смогу так просто улучшить свои физические способности.

  Мяч снова летит в мою сторону. Считаясь с чувством тяжести от моего предыдущего провала, я оценил обстановку и сделал вывод о том, что пока наблюдаю за положением своих рук и вращением мяча, подбросить его вверх, теоретически, должно быть не так уж и сложно.

  Я рассчитал, что плавно нисходящий мяч упадёт в этом самом месте.

  И тогда мне удалось должным образом отбить его…

  Но я не упустил взгляд Ичиносе, наблюдаяющей с вражеской половины поля. Моментально это осознав, я сознательно решил отбить мяч довольно неуклюжим образом.

  Я позволил своей ноге поскользнуться и в итоге ушёл под воду.

— Ты ужасен, Аянокоджи.

  Я встал из-под воды, после чего Ике, который находился сзади меня, посмеялся надо мной.

— Даже если это и ужасно, пока ты подбрасываешь его вверх, всё в порядке. Ты справился!

  Стоя рядом со мной на случай, если я подброшу его вверх, Судоу совершил несколько прыжков, которые я не смог хорошо увидеть. Затем последовала яростная атака.

  На протяжении всего матча, Судоу практически в одиночку двигался по всей водной площадке. Несмотря на то, что он должен был порядком истощится, он снова с невероятной силой повторил свою специальную атаку. Он ошеломил даже класс В, который превосходил нас с точки зрения способности к командной работе.

  Таким образом, наблюдая за Судоу, я решил немного позабавиться игрой в волейбол.

— Нябу… Мы проиграли. С треском.

  Выйдя из бассейна, ко мне подошла Ичиносе, после чего с расстроенным видом произнесла эти слова.

  Определённо, это была просто игра, но здесь явно заиграли чувства нежелания проигрывать другой стороне. В конечном итоге класс D одержал победу, выиграв 2 сета подряд.

— Всё-таки, мы практически полностью полагались на Судоу-куна.

  Находясь рядом с Хорикитой, которая искренне похвалила его, Судоу выглядел самодовольным. Он наверняка рад получить похвалу от девушки, которую любит. Сказалось и то, что Хорикита обычно не хвалит других людей.

— В конце концов, ты член баскетбольного клуба. В нашем классе есть несколько парней, кто также состоят в нём, но я всё равно слышала о тебе, Судоу-кун, что ты лучший из учеников первого курса. – сказала Ичиносе.

— Естественно.

  Похоже, что он также известен среди других классов, и это всяко важнее, чем что-либо ещё. В этом волейбольном матче, независимо от его чувств, я сомневаюсь, что он стремился лишь к той самой награде. Это означает, что физические способности Судоу, которые изначально находились на высоком уровне, не проиграют тем парням из старших классов. Он усердно тренировался, из-за чего и добился таких результатов. Если физические способности станут частью экзамена, Судоу станет ценным оружием.

  С другой стороны, глядя на это с точки зрения Ичиносе, он становится страшной угрозой, на которую они должны обратить своё внимание.

— Если бы вы, ребята, не мешались под ногами, я бы одержал ещё более основательную победу. – сказал Судоу.

— Проклятье, этот Судоу становится самоуверенным только потому, что занимается спортом.

  Ямаучи, рухнувший около бассейна, с разочарованным выражением лица посмотрел на Судоу. Это было потому, что после матча он получил удар от Судоу, из-за чего провёл некоторое время в отключке.

  В конце концов, обвиняя нас троих в том, что мы лишь мешались под ногами, Судоу было и вправду тяжело привести нашу команду к победе.

— Что ж, пока мы выигрываем, всё в порядке. Ведь это означает, что мы сможем съесть на обед всё, что захотим.

  Тем самым я направил гнев Судоу в сторону еды. Пусть он съест больше, чем остальные. В конце концов, Ичиносе и остальные нас угощают.

— Нас всё устраивает, этому можно и порадоваться, ведь мы остались без гроша в кармане.

  Это было нагло по отношению к Судоу, ведь он несомненно внёс большой вклад в этот матч.

— Таким образом, нам ничего не остаётся, кроме как выполнить обещание. Пойдём пообедаем?

  В это время мы как раз ощутили чувство голода. Ичиносе и Судоу вместе с остальными направились в магазин. Мы с Хорикитой не торопились следовать за ними.

— Эй, Аянокоджи-кун. Ты ведь не так плох в спорте, верно? Даже если ты являешься новичком в волейболе, твои движения были немного неестественными, – сказала она.

  Некоторое время назад Хорикита видела, как я вышел на раунд с её братом (хотя он столько и не продлился) и вспомнила это столкновение.

— Странная оценка Ичиносе на мой счёт оказалась весьма весомой. Говорю просто на всякий случай.

— Так ты не собираешься раскрывать свои карты. Прямо сейчас, другие классы должны делать всё возможное, пытаясь проанализировать силу класса D.

  Будто убеждённая в этом, она кивнула. Вскоре, после того, как мы прибыли в магазин, Ичиносе обернулась, чтобы посмотреть на остальных.

— Как и было обещано, что бы и сколько бы вы ни хотели, можете есть всё, что душе угодно, – сказала она.

— Хорошо! Тогда мы не будем сдерживаться!

  3 идиота в интересах собственного аппетита быстрее, чем кто-либо ринулись в магазин. Ичиносе с улыбкой посмотрела на это зрелище.

— Может ли быть, что ты собираешься взять расходы на себя?

— Да. Ведь я была той, кто предложила подобную идею.

  Может быть это и правда, но вряд ли кто-либо ещё взял бы на себя такую ношу.

— Я беру за правило экономить, поэтому с этим вопросом всё в порядке.

  Выслушав спокойное заявление Ичиносе, к ней странным образом обратилась Кушида.

— Но Ичиносе-сан, разве не ты потратила много очков на свой купальник? Я понимаю, что не могу сравнивать себя с классом В, но мне едва ли удавалось сводить концы с концами.

— Хмм. Я не зациклена на таких вещах, или же можете сказать, что я не покупаю ненужных вещей. Пока продолжаю это делать, нет никаких проблем. Ахаха, хотя из уст девушки это может показаться сомнительным заявлением.

— Ничего подобного. Я считаю, что умение не покупать ненужные вещи – это очень замечательное качество.

  Это может оказаться моим предвзятым мнением, но, в любом случае, девушки заботятся о том, чтобы быть модными. Кушида такая же. Хорикита по-прежнему казалась равнодушной, но даже она обращает внимание на свои волосы и одежду.

— Потому что я не знаю, когда и где мне по-настоящему понадобятся мои очки, – заявила Ичиносе.

  Это значит, что тратить их здесь, вместо того чтобы купить себе одежду имеет для неё большее значение.

— Тогда я также не буду ограничиваться, делая свой выбор.

  Хорикита всегда ела немного, но раз класс В угощает, она стала в этом агрессивной.

— Ахаха. Ага, всё в порядке. Но будет плохо, если останутся объедки, так что, пожалуйста, прекрати это, – сказала Ичиносе.

  Я не разделяю мнения Хорикиты, но меня очень заинтересовала нездоровая пища. В таком случае я тоже что-нибудь выберу.

 

  За час до закрытия плавательного комплекса Ичиносе предложила покинуть его прежде, чем выход станет переполненным, с чем все согласились. Пока остальные переодевались, я тайно пробрался к бассейну, ожидая одного человека.

— Ах, я устала……

  Вскоре, похлопав меня по спине, появилась Каруизава.

— Хорошая работа, как всё прошло?

— Всё, как ты и сказал. Я чувствую к этому отвращение.

— Не говори так. Можно сказать, что горячая кровь юности просто полетела с катушек.

  Каруизава, стоявшая рядом со мной, издала звук, похожий на тот, что образуется при рвоте, а затем взглянула на своё окружение.

— Так как прошёл день? Ведь ты давно не ходила в бассейн.

— На самом деле, ничего особенного. Я ничего не чувствую, но……

  Она снова, ещё более беспокойно осмотрелась вокруг.

— Несмотря на то, что это ложь, я всё ещё встречаюсь с Хиратой-куном. Если меня увидят наедине с тобой, могут пойти странные слухи.

— И в самом деле? Если бы я был так же привлекателен, как Хирата, то может быть так оно бы и произошло, но, к сожалению, мой эффект присутствия довольно мрачен. Мы скорее похожи на одну из групп, которые пришли поиграть в бассейне.

  Это не та ситуация, в которой пребывание парня и девушки вместе означает нечто подозрительное. Всё оказалось бы иначе, если бы это был вечер на скамейке, которую никто не посещал. Так как комплекс переполнен людьми, здесь очень легко смешаться с толпой. Кстати говоря, Хирата, выполняющий роль её бойфренда, в бассейн не пошёл. Наверное, занят клубной деятельностью. Я не знаю о деятельности футбольного клуба, но из того, что слышал, он один из самых активных его членов.

— Сегодня нам разрешили носить рашгарды, ты, наверное, заметила несколько таких людей, верно?

— Ну да. Но ты ведь потратил на это деньги. Разве они не дорогие?

— Всё-таки это необходимые расходы.

  Каруизава протянула свою руку, после чего я небрежно пожал её. Я почувствовал некую жёсткую текстуру на своей ладони. Это суровое испытание длилось не более одной секунды.

— Что ты намереваешься делать?

— Что ты имеешь в виду?

— Зачем тебе отличаться от остальных, ведь мог бы просто насладиться своей счастливой юностью, если бы пустил всё на самотёк, разве нет?

  Понятно. Так мы коснулись темы того, что я держал в своей руке.

— Во-первых, я должен убедиться, что наш класс не находится в неблагоприятном положении. Несмотря на то, что это мелочь, подобная ситуация может привести к общему недоверию. Вот чего я хочу избежать.

  Именно поэтому я и позвал её сюда. Позволить ей насладиться бассейном было также одной из моих целей.

— Ты пригласила сюда кого-нибудь ещё?

— Осталась только я. Были ещё двое, но я заставила их разойтись, чтобы повеселиться.

— Хорошее решение.

  Я начал идти вдоль бассейна. Она в свою очередь поспешила за мной.

— В таком случае ты стремишься к классу А?

— А тебя он не интересует?

— Хмм, я не знаю. Здорово иметь большое количество очков, и я была бы рада найти работу, но…

  Держа руки в карманах, она пнула воздух.

— Я не очень заинтересована в борьбе с этими ребятами из класса С.

  Если она снова столкнётся с ними, то обязательно вспомнит тот инцидент, что сделает её неспособной показать свой истинный потенциал, по крайней мере пока её проклятие не спадёт.

— Я хочу поговорить с тобой кое о чём.

— Что такое?

— Не знаю, что повлечёт за собой следующий экзамен, но я готовлюсь к реализации некоторого плана.

— Плана?

  Сливаясь с окружением во время нашей прогулки, я сделал особый акцент на следующие слова. Ведь я не говорил об этом даже Хориките.

— Чтобы исключить кого-нибудь.

— …… Что?

  Возможно, из-за того, что не совсем поняла, что я сказал, она на секунду замерла. Осознав о том, что я не остановился, она поспешила за мной.

— П-подожди, что ты имеешь под этим в виду?

— Именно то, что я сказал. Я собираюсь принудительно исключить одного из первогодок. Идеальными кандидатами являются те три девушки, которые знают о твоём прошлом. Если это не сработает, придётся исключить кого-нибудь другого. Если и это окажется невозможным, тогда…

— Т-тогда?

— Тогда исключу некоторых бесполезных людей из класса D.

— Ты хотя бы понимаешь, что говоришь? Вообще-то, не так уж и просто кого-нибудь исключить.

— Так ли это на самом деле? Полагаю, что не совсем. Сейчас у меня как раз таки есть такая возможность.

  Я сжал свой кулак, заставляя её обратить на это внимание.

— Хочешь сказать, что это было для…?

— В зависимости от ситуации, я мог бы с лёгкостью добиться исключения. Разве не так?

— Н-но, подожди. Как всё до этого дошло? Разве раньше ты не прилагал усилия, чтобы спасти его?

  Я действительно спас его от исключения. Но это было в прошлом, когда мне не нужно было стремиться к классу А. Хоть это может оказаться и временно, но я собираюсь добраться до этого класса. Это означает, что нам не обойтись без исключения бесполезных личностей. Прямо как однажды мне сказала Хорикита.

— Даже после спасения Судоу, ты собираешься исключить его?

— Нет, не Судоу. Человек с подобной физической силой имеет важное значение для класса.

  В других классах не так много студентов, которые имеют физические способности, сравнимые с ним. Если забыть о Коенджи, Судоу с его высоким потенциалом очень важен для класса.

— Что будет с нашими классными очками, если кого-то исключат…?

— Что ж, разумеется, лучшим вариантом было бы исключить кого-то из других классов.

  Хоть и сказал это, если кто-то из нашего класса окажется исключён, остальные приложат все усилия, чтобы не повторить ту же участь. Ситуация не примет плохой оборот даже в таком случае.

— Знаешь, ты ужасен.

— Ты уже должна была об этом знать, разве нет?

— … Ну да.

  Ведь не так давно я ей угрожал, а мои действия приблизились даже к насилию. Не думаю, что у неё сложилось хорошее обо мне впечатление.

— Что насчёт обсуждения с Хиратой?

— Я не собираюсь этого делать. Ведь Хирата не тот, кому сейчас я могу полностью доверять.

— А?

— Ты знаешь о его прошлом?

— А, ага. Он рассказал об этом, когда я заговорила о своём прошлом. Его друг покончил жизнь самоубийством, верно?

  И в самом деле. Он рассказал мне эту историю, как бы сожалея или раскаиваясь. Вероятно, это была правда.

— В таком случае, разве не самоубийство его друга привело к тому, что он стал дефективным учеником и попал в класс D?

— А……?

— В противном случае нет причины, по которой такая умная и популярная личность вроде него попала в наш класс.

  Всё было бы понятно, если бы в его прошлом оказалось много пропусков и низких оценок, как у Каруизавы, но я не слышал о нём ничего подобного. Улик, указывающих на это, также нет. Именно поэтому я не могу доверять ему на данном этапе.

— Так вот почему вчера ты спрашивал о моём прошлом…

— Для оценки ситуации Хираты. Всё-таки травма в прошлом не равна месту в классе D.

  После подтверждения этой информации у Каруизавы, я убедился, что она является надёжным человеком. Проблема в Хирате. Иметь с ним дело будет очень тяжело. Я и понятия не имею, говорит он правду или лжёт, из-за чего должен разобраться в нём без лишнего шума.

— А ты и вправду извлекаешь из меня ответы, даже когда ничего не говоришь.

— Хмм?

— Ты тоже ненормальный. Должно быть, с тобой также что-то случилось, вот что я об этом думаю.

— Не совсем.

— Это ложь.

  Совсем ничего. Со мной не приключилось никаких издевательств, как в случае Каруизавы, как и не было попыток самоубийства, как в случае с лучшим другом Хираты.

— Я узнала об этом, глядя тебе в глаза. Ты можешь без колебаний убить человека, вот что я от тебя чувствую.

— Как жестоко. Ничего такого драматичного не происходило в моём прошлом.

  Со мной действительно ничего не произошло. Это такая мелочь, что я даже не могу ничего об этом сказать. Просто «безупречно белое» существование. Её глаза пристально наблюдали за мной. Она наверняка очень заинтересована в продолжении. Нет никаких сомнений в том, что это повлияет на дальнейшие события.

— Однако… Что ты собираешься с этим делать?

  Как бы отвечая на её чувства, стоящие за этим вопросом, я ещё сильнее сжал кулак. Пластик издал визг, после чего был согнут и покромсан.

— Ч-что?

  Я подошёл к неподалёку расположенному мусорному баку и выбросил пластиковые кусочки.

— Я не исключу никого из класса D. Мне нужно вернуться в свою группу. Спасибо за сегодня.

— В таком случае всё в порядке, наверное…

— Тогда давай вернёмся.

  Приближалось время закрытия, из-за чего студенты выходили из раздевалок. Я задаюсь вопросом, к какой группе принадлежали люди, которые собирались уйти. К группе, возвращающейся в общежития до времени закрытия бассейна, вроде Ичиносе, к группе, которая покидает комплекс с завершением отведённого времени или к группе, которая уходит прямо перед его закрытием. Интересно, какая из них самая быстрая.

  С другой стороны бассейна мы наблюдали за тем, как ученики покидают комплекс. Через некоторое время кроме спасателей бассейна никого не осталось.

— Ещё не уходишь?

— Ты уже знаешь ответ, так зачем спрашивать? Всё-таки есть некоторые обстоятельства, с которыми мне нужно считаться при переодевании.

  Она сказала немного расстроенным тоном, после чего похлопала куртку по той части, которая скрывала её шрам. Она не могла никому это показывать. Именно поэтому и не могла пользоваться переполненной раздевалкой. С учётом вышесказанного, она не могла пойти домой без переодевания. Таким образом, быть последней оказалось единственным решением.

— Ты ведь можешь плавать в этом спортивном купальнике, верно?

  Теперь нет необходимости беспокоиться о том, что её шрам привлечёт внимание.

— Он выглядит так убого, нет, это невозможно, ни за что! Я уже возненавидела его из-за того, что мы должны носить его во время занятий. И почему я ношу его в своё свободное время, вот отстой.

  Похоже, у девушек есть свои трудности, с которыми нужно считаться. Ведь для Каруизавы, которая боялась упасть в кастовой системе класса, был необходим более открытый купальник.

— Тебе нравится плавать?

— Ха? Ну, не то чтобы ненавидела.

  В таком случае, она по крайней мере умеет плавать.

— Как насчёт того, чтобы поплавать? Здесь нет никого, кроме спасателей, но и они заняты уборкой.

  Она, вероятно, знает об их перегруженности, поэтому не будет сразу же порицать моё предложение.

— Я в порядке…

— Да ладно тебе.

— Как и сказала… Я в полном порядке!

— Ты будешь хорошо смотреться в этом своём купальнике.

— Проблема не в этом, почему я вообще должна показывать тебе свой купальник…?

  Похоже, в этом и есть её проблема. В таком случае, должен ли я использовать более принудительный метод, чтобы позволить ей поплавать?

— Это приказ.

  После этих слов она резко посмотрела на меня.

— Ты и вправду худший, я тебя ненавижу!

— Ты решаешь подчиняться или нет, каким же будет твой ответ?

— …… Ладно.

  Она неохотно последовала моему приказу, из-за чего недовольно надула губы. После чего сняла свою верхнюю одежду и положила её на стул. Я посмотрел на её внешний вид в купальнике. Не собираясь поворачиваться, она стояла ко мне спиной.

— Возможно, мне придётся носить этот купальник до конца моей жизни…

  Она не могла использовать другие виды, даже если и любила их. Её шрам обязательно привлечёт внимание остальных, из-за чего она боялась, что её об этом спросят. Я приблизился к ней и с силой схватил её руку.

— П-по, подожди!?

  Затем я притянул её к бассейну и толкнул в воду. Всплеск! В этот момент из воды последовали брызги. Спасатель услышал всплеск и подошёл к нам с громкоговорителем в руках.

— Мы закрываемся! Пожалуйста, немедленно покиньте комплекс!

— Пухаа! Что ты делаешь?

  Когда всплыло сердитое лицо девушки, я протянул ей свою руку.

— Тебе было весело?

— Думаешь, что быть брошенным в воду это весело?

  Она без колебаний схватилась за мою руку. После чего потянула меня к себе, другими словами – в воду. Я не сопротивлялся и просто позволил ей потянуть меня вниз. Несмотря на это, я убедился, что не врежусь в неё при падении. Ещё большего всплеска оказалось достаточно, чтобы разозлить спасателей. Наблюдая за несущимися к нам спасателями, Каруизава засмеялась. Затем она заметила, как я всплываю на поверхность, после чего толкнула меня вниз, снова погрузив под воду. Я считаю, что это было очень по-детски даже для меня, но всего на мгновение увидев её улыбающееся лицо, я подумал, что это того стоило.

 

  Закончив с раундом купания в бассейне, возможно, я слишком утомился, из-за чего почувствовал невероятную жажду. Другие люди из нашей группы, должно быть, почувствовали то же самое, о чём на обратном пути из освещённого сумраком бассейна, сдержанно сказала одна из подруг Ичиносе.

— Эй, Хонами-чан, я думаю, что хочу немного мороженого, как насчёт этого?

— Верно… Думаю, что и мне хочется немного.

  Несмотря на то, что я бы сказал, что мы только освежились, на улице по-прежнему стояла неимоверная жара.

— Если вы не против, почему бы нам не задержаться, прежде чем вернуться домой?

  Она сказала это, увидев поблизости магазин. Возможно, у всех была та же идея, что и у неё, из-за чего возражений не поступило. Все вместе войдя в магазин, члены группы быстро бросились в отдел мороженого. Казалось бы, Хорикита вошла, чтобы выбрать что-нибудь попить, но всё-таки точно также, как и её окружение, она захотела мороженого.

— Я возьму это! Ультра Чоко Монака!

  Ике протянул руку и схватил мороженое, которые было в 3 раза больше стандартного размера. Цена на него оказалась почти в 4 раза больше стандартной. Я подумал, что это будет слишком затратно, но если человек, о котором идёт речь, этим удовлетворён, то всё в порядке.

  Судоу и Ямаучи выбрали какигори[1], в то время как Ичиносе предпочла фруктовый лёд. И даже в таком месте мне показалось интересным понаблюдать за каждой из их личных характерных особенностей. Из-за моей спины, Сакура нерешительно посмотрела на меня.


[1] Какигори - мелко колотый лед или ледяная стружка, которую поливают ароматным сиропом или сгущенным молоком и украшают свежими фруктами.


— Что ты будешь делать?

— Умм, к-как мне быть?

  Она в панике размахивала руками. Было естественным, что она не могла ответить. Потому что Сакура с интересом стояла на цыпочках на небольшом расстоянии, чтобы заглянуть в холодильник и увидеть его содержимое. Независимо от того, могла ли она увидеть что-либо с моей точки обзора, спины Ике и остальных на некотором расстоянии от холодильника никак не позволяли заглянуть внутрь.

— Пойдём.

— Х-хорошо.

  Столкнувшись с некоторыми трудностями, покупая мороженое, она последовала за мной, после чего мы вместе выбирали себе мороженое. Кажется, что Сакура смутилась, из-за чего её руки дрожали.

— Интересно, что же мне делать……

— Тебе не нравится мороженое? – спросил я.

— Нет, они все мне нравятся. Вероятно, я бы съела по каждому, – сказала она, указывая на правую половину холодильника.

  Вместе с этим Хорикита, которая также осталась позади, выбрала себе мороженое и пошла к кассе.

— Поспешите… Иначе мы уйдём без вас.

  Закончив с оплатой, Ике сказал это в шутку. Возможно, Сакура восприняла его слова всерьёз, из-за чего беспокойство проявилось даже в её действиях.

— Умм, эмммм…… Прости…… В такие моменты мне нужно время, чтобы выбрать……

— Не нужно паниковать. Он просто пошутил. Я тоже ещё не решил.

— Аянокоджи-кун, тогда что возьмёшь ты?

— Я?

  На мгновение отвлекшись от Сакуры, я взглянул на содержимое холодильника. Честно говоря, если я и мог что-нибудь увидеть, так это то, что большинство из них выглядело идентичными.

— Думаю, что возьму это.

  С этими словами я взял в руки мягкое мороженое. То, которое с молоком, скрученное спиралью в стаканчике. В похожей упаковке было такое же мороженое, смешанное с шоколадом, но я решил оставить его на следующий раз.

— Т-так, тогда я тоже возьму его. Потому что оно вкусное, – сказала Сакура.

  Я почувствовал, что заставил её сделать этот выбор, но если Сакура им удовлетворена, то, полагаю, что всё в порядке. Завершив покупку и выйдя на улицу, мы вместе собрались на открытом пространстве перед магазином и стали есть мороженое. Открыв стаканчик, я отправил мягкое мороженое в рот, из-за чего почувствовал, как мягкое молоко тает и распространяется внутри меня.

— Это… Вкусно…

  Вместе с тем, как волна холода прошлась по моему телу, я ощутил сладость во рту. Можно с лёгкостью стать от этого зависимым. Но честно говоря, это революционно. Никогда бы и не подумал, что мороженое такое вкусное.

  Хотя, похоже, что, если съесть его слишком много, это плохо скажется на твоём теле……

— Ты такой довольный, как будто оно и вправду настолько вкусное… Как будто бы ты ешь его впервые в своей жизни.

— Я уверен, что любому оно покажется вкусным. Особенно если оказаться на такой неимоверной жаре.

  На самом деле, это окажется очевидным, если посмотреть на фигуру, мирно поедающую мороженое.

— Пожалуй… Просто ты ешь его так, как будто оно неимоверно вкусное, понимаешь. Это первый раз, когда я вижу подобное выражение лица.

— Это потому что он как кукла. Никогда не меняет выражения своего лица.

  Я получил эти возгласы от тех, кто не в меньшей степени являются куклами. Я действительно не могу согласиться с подобным заявлением. Но несмотря на это, кажется, что их мнения совпали, после чего Ичиносе и Хорикита радостно друг с другом разговаривали. Их тема перешла от меня к предстоящему второму семестру.

— Эй, Ичиносе, разговаривать друг с другом это хорошо и всё такое, но твоё мороженое в ужасной форме.

— Вава, и вправду!

  Было лишь вопросом времени, когда её фруктовый лёд растает на этой жаре. В панике Ичиносе быстро облизала капающую жидкость и вставила палку мороженого в свой рот.

— Хахихарушихерекурехе.

  Возможно, этим бормотанием она выражает свою благодарность? Тем не менее, она сказала нечто подобное. Мороженое казалось вкусным даже когда лёд капал на асфальт и оставлял на нём пятна.

 

— Это был хороший день, сегодня мы отлично повеселились. Верно?

— Ага. Было весело иметь возможность поговорить с Хорикитой-сан и Сакурой-сан. Давайте как-нибудь ещё раз вместе поиграем.

  Похоже, что девушки класса В с удовольствием провели последний день летних каникул и за это поблагодарили нас. Кажется, Сакура тоже немного открылась, так как показала небольшую улыбку.

  С другой стороны, Ике, Ямаучи и Судоу казались беспокойными, так как после прощаний быстро направились в лифт.

— Аянокоджи, мы придём в твою комнату позже.

  Оставив после себя эти ненужные слова, они ушли.

— Интересно, что случилось? Всё-таки о них у меня сложилось впечатление как о более весёлых парнях.

— Сегодня они казались особенно странными. Похоже кое-кто знает, в чём дело.

  Они вскользь посмотрели на меня, но я настоял на том, чтобы не давать комментарии. На это у меня есть разные причины.

— Тогда увидимся в школе, Аянокоджи-кун.

— В таком случае увидимся завтра……

  Расставшись с Кушидой и Сакурой, в холле остались только мы с Хорикитой. Я подумал, что она осталась только для того, чтобы избежать Кушиды, но даже когда прибыл другой лифт, она не показала намерения идти.

— Ты не собираешься возвращаться?

— Что насчёт тебя? Если не против, почему бы нам немного не пройтись?

— Хорошо.

Снова покинув вестибюль, мы с Хорикитой шли вдоль дороги с деревьями, глядя на небо, окрашенное цветом заката.

— Сегодня мне было весело. Иногда не так уж и плохо отдыхать подобным образом, – сказала Хорикита.

  Прозвучало самое неожиданное заявление. К тому же, она сама признала это. Но вместе с тем, как её волосы, которые всё еще полностью не высохли, развевались на ветру, Хорикита медленно продолжила.

— С завтрашнего дня начинается второй семестр. Разумеется, нас ждёт ещё более тяжёлая битва, чем в первом семестре.

— Полагаю, что так.

  Как правило, недавно поступившим ученикам школы должны были давать легкие для понимания, простые тесты. Тем не менее, мы прошли через испытание на необитаемом острове и под принуждением обманывали друг друга на круизном лайнере. Здесь продолжали повторяться тесты, выходящие за рамки обычных школ. Но нет никакого способа узнать, сколько трудностей ждёт нас впереди.

— Я много думала в течение летних каникул. О том, что я сделала, и о том, что могла сделать.

— И что ты можешь об этом сказать? – спросил я.

— Это секрет…… Даже если скажу тебе, ты только посмеёшься надо мной.

  Возможно было что-то, что по её мнению является позорным, но она ответила, как бы уклоняясь от вопроса.